"...Чувство вины. Столь противное, давящее на глотку, не давая возможности дышать полной грудью и сосредоточиться на чём-либо - это всё, что остаётся у Лиама, после того, как..."
Добро пожаловать на TW: Bloody Dawn! Наша игра является авторским продолжением сериала, таймлайн: август 2018г, после 6 сезона. Располагайтесь поудобнее, мы тут на долго)
♰ сюжет ♰ f.a.q. ♰ роли ♰ внешности
♰ правила ♰ бестиарий ♰ акции ♰

TW: Bloody Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » ЗАВЕРШЕННЫЕ » Bienvenido al callejón oscuro!


Bienvenido al callejón oscuro!

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Улицы Мехико, Мексика, 16//07//2018


http://s5.uploads.ru/s5XFE.gif http://s5.uploads.ru/h2snr.gif http://s7.uploads.ru/umeZl.gif http://funkyimg.com/i/2KLTy.gif

Участники:
Брейден, Скотт, позже Рахиль, позже Диего Калаверас

Сюжет:
Этим вечером Брейден и Скотт договорились встретиться в менее оживлённой части мексиканской столицы, а Рахиль там же нашла новую жертву, кровью которой намеревалась насладиться. Каковы были шансы, что их пути пересекутся? Не столь велики, но всё же это случилось.

Примерное время:
одиннадцать вечера,
+11, гроза.

+3

2

В Мексике и зимой-то не особо холодно, а уж в разгар лета в полуофициальном костюме желание взять дробовик в руки крепнет с каждой минутой. Ситуацию спасала только приближающаяся гроза, еще до своего начала проредившая пока что слишком теплыми потоками ветра спертый городской воздух вблизи полицейского участка, работники которого спешили укрыться в домах до наступления настоящего урагана. К одиннадцати часам внутри остался разве что лишенный выбора дежурный, несмотря на довольно громкое дело об убийстве американской гражданки.
Лидия Мартин. Банши, как объяснил Дерек, когда пронзительный крик перестал отражаться от стен, приумноженный свободным пространством практически не заставленного мебелью лофта. Рев мотора, выстрелы, зов или рычание оборотней - ни от чего Брейден не хотелось закрыться так сильно. И дело вовсе не в том, что из одежды на ней в тот момент было только нижнее белье. Кричавшая девушка, казалось, не несла никакой угрозы, несмотря на всем известный характер предвестия, но наемница многое бы отдала, чтобы больше никогда его не слышать.
И не услышит.
Для клана Калаверас, на который она сейчас работала, не составило особого труда выкрасть тело Кейт Арджент даже на территории другой страны. По эту сторону границы их власть распространялась еще дальше, так что значок маршала США, по большей части совершенно бесполезный в Мексике, полировался во кармане брюк, а Брейден убеждала себя, что торчит в этой жарище из-за Коры и провисшего после гибели Кейт соглашения, а не потому что бывшая профессия после, казалось бы, поставленной точки в деле о Пустынной Волчице, оказалась теснее и, пожалуй, ближе, чем она думала.
