Саманта не привыкла к тому, чтобы ее кто-то трогал и уж тем более хватал за руки. Данный жест был совершенно бесцеремонным, но не нес в себе какой-то злобы или попытки причинить боль...
Добро пожаловать на TW: Bloody Dawn! Наша игра является авторским продолжением сериала, таймлайн: август 2018г, после 6 сезона. Располагайтесь поудобнее, мы тут на долго)
♰ сюжет ♰ f.a.q. ♰ роли ♰ внешности
♰ правила ♰ бестиарий ♰ акции ♰

TW: Bloody Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » ЗАВЕРШЕННЫЕ » Let's end it all


Let's end it all

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Бикон Хиллс, школьное поле для лакросса, 13//07//18


http://funkyimg.com/i/2Erer.gif http://s5.uploads.ru/t/XQnUi.gif http://funkyimg.com/i/2Eres.gif http://funkyimg.com/i/2ErgL.gif

Участники:
Стайлз, Малия, Лиам, Ребекка

Сюжет:
Раз гора не идет к Магамеду, то Магамед идёт к горе. Скотт и Стайлз выясняют местоположение Лиама и решают сами заявиться к нему без предупреждения.

Примерное время и погода:
~17 вечера, +21

+3

2

Времени было чертовски мало и Стайлзу его сейчас катастрофически не хватало. Если Скотт и мог остаться в Бикон Хиллс подольше, то Стилински должен был быть в Мехико уже в понедельник. И если новых врагов в родном городе не намечалось, проблему доставлял лишь один несносный юнец - Лиам, который вёл себя максимально странно с того самого момента, как Стайлз позвонил ему ещё будучи в Вашингтоне. Стайлз помнил, как тяжело бета переживал разрыв с Хейден, но с той поры прошел практически год, неужели всё стало только хуже? Да даже тогда, только расставшись с ней, Лиам никогда не увиливал от встречи и всегда рвался на помощь друзьям. Так что же было на этот раз? Что пытается скрыть Данбар от Стайлза и Скотта? Стилински размышлял об этом всю дорогу, пока ехал от своего дома к Малии, которой он позвонил сразу после того, как аппарат абонента МакКолла был вне зоне доступа. Стайлз не хотел ехать один, Кору было брать с собой опасно, именно поэтому он и выбрал девушку койота. Барабаня пальцами по рулю, он не отрывал взгляда от оберега, висевшего на зеркале в салоне, некогда сделанного Лидией ему на счастье. Стайлз даже не подозревал, из какого цветка тот был сделан, но запах доставлял ему удовольствие и помогал успокоить нервы, да собраться с мыслями. Завидев Малию, выходящую из дома, Стайлз поспешил ей открыть дверь изнутри, затем облокотившись рукой о руль, поздоровался со старой подругой и одарил её беспокойной улыбкой.

- Я так понимаю звонить ему нет смысла? - по-странному спокойно задал риторический вопрос Стайлз, показывая всем своим видом, что у него есть запасной план. Сегодня он выглядел менее уставшим, поговорив с отцом ему удалось как следует по спать в своей комнате, в которой ни одну вещь отец не тронул и не сдвинул с места, после его уезда. И это было очень приятно. - В общем, у меня есть план. - не выдерживает Стилински, прерывая секундную паузу и достает из кармана джинс свой телефон, начиная нервно в нём копаться. - Я увидел это у нашего агента, которого отправили с нами в Мексику. Тот ещё тип, но дело своё знает. В общем смотри, - он двигается ближе к середине, чтобы и Малия могла разглядеть экран телефона, хотя Стайлз и подозревал, что она вряд ли что-то поймёт из всего этого. - Вводим сюда номер человека, его данные и.... вуаля. Его место положение! - самодовольная улыбка с его лица исчезает, когда он читает место нахождения парнишки. - Школьное поле для лакросса? Разве Лиам не должен был закончить школу в этом году? - он удивленно щурит свои глаза, чуть приоткрывая рот и подбирая слова, но так и не найдя подходящих, берется завести джип и трогается с места, отдавая мобильник Малии. - Он занимается до сих пор? Или это ваша какая-то новая фишка оборотней о которой я не в курсе? Вы же общались после нашего уезда? - нотка негодования проскальзывает в его голосе. Да, когда-то они там учились контролю гнева, но разве Лиам уже не прошёл это?

Стайлз пытался успокаивать себя тем, что, во-первых, он не один, а значит всё должно пройти более чем отлично, а во-вторых, он может мучить себя многочисленными вопросами сколько угодно, но всё равно не узнает происходящего, пока они не доберутся до места. Так почему бы не провести время более приятно? - Как Питер? - немного тише обычного выпаливает Стайлз, переводя взгляд с дороги на Тейт. Конечно, он представлял, примерно, как она там и что чувствовала, когда они со Скоттом уехали из города, ведь всё это он уже видел на лице своего отца, который никогда не умел скрывать свои эмоции и мысли. - Отец сильно исхудал. - продолжил Стайлз со вздохом, а в голосе явно чувствовалась обеспокоенность. - Похоже он стал больше пить, опять. А округ хочет отправить его на пенсию, поставив шерифом Пэрриша. Представляешь, нашего Пэрриша! И теперь похоже у отца будет ещё меньше повода оставаться трезвым. Я уехал, работы лишают.. - он не отрывает взгляда от дороги, чтобы не дай бог не посмотреть на Малию и не расплакаться, всё же это не тот человек, перед которым он мог позволить себе подобное. Ком и так успел подкатить к его горлу, не давая и шанса на новые слова. Но всё меняется буквально через минуту, когда джип медленно начинает останавливаться. - Такое чувство, будто он ломается только в этом городе! - возмущается Стайлз и выходит из машины, дабы посмотреть, что там опять произошло под капотом. Ещё чуть-чуть и он начнёт верить в правдивость своих слов, ведь в Вашингтоне он ломался куда реже, чем здесь. Только дело тут было совсем не в мистике, а в том факте, что там Стайлз мало на нём передвигался. Но кого это волнует, не правда ли?

+4

3

https://pp.userapi.com/c626630/v626630987/4749b/mMKYmedzKUI.jpg http://i20.beon.ru/38/9/2700938/696/avatars/35.gif https://teinon.net/ficbook/uploads/avatars/avatar_Alice%20Forest_1495710616.png

Бывает так, что в какой-то момент ты просто останавливаешься и оглядываешься назад. Просто иногда такая остановка необходима, как свежий глоток воздуха, после душного помещения. Все, что было буквально недавно теряет свое прежнее значение и просто смотришь на ситуацию совершенно под другим углом и это понятно. Девушка привыкла к тому, что теперь рядом с ней те, кто ей дорог и кого она может с уверенностью назвать семьей, которой толком никогда у нее не было. Вернее она думала, что была частью семьи, и собиралась всю свою жизнь посвятить тому, чтобы быть койотом. Такая жизнь была для нее просто идеальной. Лишь раз в год ей приходилось сталкиваться с человеческой болью, которая пронзала. Говорят, что время лечит. В ее случае – это немного не верная формулировка. К сожалению, каждый год, она чувствовала всю ту же вину, что и предыдущий.
Семья стала чем-то другим. То есть девушка всегда думала, что все совершенно иначе, но в итоге ее семья оказалась приемной, она не виновата в смерти матери и сестры, точнее виновата, но инициатором был совершенно другой человек.  Правда, ее и человеком-то прозвать очень сложно, но, тем не менее, она была ее биологической матерью, которая была буквально готова на все, чтобы только получить силу, которую случайно передала ей. Малия не желала его, но не согласна с тем, что должна при этом погибнуть.
Горем пополам, Тейт все же начала осознавать реальность, которая первое время буквально сводило ее с ума. У людей столько глупых правил, что иногда хотелось кричать караул. Нет, серьезно, разве такое возможно?  То это, то то. В общем, она как-то освоилась, но все равно частенько бывали такие моменты, когда ей приходилось лишь удивленно пожимать плечами и надеяться на то, что все делает правильно.
Говоря о семье. Девушка узнала, что является дочкой Питера. Откуда и как? Все было как-то смутно и она ни в коем случае не хотела его признавать. Ей совершенно не хотелось быть такой, как он. Это ее пугало и мысль, что со временем она станет такой же, сводило ее с ума. Поэтому она, узнав правду, старается избегать с ним встречи, но после нападения всадников, все же ей пришлось связаться с этим человеком.
Девушка  вернулась обратно домой после путешествия во Францию. Она буквально мечтала об этой поездке и все время ее откладывала, пока однажды все же сорвалась все забросив. Вернее в этом время все успокоилось, и не было необходимости кому-то помогать. Малия увидела новый мир, и она просто не могла не восхититься этим потрясающим городом. Но когда она все же столкнулась с тем, что там очень грязно и местами невероятно ужасно, то есть все отличалось от того, что ей предлагали в путеводителе.
Благо она была уже частично готова к тому, что ее тут ожидало. То есть девушка изучила немного французский, а еще ходила все время с огромной картой, потому что смартфон хоть и был удобным, но искать вай фай надоедало – это уж точно.
Приехав сюда, Тейт услышала самую ужасную новость, которая ее действительно сбило с толку. Пусть они с Лидией изначально и не были друзьями, а лишь по воле случая оказались в одной стае, но со временем все же между ними пробежала искра. То есть нашлись темы для разговора, которых изначально не было. А так же они выполняли вместе дело. То есть все налаживалось и то, что рыжая погибнет – был настоящим шоком. Малия не верила. Она просто не поверила в это и первым же рейсом помчалась домой. Ничего не оставалось, кроме как сорваться.
И что дома? Она не могла никого толком найти. Все как-то запуталось и словно остыло. Тейт требовала лишь информацию, которая доставлялось до нее очень пассивно. Пойти к Стайлзу и спросить у него? Вообще, как вариант, но вот только она почему-то убеждала себя в обратном, пока не прозвенел от него звонок.

Сегодня вечером у нее встреча с Стилински, который потерял девушку, даже не так, она была для него самой настоящей любовью и это не просто осознать, на самом-то деле. Потеря любимого человека всегда тяжело. Спросите ту же Малию, которая потеряла родных. Пусть не по крови, но уже давно доказано, что родня – это те, кто с тобой и заботятся о тебе.
Что и следовало ожидать от парня, который знает свое дело. Стайлз быстро нашел способ найти Лиама. После последней битвы, она с ним лучше начала общаться, даже не так, просто это начало чаще происходить, чем обычно. Быть может, все это было основано на том, что Малия какое-то время была девушкой альфы.
- Я, если ты не знал, была во Франции и некоторые новости прошли мимо меня. Я не понимаю, почему Скотт ничего не сообщает.
Недовольный голос койота прозвучал уже в машине, куда она удобно устроилась после того, как ей открыли дверь. прямо ностальгия. Когда-то они все время были тут и попадали в неприятности. А теперь, она словно была чужой для этого джиппа, а Стайлз был посторонним. Прошло ничего – а кажется, что целая вечность.
- У меня нет желания играть в эту игру, а про Лиама, может, у него гормоны?
И плевать, что возраст у него уже совершенно не тот, для такого случая.

Потерявшаяся после обращения в человека, именно Стайлз со своим отцом открыли перед ней двери. Шериф приютил и бывало, ел с ней пиццу. Этот мужчина в какой-то степени был всем отцом, который прикрывал задницы и был действительно крутым. Рядом с ним можно было не думать о том, что правильно и что не правильно. Так что эта новость ее обеспокоило.
- Я не знала, что с ним все так. В принципе, я вообще ничего не знаю. Такое чувство, что про меня в этом городе просто забыли.
Такой родной и до боли знакомый звук ломающейся машины. Мысли, которые напрягали ее  мгновения ока, улетучились, и Малия не смогла сдержать ухмылку.  – Может, тогда не стоит тут на ней ездить?

Отредактировано Malia Tate (19-05-2018 21:41:02)

+3

4

С того самого дня, как Лиам узнаёт о гибели Лидии, он не может найти себе места. Но не из-за её смерти, а из-за слов Стайлза о том, что следует срочно собрать всю стаю воедино и дружно разобраться с произошедшим, да ещё и как можно скорее. Только вот для Данбара эта новость означает неизбежный крах его секрету, который он так тщательно оберегает и не только он один. Бекки и Тео дали ему обещание, что пока он сам не будет готов рассказать о случившемся Скотту, то и они не станут этого делать. И, если с первой проблем не было от слова совсем, то с Тео пришлось немного поработать и стать должником его молчания. [float=right]http://sg.uploads.ru/t/uiJAe.gif[/float] От Мейсона и Кори он отдалился практически сразу - Мейсон задавал слишком много вопросов, вызывая в Лиаме раздражительность и ярость, которую стало труднее сдерживать, получив силу Альфы. В итоге их разговор чаще кончался тем, что Данбар просто сбегал от своего друга, понимая, что ещё немного и его выдаст цвет собственных глаз. А Мейсона он знает слишком хорошо и знает, что тот бы не стал скрывать такую информацию от Скотта и ещё бы прочёл целую лекцию о том, как не следовало поступать. Получение новой силы не принесло Данбару ожидаемой радости, а лишь добавило больше боли и пустоты в его жизни. Отдаление некогда лучшего друга не пошло ему на пользу, но он знал, как с этим справиться. Бретт оставил после себя действительно стоящее наследие и теперь, чувствуя, как жизнь очередной раз даёт ему пинок под зад, а внутри всё начинает бушевать, он идёт на поле для лакросса и вымещает свой гнев на пустых воротах. Только вот, к сожалению, чаще он до туда не успевал добираться и приходилось срываться в лесо-парковую зону, подальше от чужих глаз. Вот и сегодня, он просто не мог находится дома, зная, что совсем скоро в городе должны появится Стайлз и Скотт, наверняка обеспокоенные тем, что он часто не отвечал им на звонки, а все его оправдания выглядели довольно глупыми. Ему необходимо всё обдумать, решить, как преподать новость и стоит ли её сообщать вообще, а так же придумать причину его подобного поведения. Самое первое, что приходит к нему на ум, пока он одевает толстовку и закидывает клюшку от лакросса на плечо, завязать своё поведение на Бекки. Они ведь не знаю кто она такая и не знают, каким между ними отношения. Нет, ложь не лучший выход. Останавливается Лиам посреди комнаты, качая головой на свои же мысли и корча недовольное лицо. Лиам бы так и стоял посреди своей комнаты, решая как лучше поступить и что сказать, если бы не мобильный звонок. Закатив глаза, он заглядывает на экран, моля Бога, чтобы это были не Скотт и Стайлз и, кажется, его молитвы были услышаны, потому что во весь экран всплыла фотография рыжей девушки. - Да. Нет, я хотел позаниматься.
Бекки, стой, послушай, не надо приходить на поле, я вообще собрался не туда между прочим!
- Лиам пытается отделаться от компаньона не вечер, но у него это плохо выходит. В итоге ему ничего не остаётся, кроме как тяжело вздохнуть и принять свою судьбу в лице Ребекки Райли, которая стала одной из свидетельниц его яростной расправы. Но это, как ни странно, не оттолкнуло её, а в какой-то мере наоборот сблизило.

Добравшись до школьного поля, который был ему до боли знаком, Лиам чувствует посторонний запах на нём. Бекки. Уже добралась?! Эта девушка его порой сильно удивляет и ему иногда кажется, что прежде чем звонить и назначать место встречи, она заранее узнаёт и отправляется туда. Другого объяснения её достаточно быстрого передвижения, для девушки, он подобрать не мог. Данбар кидает рюкзак рядом с тем местом, откуда собирается бить по воротам и достаёт из него шарики для игры в лакросс. [float=left]http://sd.uploads.ru/t/sVaAz.gif[/float] - Довольна? Ты здесь, со мной на поле. Только для игры в пустые ворота мне не нужна нянька. - он поднимает клюшкой мяч с земли и со злостью кидает его в пустые ворота. Его негодование, по поводу присутствия Бекки здесь и сейчас, заметно на лице. Он всегда рад её видеть, но только не сегодня. - У тебя очередные видения или ты знаешь, как вернуть мне желтые глаза? - раз за разом он продолжает кидать мяч в пустые ворота, то усиливая силу удара, то уменьшая её, но пока так ни разу не обернувшись на саму девушку.

+2

5

Порой Ребекке кажется, что чем сильнее она хочет спокойной жизни, тем страшнее и навязчивее становятся видения. Будто эта сверхъестественная чертовщина не хочет отпускать девушку, но от этого она желает вырваться всё больше и больше. С того самого дня, как впервые встретила побледневшего рыжеволосого призрака, Бекке не было от него покоя. Банши начинала жалеть, что познакомилась с Лиамом. Ни разу не произнесла этого вслух за последние полторы недели и корила себя за подобные мысли, ведь сам оборотень не был виноват в том, через что проходила Райли. И всё-таки она не может перестать думать об этом. Ведь навязчивый призрак оказался Лидией Мартин — подругой Лиама и его старой стаи. И если бы Ребекка не приехала в Бикон Хиллс, если бы не позволила очередному предчувствию взять верх и привести её к месту убийства альфы… О, она верит, искренне верит, что тогда бы и смерть Лидии обошла стороной. Обычно к ней не цеплялись незнакомые призраки. Да что уж там, даже собственный брат не явился ни разу после своей смерти.
Сейчас Бекка стояла перед пешеходным переходом и копошилась в маленькой сумке, перекинутой через плечо, в поисках мобильного телефона. Видения не прекращались, и она понятия не имела, что с этим делать, но волновалась не за себя одну. Кажется, новость о смерти Лидии подкосила альфу. И без того у него были проблемы с самоконтролем: Бекки ведь помнит, с какой жестокостью Лиам напал на другого оборотня, и сколько сил понадобилось Тео, чтобы его оттащить. Данбар долго может уверять, что он в порядке, но банши знает, что верить нужно не словам, а глазам и предчувствию. Она ведь тоже сначала твердила, что в порядке, и совершенно нехотя признала, что больше нет сил из ночи в ночь просыпаться в холодном поту из-за повторяющегося кошмара.
Лиам, — тихим голосом начинает Райли, поднеся телефон к уху и заслышав по ту сторону трубки дыхание, сменившее гудки. — Ты не сильно занят сейчас? — интересуется, параллельно переходя дорогу. Ей кажется, пришло время встретиться с друзьями Лиама. Рассказать им о своих видениях, и, возможно, от этого, в первую очередь, станет легче самой банши. Вдруг именно этого хочет покойная Мартин? Чтобы её последними минутами жизни поделились со стаей, и после этого сразу оставит Бекку в покое?
Нет, я хотел позаниматься, — слышит она и кивает, пусть собеседник этого и не видит.
На школьном поле для лакросса? Если только ты ни выбрал, наконец, куда поступаешь, и готовишься к новому учебному году, — с губ девушки слетает смешок. — Встретимся там через десять минут, — предлагает она, но сбрасывает вызов уже в следующую секунду. Банши игнорирует такие слова подростка как «стой» или «собирался не туда». Она знает, что это ложь, и тут не нужно никаких сверхспособностей. Райли убирает телефон обратно в сумку и разворачивается. Теперь ей нужно в другую сторону — к школьному полю, дорогу до которого знает хорошо несмотря на то, что в самом здании школы не была никогда.
Я здесь не как твоя нянька, — замечает, прищурившись и поравнявшись с Лиамом уже на самом поле, — а как друг. Друг, который не хочет, чтобы ты навредил себе самому или другим, — банши продолжает разговор в паре шагов от альфы. На тот случай, чтобы в порыве гнева он не запустил шаром для лакросса прямо в неё. Не то, чтобы Райли не доверяет оборотню… Впрочем, они знакомы ещё недостаточно, чтобы доверить друг другу собственную жизнь. — К тому же, если ворота улетят на другой конец поля, тебе не отделаться от расспросов охранника или учителей, — по всей видимости, они на этом поле надолго, поэтому Ребекка опускается и удобно устраивается на сухой траве.
Ну, это очень просто. Кто-то должен забрать твою силу. Один только минус — ты умрёшь после такого, — она пожимает плечами. — Зато альфой точно не будешь, но не думаю, что тебе подходит такой вариант. Как и мне. Ведь у мертвецов не бывает видений? Это они приходят к кому-то, — Райли размышляет вслух, казалось, и вовсе забывая, что находится на поле не одна. По-своему она понимает альфу, ведь с радостью отказалась бы от невесть как полученного «дара». Будь хотя бы призрачный шанс, банши рискнула бы. Но шанса нет. Она совсем мало знает о том, кем является, но это не какая-то простуда или психическое расстройство, здесь не помогут таблетки или врачи. Здесь ничто не поможет.
В одном ты прав. Я здесь из-за видений. Они не прекращаются, и, не сомневаюсь, Лидия Мартин была хорошим человеком, верным другом, но как же сейчас я хочу в неё чем-нибудь кинуть! И не могу, это ведь призрак. Нужно поговорить с твоими друзьями. Знаю, ты не хочешь видеться с ними. Не хочешь открывать им свою тайну, но мы должны рассказать хотя бы о видениях. Я не могу больше так. Кажется, что Лидия пытается свести меня с ума. Может быть, если передать остальным то, что показывает она, это закончится? — Бекки чуть ли ни взмаливается, рывком поднимаясь с травы и накрывая ладонью плечо Лиама, тем самым заставляя обратить внимание на себя и обернуться. — Не тебе одному сейчас тяжело. Надеюсь, ты понимаешь это, — она поджимает губы. Не хочет обидеть Данбара, а ещё меньше хочет нарваться на его гнев, но Ребекка толком даже не знает, что хуже: потерявший контроль оборотень или донимающий её призрак.

+1

6

Малия была для Стайлза одним из тех людей, рядом с которыми он мог быть самим собой. Не то чтобы он часто притворялся или надевал маску, просто с ней он чувствовал себя комфортно, точно так же, как и со Скоттом. Стайлз прекрасно помнил, что успела пережить Малия за свой совсем не большой возраст и было приятно смотреть, как она расцветала, превращаясь в самую прекрасную девушку. А ещё ему доставлял тот факт, что он приложил к этому не мало усилий, всё-таки сложно было очеловечить её после того, как она провела много лет в теле койота. От накатившей на него ностальгии, Стилински тяжело вздыхает, улыбаясь уголками губ, пока копается под капотом старенького джипа. Создавалось такое ощущение, что Скотт совсем за ним не смотрел, впрочем, другого он и не ожидал, услышав от старого лучшего друга, что он возвращает ему машину. - Нет, Малия, он часть семьи, часть нашей стаи. - не отрываясь от своего дела, откликается Стилински. Он будет добавлять под капот столько изоленты, сколько потребуется, но ни за что не отправит свой джип на свалку. Наконец, приклеив несколько кусков на трубку, что вела к двигателю, Стайлз спешно отряхнул руки, закрыл капот и бросился пробовать завести машину. Ну давай же! Только с третьего раза можно было услышать, как двигатель завелся, издав характерный звук. Стайлз буквально засиял от очередной маленькой победы, но не забыл и о своей спутнице, спешно махая руками, приглашая её внутрь. Когда же машина тронулась, Стилински продолжил их разговор. - Ты была во Франции? С Хейлами? Или вы опять разбрелись по одиночке? - вопросительный взгляд был брошен в сторону Тейт, но лишь на несколько секунд - нельзя было отвлекаться от дороги на долго.

Завернув на школьную парковку, Стайлз с ностальгией смотрел в лобовое стекло. Казалось, картины из прошлого начинали мелькать перед его глазами. Слишком много здесь было пережито, как хорошего, так и плохого и возвращаться сейчас сюда, зная, что одной девушки, посещавшую эту же школу, не стало было очень больно. Сердце сжалось в груди отдавая болью, но лишь на несколько секунд, а затем продолжило свой ход, насыщая организм свежим кислородом. Стайлз не мог говорить, не мог даже повернуть голову в сторону лучшего друга, моментально меняясь в лице. Реальность всё сильнее давила на его плечи, напоминая о той, кого он потерял по своей же вине, оставив её в этом городе одну. Стилински доезжает до самого края парковки, откуда можно было увидеть поле для лакросса и, заметив на нём одну знакомую и одну незнакомую фигуру, резко давит на тормоз, открывая дверь джипа и побежав в их сторону. Сейчас ему плевать, что он не заглушил машину и она под наклонным рельефом может поехать назад, наплевать, что он оставил Малию в этом самом джипе. Сейчас им движет лишь обида и злость, что Лиам мог так поступить - игнорировать их и вместо этого развлекаться с какой-то девчонкой. Кто она вообще такая?! Здравый смысл отодвигается на второй план, когда он добегает до ребят и толкает Лиама руками, со всей силой, которая у него только есть, но которой не достаточно, чтобы уронить оборотня. - Вот что для тебя стая, да?! Ты не можешь помочь своим друзьям, но можешь прохлаждаться здесь с этой... да кто она вообще блин такая?! - он продолжает толкать Лиама, а в конце срывается на обиженный крик. Воздуха катастрофически не хватает, но он не может больше молчать и держать это в себе. - Так ты пытаешься разобраться с проблемой?! Так ты пытаешься помочь Лидии?! - по щекам предательски скатывается слеза, он зол и обижен, но даже сейчас понимает, что позже будет жалеть об этом поступке.

+2

7

Джип действительно был особенным и важным в истории, которая крепко связала многих в этом не большом городке. Смотря на него в голове возникали воспоминания, которые вызывали улыбку. Еще не так давно все было немного проще. Странно это даже. Тогда казалось, что проще всего быть койотом, а теперь прошлое таковым является. Взрослее все теряются и становятся другими, отстранёнными и чужими. И как-то неловко винить в этом других, когда вроде бы как сам так же поступаешь. Поэтому оставалось лишь смотреть и вспоминать.
Малия очень сильно хотела во Францию. Ей хотелось посмотреть на новую жизнь, которая совершенно отличалась от той, что у них. Другая культура, другие ценности. Забавно, но именно от поколения в поколения передаются такие понятия, которые в целом, человек должен самостоятельно определять. Побывав там, девушка поняла, что очень сильно скучала по этому месту и по этим ребятам. Ей так было страшно вернуться сюда и никого не встретить. То есть, почему-то в какой-то момент желание вернуться отрезало напрочь, ибо вернувшись, она могла остаться совершенно одна. Жить в одиночестве не хотелось, как собственно и возвращаться в образ койота. Там проще, слов нет, но там уже все не так, как ей привычно. Правда, сейчас она думала, что лучше бы сидела в городе одна, чем потеряла близкого человека. Лидия была для нее кем-то вроде наставницей и соперницей. Изначально отношения между ними не складывались, от слова «совсем». Потому что они оба были другими. Рыжеволосой не хотелось возиться с новой подругой, а Малии не хотелось ничего общего иметь с модой или же с учебой. Нет, ей все же Мартин помогала в учебе, но это был их предел, пока однажды они все же не нашли что-то общее. Просто в какой-то момент девчонки спелись и готовы были на все, чтобы только не дать друг друга в обиду. Возможно, что это было давление альфы, который поступал так со всеми, а быть может, просто зародилась дружба, которая была неизбежна. И сейчас, находясь вдалеке, Малия винила себя в том, что не была рядом с ней в такой момент и не смогла спасти. В голове все время возникает «Если бы…». Так видимо и должно было быть. Все время вставлять это и думать, что все могло измениться, если бы ты только поступил иначе. Смерть всегда наступает неожиданно, даже когда ее ждешь. Просто один момент обрывает все и ты не понимаешь, что это правда. Первое время возникает мысль, что соврали и через пару часов или суток позвонят и скажут, что все это был обман и все живы. Но этого не случилось. Даже прилетев сюда, Малия не верила до конца, что это было и что рыжеволосой банши больше нет. Просто нет, и ничего не осталось, кроме воспоминаний о ней.