Попытки разобраться в происходящих в городе событиях, после которых несколько человек объявили пропавшими без вести, а студентку из Бикон Хиллс нашли мертвой, никуда не вели. Брейден вряд ли могла похвастаться знаниями и арсеналом, превосходящими возможности потомственных охотников, а те, не приветствуя отсутствие чести и стороны, не спешили делиться, даже если и было чем. Со сверхъестественным в Мехико тоже было строго, так что все попытки распутать клубок вели к одним и тем же дверям, за которыми за две недели после происшествия наверняка скопилась куча агентов ФБР, слишком занятых расследованием для того, чтобы пытаться связаться с Арлингтоном для подтверждения её личности.
Под официальным пиджаком умещается только пистолет, да и байк приходится оставить поодаль, преодолевая оставшееся расстояние пешком в попытке справиться с собственными волосами - те не уберешь, шрамы итак чересчур приметные, в качестве отличительной черты при описании всплывут первым же номером, да и вопросов, если на теле погибшей найдено нечто похожее, вызовет не мало. Их все равно заметят, но так Брейден хотя бы отметит соответствующую реакцию, получив хоть какую-то информацию.
Осмотр местности - хоть и доведенная почти до привычки, но необходимая мера. Камеры, пути отступления, слежка. Знакомый байк. Брейден тормозит напротив, надеясь, что ей показалось и еще есть время до того, как в городе, в котором и без того хватает проблем, объявится стая истинного альфы. Не может не объявиться и, хотя девушка понимает, что встреча со старыми знакомыми будет неизбежно омрачена случившейся трагедией, она, пожалуй, рада видеть явно повзрослевшего за то время, что они не виделись, Скотта МакКолла.
- Следи за ним лучше. В Мексике с ремонтом проблем не оберешься, - похлопав по прохладной поверхности байка, улыбается Брейден, как будто они столкнулись посреди Бикон Хиллс, а не Мехико, где оба не должны были быть. Лучше бы так оно и было. - Привет, Скотт. Дерека снова заперли в Ацтекском храме?
Вероятность, что он не знает, ничтожно мала. Но Брейден проще еще раз вытащить Айзека из лап стаи альф, норовя разбиться на мотоцикле и нанося городскому имуществу урон аж на целых десять тысяч долларов, чем мяться напротив в попытке подобрать правильные слова. Все равно ведь не выйдет. Кажется, в этом отношении они с Лидией были похожи - по крайней мере, тому недолгому опыту общения с банши, которым располагала Брейден.