Стайлз позвал, и девушка села в машину. Немного не по себе и как-то неловко. То есть, она просто не знала, что правильно говорить, поэтому решила вовсе сейчас этого не делать. Малия молчала. Непривычно молчала, потому что ощущало все то, что было в воздухе, а именно напряжение и боль, которая так же пронзало и ее. Естественно не так, как ее друга, но все же потеря этой девушки было мучительным и отвратительным. Повернуть бы время назад и все изменить. Просто молчать. Напряженно молчать. Даже не стала отвечать на вопрос, потому что они довольно быстро доехали до нужного места. Да и что ей ответить? Если честно, сейчас она меньше всего хотела говорить о новоиспеченной семье.

Лиам был не один, что неудивительно. А как иначе? Малия не видела в этом чего-то плохого, поэтому просто последовала за Стилински, который был то ли зол, то ли раздражен. По его словам, она поняла, что он просто выбешен. Пойти и спасать бету? Или все же дать выговориться? Наверное, второе было лучшим решением, но что если Лиаму это не понравится? Да, если ему это не понравиться, то в таком случае, она встрянет между ними, а сейчас просто быть рядом.
Все же она стала самым настоящим человеком, который может понимать окружающих. Все эти книги, которые она читала в пути, были не бестолковыми, как она думала, и все же дали ей понять некоторые скрытые аспекты в поведения людей.
- Эй, а ты кто такая? – грубовато спросила девушка незнакомку. Почему-то захотелось поддержать Стайлза. При этом Малия даже носом повела и чуть когти не выпустила, чтобы напасть. Смогла себя сдержать, чтобы не спалить перед ней.

+2

8

Сейчас Лиаму кажется, что он ходит по краю пропасти - один неверный шаг и всё, его не станет, канет в небытие и забудется в волчьих инстинктах. Больше не будет маленького, но удаленького паренька, не будет  угрызения совести и скорби по умершей подруге, не будет ровным счётом ничего, кроме ярости, злости и жажды чужой крови. Нет, не пить, конечно, а пустить её какому-нибудь первому встречному зеваке, которому не посчастливится встретить на своём пути лишившегося рассудка Данбара. Это ощущение ухудшалось его положением полной безысходности - прибытия, так сказать, главных членов стаи, на которое он никак не может повлиять и опять же из-за той самой рыжеволосой банши, что покинула этот мир. Может всё же стоило принять совет отца и ухать в другой город и пойти по его стопам? Сейчас эта идея казалось лучшей, но время было не на его стороне. Возможно, сегодня последний день, когда он может быть обычным человеком, тем самым Данбаром, что всегда рвался вперед и любил лакросс всем своим сердцем. Но, к счастью или сожалению, эта возможность улетучилась с появлением Бекки на поле. Нет, она не мешала игре в одни ворота, но собраться с мыслями и попрощаться со спокойной жизнью - да. Данбару ничего не остаётся, кроме как хмыкнуть на её фразу. В другой обстановке услышать, что она считает его другом, было бы приятно. Но сейчас ему это видится лишь лестью и так и хочется развернуть дискуссию на тему "когда мы успели стать друзьями". Благо здравый смысл берет вверх и он сдерживает в себе усмешку вслух. - Сейчас я могу навредить только тебе. - он останавливает свой бросок и оборачивается на банши, грустно улыбаясь. От части это было правдой, но сам Лиам надеется, что не сорвётся сегодня при ней, да и вообще в будущем. Как бы ему не хотелось этого признавать, но они всё же успели сблизиться за эти три месяца, пусть и Тео это совсем не одобрял. В конце концов он тут Альфа и ему решать на кого стоит тратить своё время, а на кого нет. Бекки же в тот день выглядела не лучше, чем он сам и только дурак бы не понял, что она так же нуждается в помощи. Так почему бы не помочь друг другу? Что такого плохого может вылиться из этого? Данбар этого не понимал, не понимает и вряд ли когда-нибудь поймёт. - А ты сможешь придумать резонное оправдание полёту ворот? - он издает короткий смешок и с новой силой отправляет мяч в пустые ворота. Услышав же вторую часть её монолога, он тяжело вздыхает, бросает клюшку в свободном падении и полностью разворачивается корпусом в сторону девушки. Лицо мученика вперемешку с осознанным чувством вины. Он ведь сейчас действительно не думал о той, кому обещал помочь. - Блин... Бекки... Извини меня, со всем этим происходящим я совсем забыл о твоих постоянных видениях Лидии. Но не думаю, что если мы расскажем всё ребятам, она уй... - он останавливает свою речь, как только ветер доносит до боли знакомых запах и оборачивается. Стайлз?! Вот теперь он в полной растерянности, топчется на месте и открывает рот в попытке подобрать слова приветствия, но они и не требуется, ведь парень явно зол и уже делает жалкие попытки нападения. Не плохо - для человека, но недостаточно - для оборотня. Лиам понимает из-за чего это происходит и почему он злится, поэтому молчит, подмечая, что с ним приехала и Малия. Значит, успокоит их обоих в случае чего. Очень хорошо. Но не достаточно для волчонка, который обзавёлся собственной стаей. Он может вытерпеть нападки в свою сторону от старых друзей, но Бекки в обиду не даст. Злость накатывает с каждым словом и ударом Стайлза после упоминания о Бекки и Лидии. Он старается дышать глубже, давая толкать себя и закрывает глаза каждый раз, сжимая руки в кулак, чувствуя, как на них прорезаются когти. Хорошо, что Бекки стоит за его спиной и если что-то случится, останется в стороне, не попав ему под руку. Пусть об этом думать и рано, но полностью отрицать подобный исход нельзя. Наконец, чувствуя, что ещё чуть-чуть и его глаза изменят свой цвет, Лиам отталкивает от себя Стилински в пол силы. - Стайлз, послушай! - он тоже срывается на крик, чувствуя, как речь ему даётся с большим трудом, да и зная этого неугомонного паренька, он вряд ли бы стал слушать тихие речи, а продолжил бы кидаться необдуманными речами. - Она, возможно, единственная, кто может помочь разобраться со смертью Лидии. Но если ты ещё раз кинешься на неё, извини, конечно, но ночь тебе придётся провести в больнице. - виноватый взгляд в сторону старых знакомых, но голос его ни разу не дрогнул. Он даже чувствует облегчение от сказанного, показывая ребятам, что уже далеко не тот послушный пёсик на побегушках и теперь способен сам защищать себя и своих близких. Им давно пора понять и принять это. Что же, день настал.

+2

9

[float=right]https://78.media.tumblr.com/03bbeb4a1f2f67d7c9240f136ef28b49/tumblr_inline_nyakl36Njw1qavlqi_400.gif[/float]— Ты бы сделал это уже давно, если бы захотел, — замечает Ребекка, поднимая на оборотня неуверенный взгляд. Лиам мог убить её ещё той злополучной ночью или любой другой из последующих, когда они почти не знали друг друга и даже видели друг в друге опасность. Глупо было бы отрицать это и тогда, и сейчас. Бекка боялась новоиспечённого альфу. Конечно, боялась. И поначалу даже не пыталась себя обмануть: каждый день встречала и провожала в страхе, с мыслью, что завтра может уже не проснуться, и последнее, что увидит перед собой — это чьи-то когти. Но теперь, спустя несколько месяцев, она учится. Учится не только разбираться в своих видениях и контролировать «дар», но и доверять сверхъестественному миру. Доверять альфе, который может стать девушке настоящим первым другом за последние несколько лет, если ни за всю жизнь. Ведь Лиам чуть ли ни единственный, кто не пытается упечь её в психушку или запугать, являясь «героем» ночных кошмаров. И даже если банши не готова с уверенностью сказать «я тебя не боюсь» или «я тебе доверяю», она готова к этому продвигаться небольшими шагами. Иначе просто не стояла бы на поле сегодня, а бежала как можно дальше от города и стаи.
Ураган? — предлагает, прищурившись. — Или пьяные хулиганы, ощутившие себя Суперменом. Знаешь, — начинает Райли, сделав один осторожный шаг по направлению к Лиаму, — у всех нас есть свой предел, после которого невозможно держать гнев, боль или другие эмоции внутри. Просто всё выплеснуть, хорошенько врезать по чему-нибудь или крикнуть — это кажется действенным вариантом даже мне. Но потом я себя останавливаю, вспоминая, что своим криком могу привлечь ненужное внимание, навлечь беду и на себя, и на вас с Тео, — честно говоря, для неё это в новинку: ещё сильнее скрывать свои способности и бояться о них заикнуться, бояться прослыть сумасшедшей или нажить врагов в лице каких-нибудь ещё оборотней, потому что любое лишнее слово Ребекки может подставить под удар не только её, но и Лиама с Тео. Так или иначе, они связаны одной важной тайной, из которой вытекают мириады других. И внешнему миру необязательно знать ни об одной.
[float=left]https://78.media.tumblr.com/a99f1bcdecd74e0aff0685169fb404ac/tumblr_nxdsn504Xy1r69xzvo1_250.gif[/float]— Невозможно уследить сразу за всем, ведь голова каждого в первую очередь забита собственными проблемами. Я понимаю, правда, — уверяет в ответ на извинения альфы. — Но если бы не твоя помощь хотя бы в том, чтобы понять, что докучающий призрак — это Лидия Мартин, я бы уже точно сошла с ума, — усмехается. — Так позволь помочь и тебе. Твои прежние друзья… Они явно больше знают о том, как контролировать новые силы. Знаю, я говорила это несколько раз, и твой ответ всегда одинаков, но, может быть, пришло время поговорить с ними? Просто подумай об этом. Я тоже не хотела принимать помощь, боялась кому-то доверить свою тайну, тем более — незнакомцу. Твой же случай — совершенно другой. Хэй, — банши хочет добавить что-то ещё и осторожно накрывает плечи альфы своими ладонями, но договорить не успевает. Не только потому, что слушает ответ Лиама. Она замечает два приближающихся силуэта, один из которых буквально вбегает на поле и набрасывается на альфу.
Ребекка знает эти лица — Стайлз и Малия. Новый друг рассказывал ей о своей прежней стае, о повзрослевших оборотнях, что окончили школу и уехали покорять другие города. Она видела фотографии этих подростков, потому что не так уж сложно найти кого-то в социальных сетях, когда знаешь их имена и общего друга. Она прекрасно понимала, что однажды состоится встреча, если только Лиам не оборвёт все контакты с прежними друзьями, что достаточно сложно, если продолжаешь жить в городе, куда любой из них может вернуться. Думала ли помощница часовщика о том, при каких обстоятельствах познакомится с этой «стаей»? Да. Поскорее она хотела покончить с ночными кошмарами и рассказать подросткам о том, что видит их покойную подругу. Но могла ли банши представить, что в день, когда такой шанс появится и она столкнётся лицом к лицу со Стайлзом Стилински, он решит напасть на Лиама?
Молча Райли наблюдает за происходящим. Она просто не знает, что делать. Это так странно. Чересчур неловко. Пытаться вразумить человека, который мгновение назад ничего не знал о твоём существовании? Девушка боится, что если сейчас окликнет двух «незнакомцев» по именам, в ней увидят угрозу, уж точно не станут слушать. Она пытается поставить себя на их место и понимает, что была бы удивлена и даже напугана такому повороту.
Ребекка… — Бекка представляется Малии чуть ли ни шёпотом. — Я… Друг Лиама. И нам всем уже давно стоило встретиться, — уверенности в ней не прибавляется, но голос становится громче, чтобы мог слышать и Стайлз. — Это ваш метод? Бросаться с криками и кулаками даже на своих? Неудивительно, что вокруг столько бед, — с губ слетает нервный смешок. Райли предпочитает остаться за спиной альфы, только чуть выглядывает из-за его плеча. — Все мы кого-то теряем в этом чёртовом мире, это не повод набрасываться на «своих». Я не знала Лидию при жизни, да, но… Я правда могу помочь разобраться в том, что случилось с ней. Наверное, — она хмурится и краем глаза посматривает на Лиама. Действительно ли может? Они ещё не разобрались до конца в видениях банши. Ответов могло оказаться не больше, чем в мексиканском участке, и какая тогда польза от Бекки?
«Эта», — начинает, обращаясь к Стайлзу, и незаметно для себя самой впивается ногтями оборотню в плечо, ведь тон толком-то незнакомого парня не нравится Ребекке, даже обижает и злит. Ей очень хочется плюнуть на всё, развернуться и вернуться в свой лесной дом, потому что пытаться помочь после вот таких выпадов желания нет никакого, — не прохлаждается здесь, а вынуждена терпеть визиты вашей драгоценной Лидии с «той стороны», — буквально выплёвывает и делает глубокий вдох, чтобы взять себя в руки. Волк, койот, банши и человек — стоило ли такой разношёрстной компании сейчас ссориться? В любой момент Лиам может сорваться, Ребекка тоже ощущает, что близка к тому, чтобы всё бросить и снести к чёрту незваных гостей своим криком (или хотя бы попробовать, ведь контролировать такую силу ещё не умеет), а если, ко всему прочему, из себя выйдет Малия, от бедного поля для лакросса эта троица не оставит ничего.
[float=right]https://78.media.tumblr.com/1eba4d6b024dad5261b9e4df88c10531/tumblr_inline_o0cg6wyoik1tkmrqy_500.gif[/float]— С радостью бы поменялась местами и отправила её к вам, чтобы вы могли разобраться со своей проблемой и помочь своей банши, — она искренне не понимает этих упрёков. Почему именно Лиам должен разбираться с тем, что случилось почти что в другой стране? Чем он может помочь покойнице? И, в конце концов, он не виноват, если у Стайлза нет ответов на уйму вопросов, связанных со смертью Лидии. Никто не виноват кроме того, кто сотворил подобное. И разбираться с этим должен не выпускник школы. И не полиция тоже, конечно, но в мире полно других оборотней. Или охотников вон, например. Ребекке совершенно не нравится, что все «шишки» сейчас летят в её друга, который попросту попался под руку разбитому парню, потерявшему любимую.
Либо ты можешь взять себя в руки и нормально выслушать других, наконец, — у помощницы часовщика, возможно, и нет права требовать чего-то от Стайлза. Точно так же, как у него срывать свою злость на них с альфой. Поэтому Бекка, вздёрнув подбородок и лишний раз показывая, что оскорблений терпеть не намерена, умолкает. Она и так уже сказала достаточно. И понимает, что могла сделать лишь хуже, но не в силах банши отмотать время назад. Да и не хочется, честно говоря. Молча стоять в стороне и кивать на все обвинения незнакомца не станет. И так слишком долго боялась разобраться в этой истории с Лидией. Пора с этим заканчивать.

+1

10

Стайлз уже и не помнил, когда в последний раз ощущал себя на столько разгневанным. Кажется, когда в их жизни вновь появился мерзкий и скользкий тип по имени Тео, большего он припомнить не смог. Сейчас он не думает, поступает правильно или нет, сейчас самое главное - это выплеснуть скопившиеся эмоции и добиться ответов на свои многочисленные вопросы. Они больше не умещаются в его сообразительной голове и каждый раз резкой болью где-то в районе висков напоминают о себе. И это ужасно. Да, на его стороне был Скотт, что поддержал своим разговором и заставил вспомнить кто он есть, был и однокурсник из университета, только всего это было недостаточно для Стилински, ведь в его жизни не стало самой важной девушки, его лучика света во всей этой непроглядной тьме - Лидии Мартин. Нападая на Лиама и его спутницу он невольно делает их виноватыми в этой истории, но не намеренно, просто так сложились обстоятельства, вытекшие из поведения Данбара за последние три месяца. Толчок от оборотня сейчас для него, как холодная вода ведра - заставляет на мгновение успокоиться и посмотреть на своё поведение со стороны. Стайлз удивлён от поведения Лиама - перемены за последний год видны не вооруженным взглядом, и удивлён от своих действий не меньше. Он не знает, что ответить Лиаму и переводит взгляд на Малию, протирая рот и подбородок ладонью, стараясь выровнять своё дыхание. Но кто не нравится сейчас Стайлзу, так это Бекки, заговорившая так не вовремя, именно тогда, когда он пытался прийти в себя, пытался успокоиться и, возможно, извиниться. Её слова злят ещё больше, ведь она говорит правду, которая острым ножом прорезает сознание Стилински. Кидаться на друзей - это действительно не их метод и будь тут Скотт, кто-то бы получил добрую порцию лекций о том, как не следует поступать. Возмущение видно на его лице, он хочет перебить незнакомую ему девушку, высказать свою точку зрения, но не делает этого. Слова же о визитах Лидии заставляют его полностью растеряться. Стайлз делает рывок вперед к Бекке, но то, что она продолжает стоять за Лиамом заставляет его остановиться и отступить.

- Что значит ты видишь Лидию?! - возмущен и удивлён одновременно, но из её слов становится ясно, что со сверхъестественным миром она знакома. На самом деле это и неудивительно, после событий с Монро вряд ли в этом городе остался хоть кто-то, кто не знает о существовании оборотней и прочих тварей. - То есть у вас была информация и вы всё это время молчали?! - он переводит ошарашенный взгляд то на оборотня, то на Ребекку. - О чём вы вообще думали?! Я пошёл на незаконное действие, лишь бы разобраться со всем происходящим, а вы просто молчали? - его возмущению нет предела и неосознанно он вновь делает шаг вперед, затем ещё один, останавливаясь в паре шагов от Лиама. - Ты был надеждой этого города, на тебя мы его оставляли, когда уезжали, ложно считая, что ты готов стать его защитником, а, возможно, и истинным альфой. Похоже, мы конкретно так ошиблись. - он бросает обиженный взгляд прямо в глаза Лиаму, а затем отступает к Малие, вороша пальцами обеих рук и без того растрепанные волосы. Всё это время они что-то знали! Стайлз не может поднять свой взгляд на Малию, чувствуя, как его предал член стаи, на которого они так надеялись, это слишком тяжело для него в эмоциональном плане. Всё навалилось друг на друга и сейчас ему требовалось взять себя в руки и дать высказаться Ребекке и Данбару. Он делает пару кругов вокруг Малии, обдумывая всё сказанное здесь и сейчас, уходя далеко в глубины своего сознания. Ему хочется спросить о том, что они знают, но он медлит с этим, боясь, что если скажет что-то ещё, то вновь выйдет из состояния равновесия.

+1

11

Порой Бекки напоминает Лиаму его собственную мать - она всегда точно бьёт фактами и с ней сложно спорить. Такие моменты он ненавидел больше всего и сейчас, вздыхая от очередного её факта, слабо улыбается, бегая взглядом по полю для игры в лакросс. - Ты не понимаешь, Бекки. - всё-таки решается возмутиться Альфа. - Я могу сделать это, даже если не буду хотеть. Я же объяснял много раз, как работают наши силы и как они связаны с гневом, яростью и контролем. И, если что-то сегодня меня сможет вывести из себя, я могу просто не сдержаться, как в тот день. А я не хочу тебя ранить, Бекки, не хочу. - его печально-молящий взгляд возвращается на девушку ближе к концу предложения. Лиам всё ещё не теряет надежды, что сможет отговорить банши от этой глупой затеи и она наконец-то оставит его одного. Пусть теперь между ними и есть связь, она не сможет всегда быть рядом и Лиаму придётся рано или поздно встретить свою проблему в одиночестве. Ему хочется думать об этом меньше всего, но после потери любимой девушки, своего альфы и, наконец, лучшего друга, это не выходит из его головы.
Лиам качает головой из стороны в сторону, размышляя о том, действительно ли её варианты на столько правдоподобны. Но, поняв, что не сможет придумать ничего лучше, обреченно вздыхает, соглашаясь с ними. Но вот с последующими словами он не может согласиться. В её словах непременно есть доля правды и многие согласились бы с Бекки, но только не он сам. - Бекки! - устало протягивает Лиам, отправляя очередной мяч в створ ворот. - Это не мой случай. Меня периодически накрывает необузданная ярость и я не знаю причин её появления. Это длится не день, не два, а с того самого момента, как я стал оборотнем. Пойми уже наконец, что наши расы разные! - практически в жалобном тоне дотягивает Данбар, желая как можно скорее прекратить этот бессмысленный разговор. Они оба слишком упрямы, чтобы уступить и "отойти" в сторону. Альфе только и остаётся, что украдкой взглянуть на руки банши, после того, как он почувствовал их у себя на плечах. Ему действительно хочется, чтобы её слова подействовали на него и он сдался, хочется, чтобы всё вышло легко и просто, но сама его суть не даёт согласиться с ней, а терпения слишком мало, чтобы продолжать спорить и отрицать очевидное.

Напряжение Лиама не спадает ни на секунду, а своим телом он пытается полностью прикрыть Бекки, на сколько это вообще было возможно с его-то ростом. Стайлз может и не представляет опасности, а вот Малия вполне. Данбар видел её в деле и знает, на что она способна в экстренных ситуациях и ради своих друзей, а сейчас она была явно на стороне сына шерифа, пусть пока и не нападала в открытую. Всё же стае удалось хоть немного привить девушке человеческие качества и это было заметно невооруженным взглядом. С самого момента их знакомства Лиам замечал, как девушка растёт и меняется в лучшую сторону, превращаясь из неотёсанной дикарки в самую настоящую своенравную леди. И на вопрос Малии банши незамедлительно отвечает на её вопрос. Как же сейчас хочется остановить всех и просто заставить выслушать его, ведь по большому счёту в сложившейся ситуации виноват только он один. Если бы не скрыл свой секрет, если бы сразу рассказал ребятам, что отнял чужую жизнь и стал альфой, то они, может быть, и вовсе сейчас не общались и уж точно не стояли бы на школьном поле для лакросса в попытке перетянуть одеяло на себя. Но самый большой страх Лиама состоял в том, что вдруг, если бы он не хранил свой секрет так тщательно, то и Лидия бы осталась жива? Эта мысль вновь всплывает в его голове, когда Стайлз с новой силой начинает на них возмущаться. Вот тут уже Данбар не в силах больше сдерживать себя, сжимает руки в кулаки и начинает тяжело и достаточно громко дышать, начав смотреть в землю в одну и ту же точку. Внутри него всё начинает закипать, а голос Стайлза лишь усугубляет ситуацию и слова "похоже, мы конкретно так ошиблись", окончательно добивают его. Он слегка отталкивает от себя Бекки, а затем издаёт рык, обращённый в небо, глаза его горят алым цветом и когти уже красуются на его руках, но полной трансформации всё ещё нет. - Хватит винить всех в случившемся! - и рычит, и кричит одновременно, продолжая тяжело дышать, борясь со своим зверем в глубине души. Ему совсем не хочется сейчас проливать кровь свою и своих друзей, как и не хочется продолжать эти руганья и обиды на друг друга. Но зверь уже вышел наружу, пусть и на половину, но Лиаму и этого достаточно, чтобы начать кидаться на всех, кто стоит рядом. Единственное, что его всё ещё держит в сознание, так это утончённый аромат девушки, что стоит сзади и является членом его стаи. С появлением зверя на "сцене", он наконец-то освобождается от своего секрета и этот груз, что Данбар носил целых три месяца, падает с его плеч. Становится чуточку легче, но состояние его на столько заведенное, что ещё одна нападка в их сторону и Лиам полностью отдастся своим силам.