Отредактировано Braeden (07-04-2018 11:39:39)

+3

3

Я не верю в судьбу. Я всегда думал, что это не более, чем стечение обстоятельств.
Но если встреча из простой случайности превращается в неизбежность... и это называется судьбой, то я не против поверить в это.

Сложно признаться себе на мгновение, что помимо возможных обязанностей истинного альфы есть ещё море проблем, которые требуют твоего участия и заинтересованности. До того самого момента, когда звонок Стайлза перевернул всю жизнь Скотта с ног на голову вновь, затягивая в переживания и решение новой головоломки полностью, парень настолько сильно увлёкся расширением своей стаи, обучением молодняка и взращиванием в волчьих сердцах морали, нравственности и жизни по совести (да, таковая у волков есть, стоит только разок пообщаться с МакКоллом и Вы сами всё поймёте), что на краткую долю секунды стал отвлекаться от своего одиночества и грусти. После того, как Монро объявилась и буквально выжила всех оборотней из Бикон Хиллс, внушительно расширив территорию своего правления, альфа занялся вопросом поимки тех самых беглецов и запоздалой остановки того разрушительного влияния страха на других сверхъестественных существ, испытавших весь спектр чувств от унижения до бессилия. Пришлось погрузиться в другую специфику жизни, прочувствовать на свой шкуре отсутствие должного комфорта, когда жизнь с мамой в уютном, просторном доме с холодильником и свежей едой, сменилась на постоянные разъезды, кочевнический стиль, и постоянное напряжение от мельтешащих ситуаций подобно калейдоскопу один за одной. «Когда я вновь оступился и сделал не верный выбор?» Дать обещание лучшему другу, что он во всём разберётся, было лишь вершиной того самого айсберга, в котором предстояло покопаться хорошенько, чтобы раскрыть личину истинного убийцы и совершить правосудие. Скотт усмехается, устало потирая переносицу и спускается по ступенькам полицейского участка, вновь возвращаясь к своему байку. Стилински удаётся куда лучше изучать всю эту множественную гору сводок, открытых дел и прочего, характерного для ФБР действа, а от частых мыслей и блужданий по кругу, у оборотня начинает болеть голова и раздражение вновь поднимается плотным, крупным осадком со дна души, напоминая МакКоллу о том, что даже выбрав путь без убийств и насилия, руки продолжают в хищном порыве чесаться, нетерпеливо желая самостоятельно отыскать виновника в случившейся трагедии и если не убить, то хорошенько покалечить и найти способ, чтобы тварь мучилась остаток своей бесконечности лет, проведя в омерзительном, изнуряющем заточении. Сложно быть моралистом, когда внутренний волк раздосадовано лязгает клыками, скребясь в нетерпеливом порыве вырваться на свободу и на мгновение заточить эту ходячую совесть в лице подростка, сославшись на природу под полной Луной. «Что если Стайлз будет следующей жертвой? Или Лиам, Малия, Кира? Я же не смогу всех уберечь...» Страх просачивался под кожу и холодил кровь, даже несмотря на высокую температуру воздуха в данное время суток. Вечер застилал пространство рядом с полицейским участком удушливой волной прошедшей жары. Белоснежная футболка непривычно прилипала к телу оборотня, заставляя её то и дело кончиками пальцев потряхивать, создавая тем самым себе небольшое вентиляционное пространство.
Естественно, подобные манипуляции не приносили должного облегчения и свежести, но в последнее время МакКолл старательно пытался отвлекать себя простыми мелочами, чтобы не дать возможности для разума сдаться, передав бразды правления чистому гневу. Этот город убивал своим настойчиво тёплым климатом с множественными, обильными осадками. Если солнце, то до изнеможения и потных вещей, если дождь, то весь мокрый до нитки, прибитый к асфальту упрямой, длительной стеной с небес. Скотт потягивается и снова ерошит непослушные, порядком отросшие прядки волос на затылке, замечая за собой то, что для размышлений и отдалённой, ещё имеющейся концентрации на терпение, ему необходимо обратить свой взор к небесам, словно именно там в определённый момент появится ответ на все бесчисленные вопросы. Прошло уже десять дней с момента его обоснования в Мексике, и чем дольше Стилински ковырялся в бумажках, а после вываливал на него тонну своих предположений, тем больше корил себя МакКолл зато, что допустил смерть одного из членов своей стаи. Сколько усилий ему