+2

12

Оглянись, Лиам, — просит банши, несмотря на то, что Данбар уже это делает. — Сейчас на этом поле только ты и я. Либо тебя из себя выведу я, либо мысли, которые начнут лезть в голову, если тебя оставить одного. Поэтому я постараюсь быть очень тихой, но не дам тебе остаться один на один с этими мыслями, ладно? — она сама не уверена до конца, звучат ли слова как предложение или мольба. Мольба не отвергать эту помощь. Спустя несколько месяцев общения с альфой Ребекке стоило уже признать, что она не только хочет отплатить добром на добро и вернуть «долг». Девушка искренне желает поддержать и помочь подростку, ставшему другом.
Она тяжело выдыхает и вынужденно одёргивает собственные руки, когда понимает, что не со всем готов согласиться оборотень, а на какие-то из слов, которыми Бекка планировала друга поддержать, и вовсе реагирует неожиданно. Конечно, с когтями на неё никто не бросается, но банши понимает, что лучше притихнуть раньше, чем всё изменится. Больших усилий ей стоит одёрнуть себя же в попытке открыть рот и что-то ещё ответить. Райли отступает на шаг назад и приподнимает руки, согнутые в локтях, с раскрытыми ладонями в жесте а-ля всё поняла, больше тебя не трогаю. Хотя поняла она и не всё.
Появление неожиданных гостей даёт ей возможность заговорить. И, возможно, выплеснуть свои злость и обиду, возникшие после разговора с Лиамом. Поэтому Ребекка, наплевав на шёпот здравого смысла, больше себя не сдерживает. Ну, только если единожды: когда Стайлз переспрашивает «что значит ты видишь Лидию?». Будто бы непонятно. А если и так, помощница часовщика даёт возможность подростку прийти к выводу самому. Вариантов здесь не так уж и много.
У нас есть информация, — пытается исправить Райли студента. — И мы пытались в ней разобраться, а не скрывали, — замечает, прищурившись. — Что-то мне подсказывает, что о твоих незаконных действиях Лиам тоже ничего не знает. Требуешь обмена информацией лишь с одной стороны? — усмехается банши. Она надеется, что знает достаточно, и если альфа не говорил, на какие «жертвы» пошёл Стайлз в этом расследовании, это не потому, что Ребекку целенаправленно решили оставить в неведении или просто забыли сказать. — Да боже, это даже информацией на назовёшь. Я несколько дней не понимала, что вижу, и понятия не имела, что это связано с вашей подругой, — признаётся на выдохе. Стайлз должен понять, что на самом деле всё совершенно не так, как ему видится. Новая стая ведь действительно собиралась поделиться своим открытием, но только после того, как его сделает. Потому что несчастный клочок бумаги с рисунком полицейского значка не открывал личность убийцы и не вёл к новым зацепкам. Оказалось, что это мексиканский значок, но что с того? Лидия была убита на территории Мехико — это полиция узнала и без сверхъестественной помощи.
Посмотрела бы я на тебя после парочки ночных кошмаров и навязчивого призрака, следующего по пятам и на работе, и на обеде, и в душе. Если собираешься кого-то винить в молчании, ладно, вини меня. Потому что это я не могла понять, что происходит, и первые несколько дней пыталась игнорировать. Это я боялась с кем-то заговорить о своих видениях, а потом не могла расшифровать знаки. Потому что за моими плечами нет такого опыта в общении со Смертью, как у вашей подруги. Это слишком страшно, чёрт его подери! — вскрикивает. Девушка и могла бы понять гнев Стайлза, но ведь она не обвиняет никого в том, что увидела покойницу. Могла бы сказать «твоя девушка, вот к тебе пусть и ходит», и хотя часть Бекки действительно не понимает, почему Лидия не выбрала кого-то другого, чтобы связаться с миром живых, ещё она знает, что в этом не виноват никто из тех самых живых. Так просто случилось. По причинам, неизвестным никому. Возможно, даже самой покойнице.
Хотя бы немного взять себя в руки, как ни странно, помогают дальнейшие слова Стайлза. Они заставляют вспомнить, что ото всех словесных атак защищаться не одной банши, но и Лиаму. И неизвестно, что из этого выйдет: сорваться он может в любой момент. Бекка бы даже не обвиняла друга в подобном, ведь, чего уж скрывать, даже она сейчас хочет врезать внезапному гостью. Вот только при ней нет силы оборотня, тем более — альфы.
Лиам… — шепчет помощница часовщика, оттолкнутая от альфы, всего за мгновение до того, как его нечеловеческий крик, превращающийся в настоящее рычание хищника, разносится по всему полю. Ей несложно представить, что сейчас чувствует и без того балансирующий на самом крае и пике своих эмоций Лиам, когда слышит, что он — надежда этого города, — крупно облажался. Этот нахальный подросток, заявившийся в свою старую школу, чуть ли ни обвинял оборотня в смерти Лидии и неспособности защитить… Её или Бикон Хиллс? Ведь со вторым справлялся парень неплохо, а в первом был виноват не больше, чем тот же Стайлз. И бросаться такими словами — это уже не глупость, а полнейшее неуважение и безумие. Где же был доблестный рыцарь Стилински, когда убивали его девушку? Если уж и винить кого-то из биконхилловской сверхъестественной «группировки», то не Лиама, который был в другой стране и не общался с покойной так тесно, как остальные.
И Ребекке уж очень хочется крикнуть студенту, что он полнейший идиот. А лучше хорошенько врезать ему за ужасные слова, которые бы прошлись холодным и острым лезвием по сердцу любого. Банши слишком обидно за друга, а ещё она вспоминает родителей, для которых когда-то была «лучиком света» и «медвежонком, подающим надежды», но один похожий разговор всё изменил, в ней признали сумасшедшую, позорящую семью своими криками посреди уроков «за вами стоит страшный человек, да как же вы его не видите? он прямо там!».
Райли трясёт головой, вырываясь из мира воспоминаний к реальному, и отступает ещё на шаг назад, когда перед «зрителями» на поле альфа предстаёт во всей красе. Она объективно понимает, что Малия — единственная, кто бы смог совладать с Данбаром в таком состоянии, а, значит, под ногами ни у того, ни у другого оборотня мешаться не стоит.
Доволен? — интересуется у Стайлза на выдохе. — Лиам… — переводит взгляд на альфу, — первый шаг к возвращению контроля — это вера в него, — подступить к другу Бекка не решается, но говорит с ним, пытается достучаться до человеческой половины подростка и напомнить, что это он управляет зверем внутри, не наоборот.

Отредактировано Rebecca Riley (30-06-2018 21:08:22)

+2

13

Стайлз любил вступать в открытые споры, но только в том случае, если на все сто процентов был уверен в своей правоте. Сейчас же он не был уверен, что прав, продолжая разговор в форме спора с подругой Лиама, а внутренний голос, который многие называют совестью, и вовсе говорил, что сейчас он не прав. Не прав в том, что не рассказал, хотя бы Лиаму, всё происходящее, в том, что с самой первой секунды их встречи накинулся на бедного волчонка своими претензиями. И сейчас, слушая, как Ребекка отстаивает их права, тупит свой взгляд и делает шаг назад. Стайлз отмечает, что его дико бесит эта девушка и её прямые высказывания в его адрес лишь приумножают это тысячекратно.

- Так ты банши? - удивленно хмурится Стилински, когда девушка берет себе словесный перерыв. - Так Лидия выбрала тебя проводником, как когда-то Мередит её... - Стайлз прижимает указательный палец к губам, слегка покусывая его и вспоминая события минувших дней, уже не ожидая ответа на свою мысль вслух и совсем позабыв о том, что несколько секунд назад они втроём спорили. Но, если мог забыть Стайлз или Ребекка, то Лиаму, видимо, всё это было не по душе. И только с его криком и рыком, сын шерифа поднимает глаза на волчонка, инстинктивно делая шаг в сторону Малии. Это было слишком неожиданно, чтобы никак не отреагировать. И, пусть это когда-то был ИХ волчонок, сейчас он выглядел так, что готов разорвать всех присутствующих. - Лиам? - с осторожностью отзывает оборотня Стайлз, выставляя руку вперед, показывая, что тому не грозит опасности. Может, конечно, дело и не в этом жесте, но парню становится явно хуже, потому как все признаки оборотня появляются на лице и не только. От увиденного Стилински готов даже присесть, но ноги словно приросли к земле, а к горлу подкатил ком, как только Лиам показывает свой цвет глаз. - Малия, ты тоже это видишь? - он говорит чуть шепотом, еле выдавливая из себя слова. Но не страх сковал его, а удивление. И только сейчас в его голове всё встает на свои места: странное поведение Лиама, избегание им Скотта и его самого, не желание ехать в Мексику. Как они могли не заметить такие изменения в своём верном соратнике? Когда это вообще произошло? Как? Он пробудил силы сам или убил кого-то? Множество вопросов молниеносно возникли в голове студента и ещё один пунктик в копилку своей вины за другого человека. Как бы не пытался оправдывать себя и своего лучшего друга Стайлз, он понимал, что всё это произошло из-за их уезда из города. Ещё одно последствие, в котором виноваты только они.

Так же Стилински начинает понимать, что став Альфой, Данбар обзавёлся и собственной стаей и, похоже, эта самая Ребекка была одной из них. Кто ещё? Мейсон? Кори? Тео? Первые два варианта он отмел практически сразу, предположив, что эти двое не стали бы скрывать подобный секрет: Мейсон пусть и лучший друг Лиама, но всё же человек с ярко выраженным чувством справедливости и далеко не сторонник секретов среди друзей, ну а Кори просто его парень, который поддерживает своего любимого во всех начинаниях. Неуверенным он остаётся только в Тео, который всегда был сам себе на уме и делал только то, что ему выгодно самому.
На вопрос банши, Стайлз лишь бросает на неё короткий и обеспокоенный взгляд, не зная, как сейчас поступить лучше и как помочь Лиаму вернуться в прежнее состояние. Всё-таки пропасть между ними образовалась за этот год и это было видно не вооруженным взглядом, ну а наличие секрета лишний раз подтверждало это. - Как давно он...Альфа? - всё же решается спросить Стайлз, делая ещё шаг назад и пропуская Малию вперед. Сейчас бы не помешала его любимая бита, которая была отдана Мейсону перед уездом. Бегая глазами по местности, в поисках защитного средства, ему попадается клюшка для лакросса и, делая резкий подкат в её сторону, хватает так быстро, как только может и отбегает в сторону Ребекки, сжимая обеими руками клюшку, словно это могло помочь в борьбе с разъяренным Альфой. Глупо, но стоять и бездействовать было не в его стиле. - Есть варианты, как его успокоить? - не отводя свой взгляд от спины Данбара, Стайлз обращается к Ребекке, чувствуя, как с каждой секундой его сердце начинает биться быстрее.

+2

14

https://78.media.tumblr.com/819dbbe1f5239d201a277be8217af444/tumblr_nf4sajC5901rqpwxao8_r1_250.gif https://thumbs.gfycat.com/HotFeminineEel-size_restricted.gif

Двоякое состояние. С одной стороны ее преследовало чувство тревоги, с другой же стороны ее успокаивало то, что Лиам здесь и с ним все в порядке. Словно карточный домик, все вокруг буквально сыпалось на глазах. И видеть что-то стабильное и «старое» было только в радость. Девушка испытывало некое спокойствие. Только это чувство было обманчивым, ибо она прекрасно понимала, что вокруг все не так-то и спокойно. Стоило посмотреть на реакцию ее друга, который был готов вцепиться в Данбара. Видимо по этой инерции и чтобы поддержать его, Малия тоже была резка. Хотя, если честно, она всегда была такой, потому что чувство такта ей в прошлом была не нужна. Это сейчас она открывает новые возможности и порой поступает максимально, как человек.

Девушка показалось робкой, и не несла за собой угрозы, но что они только не видели за все эти года, чтобы так легко попасться на первое впечатление. Что уж там, она даже поддалась Тео, который  в итоге застрелил ее и предал. В этот раз она так легко не поддаться, наверное. Поэтому удивленно пронаблюдала за тем, что ребята вытворяют. В какой-то момент Тейт отметила про себя, что совершенно не знает, что делать в такой ситуации. Еще ни разу не сталкивалась с тем, что Стайлз буквально выходит из себя, а Лиам поднимает голос. А что говорить о новенькой, так она вовсе из маленького олененка превращалась во что-то другое, а что именно пока шатенка не могла понять.

Вся эта кутерьма происходит буквально на глазах койота. Она даже до конца не понимает суть происходящего и почему Стайлз так сильно сердиться на бету. Не понимает, что ей сделать. Единственное, что сейчас ей было интересно, так это то, что Лидия дает сигналы из того света. Даже покинув ребят, она не оставляет их наедине. Если подумать, то она даже не знает, что сейчас есть какая-та опасность, помимо той, что случилось с Лидией. Слишком мало информации, чтобы она могла так легко во всем разобраться. Что уж греха таить, даже с большей информацией, она не смогла бы сейчас сложить два плюс два.
Если некоторые уже справились с потерей банши, то вот Малия только делала это. На расстояние она не верила, что это случилось, и до самого последнего  момента думала, что все это ложь. Что прилетев сюда, она поймет, что и как и почему ей так сказали. Даже мысли пробегали, которые убеждали ее в том, что просто хотели ее вернуть домой и она нужна для какого-то важного дела. Вот только прилетев сюда, девушка поняла, что все это реально. И именно сейчас ее теразет боль потери. Места, которые сохранили ее в памяти Малии. Как бы она не старалась, но она видела ее образы и ждала, что вот-вот появиться Лидия. Тейт жалеет, что в итоге они очень хорошо подружились между собой и раскрылись. Жалеет, что не осталась в стороне, потому что боль потери она  не хотела вновь чувствовать. Одного случая было достаточно.
Лиам вышел из себя. Кажется, он всегда имел такую проблему, как контроль, но сейчас Малия учуяла нечто иное, а это было совершенно не похоже на него. В первую секунду Тейт подумала, что просто давно его не видела, а значит, могла с легкостью перепутать, но когда увидела его красные глаза, то поняла, что ничего она не перепутала. Лиам стал альфой.

- Да, было глупо бросаться на бесконтрольного альфу, - констатация фактов, все в стиле койота. Только вот ее немного напрягало то, что незнакомка, которая представилась Ребеккой и проводницей их подруги банши, начала отступать. Ничего хорошего не предвещало. Больше всего она беспокоилась за своего друга, то есть за Стайлза, который медленно тоже начал сдавать назад. Все словно боялись «зверя», который был когда-то самым безобидным волчонком. Нет, понятно почему, но все же это было даже немного забавно. Сама Малия не боялась. Чувствовала его силу, но это не могло ее остановить, при необходимости. Выпятившись вперед, девушка выпустила в ход свои когти и клыки. Убив свою мать, койот обрел новую силу, которая ей безумно нравилась. Вот что значит родиться от потомственного оборотня и койота.

- Мне вот тоже интересно, как можно было упустить такой факт?
Малия поняла, что альфа будет на ней, если сорвется. Драться желания не было, но если надо будет, то придется. Так же она понимала, что ей надо защищать не только Стилински, но так же и Ребекку, которая была весьма уязвимой.
- Если можешь успокоить, то попробуй еще раз. Не хотелось бы ему навредить, - весьма уверенно произнесла шатенка.