пришлось приложить, чтобы остановить нетерпеливого Арджента от миллионной попытки приехать по его следам и помочь... Благо, пока это сделать удавалось. Ему просто необходимо было разобраться самому, не подключая к расследованию всю многочисленную стаю, которая в естественном порядке посчитает своим долгом, следовать за Лидером и помогать в трудную минуту. «Я не хочу, чтобы кто-то ещё пострадал.» Да, Лидия Мартин не была оборотнем. Да, Лидия Мартин предпочитала моду, глубокомысленные изречения и разрушающий крик в тишине, предвещая очередную смерть. Да, Лидия Мартин была близким, родным человеком, который мог так же встряхнуть, придать сил, и как бы между делом, невольно дать парочку модных советов по последнему писку, решив очередную головоломку в умах двух лучших друзей. «Как же мне не хватает твоего коронного: Скотт, не будь глупцом, это же элементарно!» Сердце снова предательски заныло, и глаза поднятые к небу болезненно прищурились, словно сияние первых звёзд в столь поздний вечер могло действительно ослепить или причинить дискомфорт чувствительным глазам оборотня. «Может ли быть такое, что банши не предвидят собственную гибель? Что если смерть Лидии стала предвестником нового Апокалипсиса, который необходимо остановить до того, как ситуация зайдёт слишком далеко?» В начале расследования Скотт топтался на месте и всё, что удавалось ему с блистательным успехом, так это не сводить глаз с лучшего друга, вновь включая паранойю на тот случай, что если случилась трагедия, запустив смертельный механизм, то убийца не остановится и... чьи-то уверенные шаги позади, резко меняющие траекторию своего передвижения, а после знакомый голос и хлопок по корпусу байка, вынуждает Скотта рывком обернуться, напрягаясь каждой клеточкой своего тела. На удивление, за всё это время, кроме родного лица лучшего друга, МакКоллу ещё не довелось столкнуться полноценно с теми, с кем раньше приходилось сражаться плечом к плечу, раз за разом побеждая разные виды зла.
— Всё никак не могу привыкнуть к тому, что подкрадываться к зазевавшимся оборотням - твоя работа, а не попытка к нелепому суициду! — нервно отшутившись, Скотт встречает появившуюся из неоткуда наёмницу тёплой улыбкой и приветственным кивком. Что не говори, а виделись они с этой боевой особой очень давно и при плачевных обстоятельствах. Впрочем, её появление здесь, как подсказывала не дремлющая логика альфы, тоже было не случайным. Иначе зачем пиджак, убранные в строгую причёску волосы и весь этот напускной вид сотрудника полиции или агента ФБР под прикрытием? «Даже непривычно видеть её в таком образе...» Вопрос о Дереке заставил МакКолла перестать так открыто пялиться на внешний вид брюнетки, и вернуться к насущным проблемам, что продолжали тяготить разум и вели к одной точки невозврата: логическому тупику. Всё, что они с лучшим другом пытались сопоставить, совсем никак не подходило под описание имеющихся сверхъестественных существ, с которыми ребята уже сталкивались на своём пути.
— Рад видеть, Брейден. Никак решила сменить сферу деятельности... — взглядом и жестом руки указывая на её пиджак и строгий, более классический внешний вид, Скотт старается выглядеть всё таким же безмятежным подростком, что и раньше, но не выходит: в глазах слишком много задумчивости, мудрости и открытых мыслей, что терзают его сознание каждую минуту, отнимая сон, аппетит и желание наслаждаться жизнью. Ведь в далёком детстве, самой большой проблемой был шумный тренер Финсток и не сданные вовремя экзамены преподавателю. Наверняка, наёмница уже могла заметить, как сильно окреп, возмужал некогда школьник и зелёный оборотень-новичок, пройдя множество испытаний, трудностей и потерь.
— Я здесь не из-за Дерека, впрочем, вижу ты тоже не на свидание идёшь? — оглядев территорию рядом с полицейским участком, Скотт тяжело вздыхает, прекрасно понимая, что с некоторыми личностями ему удаётся видеться только в случае чрезвычайных ситуаций. «Почему судьба ты так несправедлива? Каждая такая встреча как повод убедиться, что у тебя не всё в порядке с чувством юмора.» Скрестив руки на груди и чуть облокотившись всем корпусом на припаркованный байк, Скотт всем своим видом даёт понять, что им не помешает поговорить. Возможно, бывший Маршалл поведает ему свои маленькие тайны, которые помогут сдвинуться с этой мёртвой точки в разгадке смерти Лидии Мартин?

Отредактировано Scott McCall (04-04-2018 14:13:40)

+3

4

Брейден приходиться приложить куда больше усилий, чем обычно, чтобы заставить себя остаться все в той же непринужденной позе: несмотря на бронированную уверенность в том, что Скотт не причинит ей никакого вреда, после близкого знакомства со стаей альф и когтями Девкалиона в частности, напоминанием об осторожности служили не только шрамы на её шее, но и настойчивое желание держать дистанцию с оборотнями длиной примерно в дробовик. Она не позволяла этому желанию вырываться наружу с Дереком или Малией, но последний месяц выдался достаточно изнуряющим, чтобы обострить некоторые инстинкты.
Судя по реакции Скотта, тому тоже было что прятать внутри. Кажется, в последний её визит в Бикон Хиллс один их общий знакомый хвалился тем, что фактически убил его. Тогда это вызвало внутри ярость, вылившееся в немедленно направленное на Рейкена оружие - наемница все еще жалела, что не спустила тогда курок, позволив завести их в ловушку Пустынной Волчицы в Форт Джевете. Сколько воды утекло с тех пор и сколько крови было в ней разбавлено - не сосчитать. Годы, которые она провела в Академии Службы маршалов США, еще даже не помышляя о стезе наемника и охоте на сверхъестественное, у Скотта были переполнены им. А еще ответственностью, которую тот норовил свалить на себя при первом же удобном случае.
- Мою работу вполне можно охарактеризовать как попытку к суициду, - чуть поджав губы, ответила Брейден, прежде чем позволить им вновь расплыться в улыбке - они уже вели разговоры, полные ненавязчивых, но милых попыток её образумить. К ним прибегали многие из её окружения, кто по тем или иным причинам не собирался воспользоваться её услугами. Впрочем, школьники среди её знакомых до недавнего времени был редким явлением, а потому искреннее удивление Скотта, когда она выразила готовность и его убить за хорошую оплату, веселило до сих пор. Хотя, в случае с его стаей, специализацией наемницы стали скорее спасательные операции. Жаль, что в этот раз спасать было уже некого.
Оглядываясь в сторону полицейского участка, девушка не сразу ловит себя на мысли, что о её загубленной карьере Дерек Скотту мог и не рассказывать. Малия вряд ли разбиралась в сложностях структуры правоохранительных органов США, как и Лиам. А может все дело в том, что МакКолл меньше всего ожидал увидеть её в Мексике за расследованием смерти его беты, о котором он сам не просил.
- Не совсем, - возвращая волосы к привычному состоянию и окончательно ставя на крест на идее проникнуть сегодня в полицейский участок, Брейден кивает в сторону, ему противоположную, прежде чем обогнуть байк. Вряд ли Скотта вызвали на опознание - обычно этим занимаются ближайшие родственники. И либо у него по каким-то причинам есть допуск в участок, либо её прикрытие еще может пригодиться им обоим и не стоит светиться здесь раньше времени. - Я, конечно, могу тебе рассказать о тяжелой участи наемника, загубившего сразу два задания из-за одного оборотня-нагваля, но мы ведь оба знаем, что оказались возле полицейского участка в Мексике не поэтому.
Несмотря на то, что ветер становится прохладнее, принося хоть немного облегчения горящей под пиджаком коже, который не снимешь, не засветив пистолет, они совсем недолго идут по широкой улице, постепенно переходя в переулки, сеткой пересекающие весь город. В одном из таких и было найдено тело Лидии Мартин, но зато говорить здесь можно куда свободнее, чем на пороге полицейского участка, расследующего её смерть.
- Ты знаешь, зачем Лидия приехала сюда? - по привычке чуть наклоняя голову вперед, чтобы осмотреться по сторонам на каждом перекрестке, Брейден упрямо не смотрит на Скотта и не выражает соболезнований. Для этого у него есть друзья, стая, а от нее самой толку будет больше, если они сразу перейдут к делу. Как и от него. Кора давным давно должна была добраться до Дерека, где брат обеспечит её безопасность, но если Лидия преследовала не только цель найти младшую Хейл, то было бы неплохо знать, что она искала. В местных краях было достаточно сверхъестественного, но раньше сил Калаверас хватало на то, чтобы удерживать ситуацию под контролем. Или хотя бы знать о проблемах что-то больше числа погибших или пропавших без вести людей. Как и в случае с Кейт, подобного нарушения правил охотники не прощали, но и Скотт, казалось, в этот раз не сказать чтобы волновался об участи убийцы больше, чем о его поисках. - Одна, - возможно, стоило бы обойти без немого укора, но черт побери, если они так заняты учебой или не общаются, всегда есть возможность обратиться к кому-нибудь вроде нее. Правда, судя по тому, с каким тоном Мартин охарактеризовала её род деятельности при личной встрече, может такой вариант ей бы и не подошел. - Может, хотела найти вашу кицунэ или что-то передать Калаверас? Как ни крути, она забралась далековато от дома, чтобы проделать такой путь ради кого-то, кого не знала.
Не то чтобы Брейден так хорошо знала принцип работы способностей банши или степень благородства одной отдельно взятой, но пока что было рано отметать какие-то версии. А их у её альфы наверняка должно было быть много.

Отредактировано Braeden (07-04-2018 13:27:11)

+3

5

Когда ужас рвется наружу, разум становится бессилен, как лопнувшая парашютная стропа, и человек продолжает падать.