+2

15

Все чувства Лиама сейчас смешиваются, образуя ядрёную кашу в его голове и душе. Вроде он должен радоваться, что наконец-то раскрыл свой секрет, что Бекки и Стайлз наконец-то перестали ругаться, что все они сейчас в одном месте живы и здоровы, но нет. "Моторчик" завёлся и уже не хочет сбавлять свои обороты, хочет раскрутиться до полной мощности и показать всем на что действительно способен, чего не делал очень давно. Запахи вокруг начинают накладываться на друг друга - усиленное обоняние начинало играть с ним злую шутку, а трансформация Малии и вовсе всё портит. Здравый смысл уходит на второй план и теперь ему кажется, что близкому человеку грозит опасность, что надо их срочно остановить и обезвредить, лишь бы спасти ту единственную, чей запах был женственный и приятный. Бекки... В голове всплывают её милые образы, Лиам не двигается с места, продолжая тяжело дышать, всё ещё борясь с самим собой и силой, что была ему не по плечу. Но одно лишь действие Стайлза заставляет оборотня резко повернуть голову в его сторону и проследить за тем, что он сейчас сделал. Трогать вещь разъярённого оборотня - большая ошибка, но и повернуться в сторону Стайлза и Ребекки Лиам тоже не может, ведь позади останется волчица-койот, от которой исходит сила бОльшая, чем от этих двоих. Повернувшись лишь на половину, он рычит, словно загнанный зверь, всё ещё пытается сдержать себя в руках, в попытке расслушать слова присутствующих, которые доносятся до него как эхо в тумане.
Раз, два, три и не в силах он больше сдерживать себя, молниеносно срываясь с места в сторону Малии, замахиваясь на неё когтистой рукой, после чего пинком ноги отправляет девушку в сторону. Тело его помнило тренировки с Дереком и сейчас это явно было не на стороне ребят, попавших под бесконтрольную ярость Данбара. Не теряя времени, он бежит в сторону Бекки и Стайлза, но знакомый и приятный запах заставляет его переметнутся в сторону Стайлза, хватая клюшку в его руках и отбрасывая в сторону, а самого паренька впечатывая в землю и давя на него рукой. Воспоминания того дня, когда он отнял чую жизнь и стал Альфой, накрывают его, заставляя злиться ещё больше, а кровь в венах закипать. Он чувствует вину перед случившимся ещё больше, а наряду с ним и собственное бессилие. Он не помнил фрагменты того дня, лишь по словам Тео и Бекки, но сейчас они медленно начинают всплывать из глубин его сознания, которое по всей видимости пыталось защитить бедного паренька. Данбар медленно начинает вдавливать Стайлза в землю, оставляя маленькие трещинки по краям почвы, которых с каждой секундой становилось всё больше. - Я не хотел его убивать! - полностью поддавшись воспоминаниям, он уже не понимает где находится и что рядом с ним его друзья, что сейчас он может сильно покалечить Стилински или вовсе убить его. Это всё отходит на второй план, прожигаясь чувством вины за содеянное три месяца назад. - Так не должно было закончится! - с этими словами он замахивается кулаком, направляя свой удар в нос сына шерифа.
Данбару было тяжело смириться с тем фактом, что он убил другого оборотня. День за днём угрызение совести съедало его по крупицам, но он сумел найти силы жить дальше и забыть о том дне, скрывая произошедшее ото всех своих друзей и знакомых.

+2

16

Так ты банши?
Звучит словно приговор. Не потому, что из уст Стайлза, который не понравился банши с первого взгляда. Точнее говоря, с появления на этом самом поле несколько минут назад. Бекка всё ещё привыкала к этому слову, к этой сущности, несмотря на прошедшие годы. Где-то в глубине души, очень-очень глубоко, где хранила свои самые большие страхи и сожаления, она надеялась, что этот гигантский кошмар однажды закончится. А сама девушка проснётся в знакомой постели под смех старшего брата. Или, на худой конец, в психушке, где ей самое место после всех этих видений. Которые вновь окажутся одним большим сном длиною в жизнь.
Банши, — с запозданием подтверждает Райли. В отличие от Стайлза с Малией, за изменениями альфы она наблюдает порядком… Не то, чтобы спокойнее. Скорее всего, просто ожидала подобного. Ко красным глазам Ребекка уж точно готова, видит их раз не в первый, а вот с тем, что Лиама нужно как-нибудь успокоить, конечно, согласна, но как? — Несколько месяцев… — говорит тихо, потому что не уверена: если правда открылась, можно ли теперь направо и налево рассказывать все подробности? Это всё ещё тайна Лиама. Его бремя, разговор о котором прямо при нём, как знать, не заставит ли разозлиться лишь больше. — Около трёх… — и всё-таки помощница часовщика продолжает. Так или иначе, друзья оборотня правду узнают. И, может быть, успеют выдохнуть, поняв, что с силой альфы подросток мирится и живёт не первый день. А, значит, есть шанс его усмирить. Есть же?..
Я… — банши отступает ещё на шаг назад. — Он ещё не выходил настолько из себя при мне, — честно признаётся, потому что храбриться и врать — не вариант. Так можно и самой получить, и на остальных навлечь беду в лице всё более и более разъярённого Лиама, да и ему саму навредить тоже. — Просто… Его нужно не провоцировать ещё больше и постараться достучаться, — и Райли верит, действительно верит, что это возможно. До определённого момента.
Лиам! — вскрикивает она, когда альфа набрасывается на Малию. Не знает, за кого волнуется больше. То есть койта почти и не знает, рассказы друга и фотографии не в счёт, и Ребекка не столько волнуется за жизнь Малии, сколько за то, что на руках другого оборотня окажется ещё больше крови. Он пожалеет, если умудрится навредить друзьям, пусть и тем, от кого так долго хранил опасную тайну. Ещё меньше помощнице часовщика хочется, чтобы оборотень-койот оказалась проворнее и сильнее Данбара, отбилась, навредив ему самому. Бекка может лишь наблюдать за этой схваткой, и даже когда альфа оборачивается, стремительно приближается к Стайлзу и к ней, банши не в силах заставить себя причинить другу вред. Хотя и могла бы. Почти не сомневается, что в таком состоянии, как сейчас, даже небольшой испуганный вскрик превратился бы в настоящий сверхъестественный и сбил Лиама с ног. Но что, если Райли переборщит? — Ты можешь контролировать это, — убеждает и себя, и оборотня, который всё ближе. Она жмурится, но ещё через секунду, и две, и три, и четыре не чувствует, чтобы оказалась сметена с ног или куда-то отброшена. Резко банши распахивает глаза и понимает, что альфа не тронул её. Зато Стайлзу повезло меньше: он впечатан в землю, над ним нависает Лиам, который злится и кричит.
Лиам! — глубокий вдох, и Бекки, которая понимает, что грубой силой нужного результата они не добьются, оборачивается к Малии. Качает головой, тем самым прося не вмешиваться, но на всякий случай, сделав ровно два шага в сторону оборотня-койота, шепчет:
Позволь мне достучаться до него, — почти умоляет. — Если не получится, останется лишь один вариант… — заключает на выдохе, — но позволь сначала поговорить, — банши нужно это разрешение хотя бы потому, что на Малию альфа напал самым первым, и Райли поймёт, если сейчас она хочет ответить выпущенными когтями или подножкой в ответ. Только это не приведёт ни к чему хорошему.
Только после того, как одобрение койота получено (или, по крайней мере, Бекку не пытаются силой остановить), она медленно и осторожно подступает к Лиаму.
Пожалуйста… — шепчет, опускаясь коленями на траву. — Ты ведь не хочешь вредить своим друзьям. Я знаю, это не ты. Ты можешь с этим бороться, можешь справиться и контролировать. Волк, что сидит внутри тебя — это не монстр. Ты не монстр. Прошу, остановись, — Райли и сама не замечает, как по щекам начинают катиться слёзы. Потому что ей страшно. От того, каким впервые увидела друга. От того, что он действительно может не услышать и отбросить её на другую часть поля, всего лишь взмахнув когтистой рукой. От того, что ему самому причинят боль, если у Ребекки не получится достучаться. От того, что он уже причиняет боль сам себе в попытках отрицать то, что стал альфой.
Того, что случилось, уже не исправить, но только ты выбираешь, каким будет будущее. И ты можешь стать отличным вожаком, Лиам, я знаю это. Только для этого сейчас нужно остановиться и вернуть контроль над своим телом. Прошу, — девушка всё ещё говорит тихо. Она не успевает остановить оборотня, который врезал Стайлзу по носу, но решается ухватиться за его кулак чуть позже, осторожно накрыть и едва ощутимо сжать. Чтобы Лиам не только слышал, но и чувствовал: банши здесь, она никуда не бежит и всё ещё на его стороне. И очень надеется, что это ничем не аукнется.

+2

17

Правда о Лиаме пронзает сознание Стайлза, словно молния неподвижное и ни в чем неповинное дерево. Как они могли не заподозрить за целых три месяца, что Лиам изменился и приобрел статус Альфы? Ответ очень прост и как бы не пытался отталкивать от себя этот самый ответ Стилински, он его знал - они были слишком заняты собой и практически не уделяли времени другим, даже, Лиаму. Новая жизнь была не менее увлекательной и полна людских приключений, в которой вспоминать о жутком и проклятом месте, как Бикон Хиллс, не хотелось от слова совсем. И теперь ему придётся жить с тем знанием, что всё происходящее - это результат его действий и мечтаний о лучшей жизни. Это не только больно осознавать, но и неприятно тоже. Единственное, что не понятно будущему агенту ФБР, так это почему Лиам сам не обратился к ним за помощью, почему не рассказал правду, а предпочёл скрываться и скрывать всё? Они бы смогли ему помочь жить дальше, помогли бы обуздать новую силу и уж точно вернулись бы в город раньше. Неужели он думал, что они отвернутся от него, своего "первенца"? Да, конечно, без промывки мозгов и вопросов в стиле "о чем ты думал" не обошлось бы, но это бы изменило многое и, возможно, спасло бы и Лидию. Невольно в голове парня возникает вопрос: знала ли она об этом? Видела ли, как он убивает другого, а, может, и вовсе была в этот момент с ним? Ясно одно - пока они не приведут в чувство Данбара, ответов ему не видать, как своих ушей, даже, с помощью зеркала. И остаётся только догадываться, откуда взялась эта Ребекка и что их связывает с Данбаром. Не она ли подтолкнула его на это действие? А, может, вместе с Тео? Стайлз обязательно всё выяснит, а пока вдаваться в самобичевание у Стайлза нет времени, потому как юный Альфа окончательно выходит из себя, отправляясь в сторону Малии.

- Три месяца?!!! Как вы его сдерживали?! На цепях что ли?! - ошарашенно кричит Стайлз, пусть даже и стоит сейчас рядом с Бекки. Это слишком эмоционально, чтобы просто спокойно говорить об этом, сжимая клюшку от лакросса покрепче в руках. Стайлзу хотелось крикнуть Малии, что из них двоих в городе была она, но вовремя останавливает себя, вспоминая её рассказ у него в джипе про поездку во Францию. Все мы были заняты собой... Прости, Лиам... Не успевает студент ничего больше сказать или сделать, как Данбар уже откидывает койота в сторону. Собрав всю свою храбрость в кулак, он срывается с места и бежит в сторону Лиама, в надежде отвлечь его ударом клюшкой (как же это глупо), но реакция Альфы куда быстрее, чем прежнего волчонка и Стайлз только и слышит, как ломается клюшка, а спиной чувствует острую боль, словно его ударили о... Землю? Холодная и сырая земля даёт некое облегчение, но лишь на несколько секунд, потому что в следующее мгновение Данбар начинает сдавливать его сильнее. Перед глазами парнишки медленно начинает всё плыть, кажется, кто-то из девушек что-то кричит, но Стайлзу не удаётся разобрать слов. Единственное, что ему удаётся услышать, так это слова Лиама совсем над ухом и догадывается, что речь идёт о том самом дне, когда он стал Альфой и отобрал чужую жизнь. - Л... и... а... м... - ему тяжело говорить и остаётся только выдавливать из себя всё по буквам, но вряд ли разъяренному оборотню сейчас до его букв, если уж женский голос не может до него докричаться. Невольно Стайлз слабо ухмыляется, от мысли, что сейчас совсем не тот случай, когда стоит просто стоять и кричать, даже, если ты - банши. Но ухмыляться ему остаётся не долго, потому что в следующую секунду, резкая боль пронзает область носа - именно туда приходится удар Лиама - и Стайлз чувствует, как из носа начинает идти кровь, а сам он медленно теряет сознание. Он больше не чувствует боли в спине, ребрах и в носу, сейчас он не чувствует ровным счётом ничего, отправляясь в спокойную и безмятежную тьму.

+2

18

Стоило ей приехать, как уже попала в неприятности. Не нравилось ей все это. В самом деле, как-то совсем глупо получилось. Особенно, когда Малия не собиралась вообще во что-то втягиваться. Она сожалеет, ей плохо и она хочет поддержать друзей, но все это время у нее не было желания врываться во что-то новое и не хотелось драки. Койот всегда готова, но это не значит, что она всегда хочет. Сейчас Тейт просто жалела о том, что оказалась здесь. Если бы вместо нее был  кто-то другой, то справился бы лучше, а не так, как он. Все это не имело никакого смысла, поэтому девушка хотела просто свалить, убежать или исчезнуть. Что она вообще могла сделать? как она могла поддержать своих друзей? Она явно не отличалась лаской и пониманием. Поэтому ей стоило остаться в Европе. Да, именно так, там ей и надо было остаться, но вот только она здесь и должна успокоить Лиама. Должна ли?
Малия никогда не была близка с Лиамом, поэтому сейчас не испытывала никакой вины или же сочувствия. Такое происходит в сплошь и рядом. Тейт понимала одно, то что Скотт не простит Данбара. Она так считала, хотя он слишком добрый для подобного и может открыться вновь, но именно по этой причине однажды девушка сама хотела уйти из стаи как можно дальше и как можно скорее. Все только не получалось это сделать, потому что стая была для нее семье без которой она бы не справилась, как бы не хотела этого.
Сейчас, стоя здесь, девушка готова была к нападению, но не думала, что малыш станет настолько сильным. Неприятный момент, а так же, она была сбита с ног. Естественно, Малия приземлилась «удачно». [float=right]https://media.tenor.com/images/610a899264ee5c12fcc054381ede7ed7/tenor.gif[/float]
Возникло животное желание разорвать Лиама, но девушка всячески старалась сдерживать себя. Странно, но последнее время она то и дело пытается быть сдержанной. Как только все это закончиться, она превратиться в койота и свалить куда подальше в лес, к прошлому, чтобы выпустить «пар». Ей надо вернуться окончательно, чтобы не стоять здесь и чувствовать себя посторонней.
- Если с ним что-то случиться, то я с тебя шкуру сниму, - как-то злобно произнесла койот и фыркнула новой знакомой. Ей бы не хотелось потерять Стайлза во всем этом дерме, а так же она не доверяла альфе, так и девушке. Что-что, а вот доверие заслужить у нее очень сложно, порой даже уже невозможно, а все, потому что однажды ее подвела химера.

Медленно Малия приближалась к ребятам. Удар она увидела, но не смогла среагировать и остановить. Что же, если будет следующий, то она причинит боль каждому, кто тут есть. Лиам был убийцей  и надеяться на то, что он успокоиться – бессмысленно. Но Ребекка была права, когда пыталась достучаться до него, именно так поступил и Стайлз с ней в свое время.
Тейт была наготове, чтобы напасать. В любой момент. Когти и клыки были активизированными, а так же она приблизилась медленно очень близко. Ей было плевать, напугает, разозлит она нового альфу, ей просто хотелось его выкинуть отсюда как можно дальше, чтобы он не мог достигнуть ее друга. В какой-то момент койот поймал себя на мысли, что ей плевать и на эту банши. Лидия погибла и связи с ней в потустороннем мире  - ничего не значили. Надо это принять и как можно быстрее это сделаешь, тем проще начать новую главу в своей жизни. Это Малия испытала на себе и прекрасно понимала, что это такое.
Койот злился. На всех. Даже на Стайлза, который кажется, был без сознаний. Он всегда отличался умом, а теперь не может рационально действовать и говорить. Все всегда знали, что Лиам не умеет управлять своими эмоциями, и бросаться на него было не правильно. Даже Малия это сейчас понимала.

+2

19

Данбар чувствует прилив собственных сил, которых избегал и сдерживал все эти долгих три месяца. Сейчас, будучи немного не в своём уме, он недоумевал, почему не использовал их раньше, почему прятал их и бежал, ведь это так... приятно. Приятно ощущать, что ты сильнее, что только ты можешь решать как поступить и что делать и... приятно чувствовать чужую кровь на себе. Запах собственной крови не так заметен Альфе, но вот кровь Стайлза, она словно манила и придавала ещё больше сил. От этого ощущения хочется сделать очередной удар, засунуть когтистую лапу куда-то внутрь живота, вытащить ему кишки и насладиться всем этим кровавым зрелищем. Данбар поднимает когтистую правую руку для замаха, но та так и застывает в воздухе - он пытается бороться. Словно эхом издалека до его сознания доносятся слова Бекки, такие невнятные, но по интонации девушки становится ясно, как сильно она переживает за него и хочет привести в чувство. Но вырвавшегося зверя не так просто держать в уезде, ещё сложнее - засунуть его обратно в клетку. Лиам начинает скалиться и рычать, можно заметить, как его поднятая вверх рука дрожит под собственным напряжением. Я... Не... МОНСТР! Лиам повторяет про себя отрывок слов банши и издаёт рык в небо, после чего отскакивает от Стайлза в сторону, словно его ошпарили кипятком, и ещё пытается пятиться назад, перебирая ногами по земле и немного потрясываясь. Ему удалось взять контроль, не дать отнять ещё одну чужую жизнь, но Данбар видит в каком состоянии находится Стилински и не совсем уверен, сможет ли тот выкарабкаться. Можно было бы воспользоваться слухом оборотня, попытаться послушать биение его сердца, но сейчас Лиам полностью зациклен на себе.

- Я убил его?! - он перестает пятиться, но не встаёт на ноги, просто не в силах этого сделать и боится, что если будет много двигаться, то вновь потеряет над собой контроль. Страх за Стайлза лишь добавляет ему скованности, не оставляя и шанса на здравомыслие. Он судорожно трясёт головой "нет", не хочет верить в то, что он мог убить старого состайца, который был для него в своё время как старший брат. Лиам набирается смелости перевести свой жалобный взгляд со Стилински на Бекки, а затем и Малию. - Он ведь жив, да?! - секундное молчание собравшихся кажутся ему вечностью и он просто не понимает, почему они так тянут с ответом. На ум приходят самые ужасные мысли и он не в силах гнать их от себя, поэтому ему ничего не остается, кроме как дождаться ответов от девушек.

Наряду с этим Данбар испытывает чувство вины - не так он хотел сообщить ребятам о своём новом статусе и было слишком наивно, с его стороны, полагать, что он может контролировать новую силу. Только сейчас он начинает понимать, как глупо было прятать голову в песок все эти месяцы, вместо того, чтобы действительно научиться чему-то, научиться использовать свою силу во благо, как в своё время делал это Скотт. А что теперь ему сказать и как смотреть в глаза, после того, как он нанёс вред самым близким ему людям Малии и Стайлзу? Сможет ли самая добродушная душа Бикон Хиллс понять и простить его? Принять таким, каким он стал? Раньше таких вопросов не возникало в его голове, ведь он был маленьким послушным волчонком стаи, но сейчас он вырос и изменился, к тому же, не в очень-то и лучшую сторону. И, если рассказать ребятам о своём секрете это пол дела, то начать раскрывать перед ними всё - очень сложно. Придётся отстаивать и Бекки, и Тео, и свою разорванную связь с Мейсоном и Кори, конечно, если они ещё об этом не знают. Всё слишком сложно. Он чувствует, как ещё чуть-чуть и опустит свои руки, станет плыть по течению, но что-то внутри не даёт ему этого сделать. Он знает ответ, но ещё не готов признать, что больше всего его держит Рут...

+1

20

Ребекка молчит, и причин тому много, даже слишком. Её пугает поведение Лиама, потому что банши ещё ни разу не видела, чтобы он настолько терял контроль над собой. Она верила, что альфа сильнее этой животной волчьей ярости. Верит и сейчас, хотя это и сложно, когда видишь, как он нападает на человека. Не такого уж святого, получившего, может быть, и по заслугам за все свои нелестные слова в адрес Лиама, но последний… Именно он не заслуживает того, чтобы очернить своё сердце ещё одним убийством. Эгоистично? Пускай, но Бекка сейчас думает вовсе не о безопасности и сохранении чьей-то жизни, а благополучии и душевном спокойствии своего альфы.
А ещё она растеряна. Потому что ответа на вопрос «как Лиама сдерживали в полнолуния?» нет. Райли была искренне благодарна оборотню за помощь со своими видениями и «даром», она порывалась помочь в ответ, но не была допущена ни к одному превращению подростка при полной луне. Для собственной же безопасности, как ей объясняли, и Ребекка не уверена, нужно ли спорить. Ничто не защитит её, если разъярённый альфа разорвёт цепи и бросится на неё. Первые пару месяцев банши верила, что он способен на это, потому что совсем не знала Лиама.
Четыре…«четыре месяца», исправляет шёпотом. В сравнении с тем, что происходит на поле для лакросса сейчас, подобное уточнение — не только мелочь, а глупость. Эти драгоценные секунды, что Бекка вспоминает и шепчет, можно было потратить куда продуктивнее.
Если с ним что-то случится, у нас будет ещё более обезумевший от крови на своих руках альфа. Не знаю, кто из вас доберётся до меня первой, — усмехается. Райли пыталась разрядить обстановку, заранее и не подумав, насколько эта шутка не удачна. Потому что может оказаться вовсе не шуткой. Помощница часовщика понимает, что у каждого есть предел, есть черта, переступив которую, обратно уже не вернуться. Убийство кого-то порядком безобидного и беззащитного может стать этой чертой для Лиама, и услышит ли он тогда голос банши? Остановится ли, если она будет молить?
Эй… — остаётся сидеть на земле в шаге от Стайлза, когда оборотень ошарашенно отскакивает назад, и тихо его зовёт. Глаза Лиама уже не светятся алым, его когти исчезают, и Райли облегчённо выдыхает. Неужели всё закончилось? — Нет-нет… — пытается убедить в том, что ещё не проверила. Хочется верить, что девушка успела достучаться до альфы вовремя, и он не лишил жизни паренька на земле без сознания. Ребекка спешит проверить пульс последнего, сначала накрывает дрожащими и похолодевшими от страха пальцами шею, потом прощупывает запястье. Ничего. У неё не получается нащупать пульс, и можно было бы списать это на то, что перед нами не врач и даже не санитар. Вот только когда-то Бекка грезила стать педиатром, и да, её не учили реанимировать, но как правильно найти пульс пациента, научить успели. Поэтому сейчас банши ругает саму себя за то, что не получается. Не потому ведь, что перед ней труп?
Нет. Ещё несколько долгих секунд, и указательныф палец банши, приложенный к шее Стайлза вместе с соседним, ощущает пульсацию. Ещё раз она выдыхает и поднимает взгляд на оборотня, кивает ему и слабо улыбается в знак того, что всё обошлось. Более или менее.
У него есть пульс, — спешит успокоить словесно, и не только Лиама. Рядом всё ещё находится третий подросток — Малия, которая обещала прикончить Райли, если её друг умрёт. — Но ему нужно в больницу. Чтобы его осмотрели, привели в чувства и точно сказали, что всё хорошо, — девушка поджимает губы. Не решается озвучить свои подозрения, когда замечает небольшой кровоподтёк на боку Стилински, заметный под приподнятой в драке футболкой. Она понимает, что от того, с какой силой бедного парня  придавили к земле, могло не просто что-то сломаться, но и начаться внутреннее кровотечение. И тогда дела очень плохи.
Тебе необязательно делать это, — замечает банши, поднимаясь на ноги и имея ввиду сопровождение до самой больницы. — Сможем найти объяснение случившемуся. В этом городе уж точно сможем. А она, наверное, ещё помнит дорогу до больницы, — оборачивается к Малии. Ребекка боится. Попросту боится, что если её подозрения подтвердятся, оборотень выйдет из-под контроля прямиком в больничном коридоре. И раньше, чем Стайлза доставят туда, не может перепроверить. Для этого нужен тонометр, стетоскоп или игла. Ничего из этого при неудавшемся студенте, мечтающем стать врачом, нет. Лишь пальцы, которыми, вернувшись на землю коленями, незаметно для Лиама и очень осторожно, чтобы не ухудшить положение, пыталась прощупать бок парнишки без сознания. И это не дало ровным счётом ничего.

+1

21

Стайлз потерял сознание. Малия слышала его сердцебиение и слышала его дыхание. Все было нормально, но все же его надо будет отвести в больницу к матери Скотта. Она обязательно за ним присмотрит. Так просто всегда происходит. Каждый раз ребята полагаются на нее. В какой-то степени можно было смело назвать ее частью стаи. Вообще, вся стая МакКолла была удивительной и необычной. Невероятно просто. Иногда смотришь и поражаешься тому, какой же все-таки контраст. Тейт понимала это прекрасно, поэтому сейчас хотела лишь забрать своего друга и помощь ему. Быть может, ему это и надо было? Чтобы немного остыть и отдохнуть. Если вспомнить, то он вообще не любитель последнего. Иногда оборотни удивлялись его выносливости и бессонной жизни. Койот лично не мог себе такое позволить, потому что поспать – это святое.

Малия злится. Причем так сильно, что готова в любой момент разорвать Лиама на мелкие кусочки и плевала она на то, что он теперь альфа. Плевала на то, что он был первым оборотнем, которого обратил ее альфа. Плевать. Стайлзу больно. А значит, она должна отомстить. Как бы там ни было, но девушка не была добродушным ангелом, который все понимал и принимал, как есть.

- Молись, чтобы с ним все было хорошо, - прорычал койот, подойдя к своему другу. – Если  с ним что-то случиться, я тебя разорву к чертовой матери, как и твою девушку.
После сказанного, Малия прорычала и на новенькую банши. Ей было плевать, что она там видит. Лидия умная, она найдет другой способ связаться, если это будет необходимо.