Разговора с наёмницей так или иначе было не избежать. В своих попытках прикрыть спину Стилински, пока опытный и более интеллектуально подкованный мальчишка соберёт всю необходимую информацию, Скотт не задумывался над тем, что придётся снова и снова ловить на себе эти осуждающие взгляды, пытливые разговоры о том, что вечной раной будет зиять внутри, знаменуя его очередной провал. Каждый раз, когда случается нечто неизбежное, что остановить не в силах даже Скотт МакКолл, ему кажется, что этот ажиотаж рано или поздно добьёт его, лишь только потому, что все власти вокруг и СМИ, стараются растащить полученный факт на косточки, перемывая каждую, извращая полученный факт таким образом, чтобы раздуть, приумножить ту боль, что уже острым лезвием крутилась под рёбрами, не давая возможности дышать полной грудью, как раньше. «Мы были всего лишь детьми и нам казалось, что смерть - лишь злая старуха из сказок, которая никогда нас не зацепит своей косой и костлявой рукой.» Брейден поправляет волосы и выпрямляется, словно готовится к очередному прыжку в своей жизни, наполненной до краёв охотой и войной, и Скотт чуть пристальнее вглядывается в её серьёзный, сдержанный профиль, чтобы уловить мимолётом желание своей знакомой чуть отойти от порога полицейского участка и пересечь пару перекрёстков, дабы поговорить без этого давящего официоза перед лицом. Парень принимает приглашение вынужденно, ещё раз бросая свой задумчивый взгляд на горящие окна участка, а после отталкивается от припаркованного байка и прихватив с собой ключи, выдвигается на эту импровизированную прогулку, предвкушая не самый лёгкий в своей жизни разговор. Слухами земля полнится и, естественно, от этой бойкой дамочки не ушли трагические события, случившиеся с Лидией Мартин. Она порой опережала время, стремительно ловя все рождающие события, чтобы либо заработать на необъяснимых событиях, либо предотвратить этот сумбурный Апокалипсис раньше, чем тот настигнет её саму, застав врасплох. Скотт не много знал о Брейден, но женщина вызывала в нём лишь стойкую ассоциацию: любительница держать ситуацию под контролем. Ей не нравились пробелы и отсутствие информации, которая по всем правилам и законам, была обтянута паутиной таинственности. Бывший Маршалл задаёт вопрос об их общей подруге со Стайлзом с таким равнодушием, что Скотт нервозно дёргает плечом сам того не замечая, ощущая первые просачивающиеся нотки недовольства в сознании. Складывается впечатление, что после его резкого, почти автономного визита в Мексику, каждый второй полицейский сотрудник или тот, кто связывался с Калаверас по своим личным причинам, будет всенепременно тюкать его расспросами о том, что до сих пор вызывает в нём не меньше вопросительных оттенков, которые легко читались на смуглом лице Брейден сейчас.
— Уже и ты знаешь... да? — МакКолл понимает, что отвечать вопросом на вопрос, значит, показывать своё возможное, плохое воспитание, активную бестактность и кучу других нареканий в адрес коммуникации с миром, но проявленный интерес визита рыжей банши в Мексику, так сильно травмирует и без того воспалённое, удавленное сознание потерей, что эта мысль срывается и оказывается прямиком озвученной, разорвав уличную тишину своим хриплым произношением; ему почти всё равно, как может наёмница отреагировать на данную реплику. Скотт чувствует это отторжение к разговору почти остро, и ему стоит особых усилий, чтобы улыбнуться как-то виновато перед охотницей, неловко почёсывая затылок. Необходимо сделать глубокий вдох, игнорируя извечно прогретый воздух здешних мест, даже в вечернее время суток, и покачать головой, собирая крупицы разваливавшегося самообладания. В последнее время, МакКолл всё больше и больше осознаёт, что в своём взрослении приобретает закрытость и замкнутость: ещё некоторое время ранее, случись непредвиденное с его близким другом или знакомой, он растрепал бы данное всем, в попытках отыскать виновного. Теперь каждый последующий шаг упорно и упрямо взвешивается, словно подбираются дольше обычного, а делиться личной трагедией, которая плотным, тупым осколком засела в сердце, разделённая с горечью утраты лучшего друга, желания не было, словно Скотт пытался уберечь себя от возможных, ещё не совершённых ошибок. «Наверное и к лучшему, что она занята дорогой, а не смотрит на меня, как это делают все, желающие получить ответы на свои вопросы.» Брюнетка упрямо не смотрит ему в глаза и делает вид, что очень занята любопытством перекрёстков и сеток улиц, сменяющих друг друга единым комком узких, иссушенных дневным солнцем тропинок, а Скотт благодарен ей лишь за это, потому что прямой взгляд необходимо выдержать с достоинством, на которое требуется слишком много сил, кои отняла смерть близкой подруги Лидии. Следующая фраза, брошенная с прицельным, слишком метким попаданием прямиком в сердцевину личности альфа-оборотня, заставляет густые брови шевельнуться, съезжая к переносице в хмурой гримасе. Возможно, такой эмоциональный отклик покажется Брейден знакомой, ведь Дерек Хейл тоже всегда тяжелеет во взгляде, становясь почти каменным на выражения лица, если случается диалог, к которому он не готов. Скотт понимает, что не готов к разговорам, что абсолютно не имеет желания оправдываться перед теми, кто так или иначе был знаком с рыжей умницей, но... Она являлась частью его стаи, близким человеком, с которым его связывало всяко большее, чем совместные занятия в школе Бикон Хиллс и трёп ни о чём.
— Брейден, я... — Скотт украдкой поглядывает на свою спутницу этим вечером и поджимает губы.
— ... осведомлен меньше всех о том, что случилось. После того, как мне вынужденно пришлось покинуть Бикон Хиллс, всё словно пошло под откос. Случившаяся трагедия выбила меня из колеи, если честно, я понятия не имею, кому нужна была банши и для чего? — Скотт чуть замедляет шаг, понимая, что ему необходимо посмотреть наёмнице в глаза. Парень говорит искренне, в его голосе чувствуется боль, которую прикрыть очередным наигранным непониманием или вежливой улыбкой он уже, к сожалению, просто не может. Раз разговор зашёл на главную тему, разрывающую его большое сердце вдоль и поперёк каждый раз, то стоило бы пролить свет перед Маршаллом на те вещи, которые она пытается вытащить из своего знакомого, ещё не догадываясь, что тот запутался сам в своих вопросах с головой. Необходимо сквозь равнодушие и рабочий профессионализм, с которым она вела этот расспрос, прикрываясь наивной прогулкой, ухватиться за понимание, требующееся альфе для того, чтобы в каждом взгляде напротив осуждение не прибивало к земле, подобно холодной, могильной, тяжёлой плите. Ему нужно было черпать откуда-то добрые, светлые эмоции, что не требовали от него ощущения вины, которая итак днём и ночью точила сознания, являясь в тревожных видениях сна искореженным образом Мартин.
— Предполагаю лишь, что она могла стать ненужным свидетелем, носителем знаний о чём-то или ком-то, готовящим очередной заговор против целого мира. — МакКолл опускает широкие, крепкие плечи и разводит руками, давая понять всем своим видом, что его личные теории и домыслы могли в корне отличаться от той настоящей причины, по которой Лидия стала несчастной жертвой ужасающих обстоятельств.
— Зная Лидию и её особенности, я могу с уверенностью сказать, что добраться до Мексики она могла по чистой случайности. Мы столько раз вместе со Стайлзом срывались по её звонку, когда она в одной ночнушке могла очутиться на другом конце Бикон Хиллс, наткнувшись на очередного трупа. Банши остались до сих пор для меня загадкой... — голос дрогнул, и Скотт опустил голову, чувствуя как разговор о ныне покойной близкой подруге, начинает точить в нём нервы и терпение снова и снова, проверяя на прочность. Парень неловко переминается с ноги на ногу, а после до чуткого слуха, кроме своего неровно бьющегося сердца, что отдавалось в висках горечью озвученных истин, доносится какое-то шевеление и шуршание на другом конце улицы, сменяясь неровным колебанием воздуха, словно кто-то... что-то ел или пил с особым остервенением? Растерянный и чуть блестящий от вновь нахлынувших чувств взгляд, моментально сменяется внимательным и напряжённым. Юноша вскидывает голову и напрягает волчий слух, стараясь зацепиться за источник звука и его местоположение вдали.
— Ты это слышала? — вероятно, ему могло и показаться, но шевеление и скрежет не прекращались, вынуждая двух собеседников оборвать неприятный и тяжёлый разговор о возможных причинах визита Лидии Мартин в Мексику, переключаясь на более странные события, которые вот-вот обрушатся на них тем самым предположительным ответом на главный вопрос: кто же является виновником в смерти рыжей девушки?