Малия отвернулась от ребят и медленно взяла на руки парня, который был без сознания. Она чувствовала его сердцебиение, но оно ей не нравилось. Мало ли что могло случиться. Если оборотни восстанавливаются, то вот люди нет. Может, он сам и нарвался на это и хотел, чтобы оказаться в таком состояние? Быть может, но койоту это совершенно не нравилось.
Стайлз был очень легким. Вероятно дело в том, что девушка просто имела сверх способность.  Она боялась за него. Унести его отсюда, а уже потом решать проблемы.  Только бы с ним ничего не случилось и он выкарабкался. Где Скотт, когда он так нужен?
Койоту хотелось все бросить и сорваться. Как раньше. Не понимать чувства и просто разорвать тех, кто угрожал ей и его другу, который в свое время сделал все, чтобы он смог существовать. Все, чтобы она могла стать частью общества. Это не легко, но он смог и сейчас она видит его в таком положений, когда он без сил и срывается на ровном месте.

- Все будет хорошо, - больше утешает себя, чем друга. Он все равно ее не слышит. Малия пытается держать его аккуратно. Как только может. Ей страшно, что ко всему прочему она тоже может навредить ему. Побежать с ним на руках, она не может, потому что может повредить не поврежденные места, а вот джип.
В свое время Тео учил ее водить и у нее больше нет страха, которая преследовала ее продолжительное время.
Аккуратно посадив в машину, девушка села за руль и прорычала, потому что одно дело водить нормальную машину, а другое дело, когда надо водить старую развалюху.

Не сказав ничего ребятам и решив, что это все потом, девушка завела машину и рванула в сторону больницы. Вот только завести подучилось не с первого раза, где-то с третьего, но все же получилось.
Она злилась на Лиама, но отчасти понимала его. Было время, когда и она была сама не своя и могла навредить любому. Если бы не Стайлз, который ее сдерживал, то все могло получиться плачевно. Спасибо ему, но все равно, поднимать руку на друга, который тебе помог.

+2

22

Лиам до сих пор не верит в произошедшее, в то, что он только что напал на своего друга и, можно сказать, наставника. Эта чертова сила творит с ним непонятные вещи и сейчас ему больше всего хотелось от неё избавиться, но только вот он не знал, как это сделать без риска для жизни. И, если в подобной ситуации нет выхода, может лучше и вовсе закрыть Лиама где-нибудь в Эйкен Хаусе, подальше от чужих глаз? Ему давно уже известно, что там есть подпольное отделение для таких, как он и не спроста они все там оказались. Не лучше ли и ему будет среди них? Жить, зная, что ты можешь нанести близкому человеку непоправимый ущерб и не в силах это контролировать - просто ужасно. А Стайлза он мог отнести к тем близким, ведь когда-то они общались лучше, чем в последний год. Из памяти Лиама никуда не делись воспоминания о том, как двое старшеклассников приняли его, обычного человека, за какое-то сверхъестественное существо, как Скотт спас его от смерти и как эти же двое помогали ему справиться с первым полнолунием. О спасении Хейден он тоже помнил и, по большому счёту из-за этого, и чувствовал себя должником перед ними. Но, кажется, он никогда не сможет отплатить им в ответ...

Данбар с облегчением выдыхает, когда слышит, что пульс у Стилински всё же есть. Он не смотрит на парня прямым взглядом, боясь, что и так может навредить ему. Дыхание постепенно становилось ровным, но на лбу можно было заметить, как выступили капельки пота от напряжения, которое испытывал сейчас Альфа. Ему хотелось многое объяснить ребятам, переиграть эту встречу и не дать своему зверю вырваться на свободу, но... время нельзя обернуть вспять, поэтому придётся надеяться, что миссис МакКолл позаботиться о сыне шерифа и вновь поставит того на ноги. Хотя, зная Стайлза, его не так-то и просто отправить на тот свет, что, в общем-то, только к лучшему.
Провожая виноватым взглядом Малию, несшую на руках Стайлза, он облизывает языком напрочь пересохшие губы и всё же решается окликнуть её вслед. - Малия! - он знает, что она слышит, но всё же делает секундную паузу. - Прошу, передай Стайлзу, что во всём виноват только я, ни Тео, ни тем более Бекки здесь не причем. - после чего опускает свой взгляд, смотрит так ещё пару секунд и с тяжелым вздохом откидывается на спину на землю, прикрывая глаза ладонями. - Что. Я. Наделал. Меньше всего я хотел, чтобы так случилось. Теперь ещё наверняка попадёт и Тео. - пусть Данбар и не смотрит сейчас на свою подругу, но чувствует на себе её вопросительный взгляд каждой клеточкой кожи. Неудивительно, её же не было с ними прежде и они не углублялись в историю Рейкена ни разу за эти четыре месяца. Не меняя своего положения, лишь положив руки себе на живот и скрестив пальцы в замок, он решает приоткрыть завесу жизни своего, так сказать, друга. - Видишь ли, Бекки, раньше всё было совсем иначе. Раньше я с ними был в одной стае, а Тео... Его ненавидели абсолютно и все. И, сказать по правде, было за что. И сейчас, узнав, что я стал Альфой, они могут выбрать виновным его. Так всегда было. - вздыхает. - Если что-то случилось - ищи Тео Рейкена. - грустно усмехается от своей же фразы, вспоминая о прошлом. Сейчас всё это кажется ему таким не важным и не имеющим значения, ведь в конечном итоге они нашли друг в друге то, чего им всегда не хватало по жизни - уважения и понимания.

+2

23

Ребекке хочется в лицо Малии то ли рассмеяться, то ли фыркнуть, то ли выдать ещё чего, но она не решается. Ей кажется, что опасно вставить перед разозлённым оборотнем любое лишнее слово, даже если необходимо прояснить ситуацию: банши альфе не девушка, и то, что её не воспринимают всерьёз, до сих пор, наверное, считают случайным свидетелем и лишним рыженьким грузом на волчьих плечах, заставляет саму постепенно забывать о страхе и начинать злиться. Райли делает глубокий вдох. Страшно представить, чем закончится это всё, если из-под контроля сейчас выйдут и её силы.
И хотя Бекка бросает на девушку не только растерянный, но и порядком недовольный взгляд, молчит. Так же молча она наблюдает за тем, как койот забирает Стайлза и уходит в сторону школьной парковки, и сама оборачивается к Лиаму, поджимая губы. Хотела бы помощница часовщика поддержать друга, только вот как? Эгоистично и лицемерно будет промолчать, позволив ему взять всю вину на себя. В конце концов, видение у Ребекки было, и если бы она наткнулась на оборотней всего на минуту раньше, если бы не замерла от ужаса и что-нибудь предприняла, как знать, страдал бы Данбар последние месяцы каждое полнолуние от новоприобретённых сил?
Хватит винить себя, — сама не уверена, мольба это или требование. — Я могу найти тысячу «но» или «если», которые бы не привели к твоему превращению в альфу или сегодняшней встрече со Стайлзом. Два, как минимум — мою настойчивость той ночью или сегодня, когда могла бы настоять на встрече где-то ещё. Не думаю, что старые друзья стали бы искать тебя в лесной хижине незнакомки, — усмехается банши. — Скажи, что Скотт МакКолл никому не навредил в свои первые полнолуния. Скажи, что ему было очень легко совладать с новой сущностью — альфой. И тогда я оставлю тебя в покое. Но если ты не знаешь ни одного оборотня, который по щелчку пальцев мог вернуть себе беззаботную жизнь, прими, наконец, что ты ничем не хуже других, ты не виноват в случившемся тогда, потому что спасал собственную жизнь и жизни других. И как только ты примешь это, сегодняшний случай не повторится, — обещает, медленно приближаясь к Лиаму, и опускается на траву в шаге от него. — Невозможно всю жизнь провести без изменений. В том, что вы разделились на две стаи, уж точно никто не виноват. И, знаешь, твои старые друзья после сегодняшнего могут увидеть врагов во всех. Что бы там вы ни знали о Тео, который, кстати говоря, не пытался за эти месяцы придушить меня, хотя, чувствую, ему бы хотелось, обо мне они не знают вообще ничего. Как думаешь, стоит готовится к тому, что совсем скоро на порог заявятся разъярённые студенты с вилами и захотят сжечь рыжую банши? — усмехается Райли, пытаясь разрядить обстановку, хотя бы немного и ненадолго отвлечь друга от тяготящих мыслей. Она касается подушечками пальцев его плеча, тяжело выдыхает и опускается всем телом на траву рядом.
Глупо кого бы то ни было винить в том, что ты изменился, не находишь? Серьёзно, какую здесь можно придумать причину? Тео хотел избавиться от врага или управлять новым альфой? Сомневаюсь, что такое сработает. Дай им время, и, надеюсь, они примут эту новость не так критично, как ты считаешь. И тогда все вместе мы сможем разобраться в том, что важнее обид или злости — в смерти вашей подруги, — напоминает, почти невесомо похлопав друга по плечу, после чего убирает руку и переворачивается с бока на спину. — Считай меня наивным оптимистом, но всё ещё будет хорошо. У тебя, по крайней мере, есть шанс на это, потому что никакие призраки не преследуют при свете дня или луны. Тебе нужно разобраться в себе, справиться со своими эмоциями и, наконец, отпустить чувство вины. Только от тебя зависит, выйдет ли это всё. Ни от кого больше. И не забывай, что ты должен сделать это для себя самого. Не позволяй никому навязывать тебе новое чувство вины. Хочешь, я успокою их на недельку своим криком? — тихий смешок срывается с губ. Бекка, конечно, на такое бы не пошла, но после того, что незнакомый ей лично подросток наговорил альфе, греет мысль о том, что Стайлз бы получил по заслугам так, что никто бы не смог придраться: банши же не предлагала доводить его до больницы, всего-то ненадолго оглушить.

+1

24

Слушая Бекки, Лиам ощущает себя маленьким ребёнком, которого отчитывают раз за разом стоит ему только провиниться. Но, в какой-то степени, ему это необходимо, чтобы понять свою правоту и двигаться дальше; почувствовать, что он всё ещё не одинок и единомышленников больше, чем ему кажется. Сейчас он как никогда рад, что банши настояла на встрече, что увязалась за ним на поле для лакросса и не бросила его в столь трудную минуту. Страшно представить, как могла пойти ситуация, встретить от Стайлза и Малию один на один.
- Я... не знаю... - Данбар тупит свой виноватый взгляд, пытаясь припомнить, слышал ли он что-нибудь о первых полнолуниях Скотта, после того, как он стал Альфой. Но ничего в голову не приходит, кажется, он никогда не интересовался подобным. - Нас нельзя сравнивать, Бекки... - устало вздыхает и оборачивается на подругу. - Он... Он идеальный. Во всём. - добавляет чуть позже, вспоминая те дни, когда Скотт ещё жил в Бикон Хиллс. Да, Данбар порой не был согласен с его моральными принципами, временами думал, что тот слишком наивен, но бесконечно уважал его, ведь ему всегда удавалось найти выход из ситуации, удавалось спасти своих друзей и не потерять себя на этой дороги жизни. От всего этого Данбар невольно задаётся вопросом, сможет ли он сам когда-нибудь твердо стоять на ногах? То и дело поднимая унылый взгляд, то опуская, он не пытается перебить Бекки, начиная понимать, что местами она права. Слова же о Тео заставляют его по-доброму ухмыльнуться, тот, кажется, и вправду был задушить банши в какой-то момент. Чуть мотает головой, когда она говорит о возможных планах Тео. Собираясь с силами, Лиам вздыхает и подхватывает разговор. - Когда-то Тео сам хотел стать оборотнем и Альфой. Ему удалось настроить всех в стае против друг друга и довести меня до такого, что я чуть не убил своего же Альфу, то есть Скотта. Мне до сих пор стыдно, что мной смогли так легко манипулировать, но я стараюсь вспоминать об этом редко, искупая содеянное добрыми делами. - он делает ещё один томный вздох. - Ребятам наверняка помнят об этом и могут подумать, что Рейкен не оставил своего старого плана, что, как только Скотт покинул город, решил пустить его снова в действие. А из-за своей вспышки ярости я не смог рассказать им полную картину произошедшего, понимаешь? Я им дал простор для фантазии и из этого вряд ли может выйти что-то стоящее. - переводит взгляд на Бекки и слабо улыбается. - На счёт вил не знаю, но вот Стайлз запросто может явиться к тебе в один день. Если, конечно, сможет найти твой дом. И, если я окажусь прав, расскажи ему всё. Нам больше нечего скрывать от стаи Скотта, от моей прежней стаи. - в его голосе чувствуется больше уверенности, чем прежде.
Может банши действительно была права и ребятам просто требовалось время, чтобы осознать новость и принять его таким, какой он стал. Так бы смог сделать Скотт, наверняка, но Стайлз… Привыкший лезть в самое пекло событий и действовать порой на горячую голову, а сейчас ещё и выбитый из колеи смертью Лидии... От него можно ожидать чего угодно, пока он в Бикон Хиллс и это настораживает Лиама больше всего. Сможешь доказать что-то Стайлзу - докажешь всей стае.
- Не думаю, что это хорошая идея. - слабо улыбается на шутку Бекки и обращает свой взгляд к небу. - Всё это рано или поздно должно было произойти. Пусть мне и жаль, что пришлось покалечить Стайлза, но, знаешь, мне стало на много легче. Груз секрета словно спал с моих плеч и я даже начинаю верить в светлое будущее. - чуть ухмыляется, наклоняя голову в сторону девушки, не отрывая её от земли. Ему ещё многое предстоит рассказать ей, многое ей предстоит узнать самой, но сейчас он начинает осознавать простую истину - пока они (Лиам, Тео и Бекки) вместе, они смогут со всем справиться.

0


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » ЗАВЕРШЕННЫЕ » Let's end it all