Отредактировано Scott McCall (08-04-2018 13:58:52)

+2

6

Возможно, следовало предоставить Скотту возможность рассказать о случившемся самому. Захотеть прибегнуть к услугам или помощи - а между двумя этими категориями даже в случае Брейден еще реально было увидеть разницу - наемницы, которая может и не звалась полноценным союзником, но уж точно не являлась врагом. Она не следовала Кодексу, подобно охотникам, и да, руководствовалась собственной выгодой, ввязываясь в спасение незнакомых подростков от стаи альф или группы начинающих пироманов, а не пытаясь переметнуться на их сторону, в уме посчитав обещанные миллионы. За каждого. Брейден не оправдывалась за собственный образ жизни с тех пор, как поиски Пустынной Волчицы, как и её методы, вышли из-под юрисдикции агентства - и маршал, теперь уже бывший, вместе с ними. Вполне возможно, её причастность, как старой знакомой, задевала сильнее, чем поднятый вокруг дела ажиотаж, мешавшийся всем ведущимся расследованиям, кем бы они не проводились. И Скотт имел право задать вопросы, узнать имя заказчика, даже если в обычной практике это противоречило паре пунктов заключаемого Брейден договора. Он мог даже не делиться информацией, но методов её это бы не изменило. И не потому что это в корне неэффективно, а потому что профессиональные привычки не переплюнешь. Таким, как МакКолл, дорога в маршалы закрыта - нельзя ловить беглых преступников, если ты не готов к тому, что тебе придется сделать. Сейчас Брейден было нужно переиграть хладнокровного убийцу, с которым не справились пока даже Калаверас - чувства старых, пусть даже одних из самых близких людей, стояли для нее далеко не на первом месте. Поэтому она не отвечает, предпочитая осматриваться по сторонам, чтобы обеспечить им защиту, чем тратить время на подтверждение очевидного или пересказ последнего месяца собственной жизни.
- Брейден, я... - держать дистанцию становиться сложнее, и она позволяет себе мельком брошенный взгляд, прежде чем заметить, что Скотт отстал. Возможно, он давно забыл про метко брошенный совет про поцелуй на ступеньках ацтекского храма, но менее наблюдательной за это время девушка не стала. Она давно уже заметила, что рядом с рыжей девочкой давно уже не видно другую - обладательницу второй части синяка с символом банка, остро реагировавшую на одно упоминание имени истинного альфы. Куда острее, чем на то, что вообще-то Брейден тогда пришла предупредить об угрозе. Её нигде не было видно и уже давно, а за время плотного общения с представителями семьи Хейл ей хватило времени выяснить, что та умерла. Погибла, защищая друзей. Так что смерть Лидии Мартин для Скотта не первая, а наемница сколько угодно долго может говорить себе о контроле, но далеко не так бесчувственна, как хочет казаться.
Она останавливается, смотря ему в глаза. Теперь уже почти на равных, в то время как раньше ей удавалось выглядеть заметно старше и, пожалуй, авторитетнее. Забавно. У тебя могут быть глаза истинного альфы, но это вовсе не значит, что руки не будут по локоть в крови, а душа - в клочья.
- Я могу сказать тебе только одно. Здесь что-то происходит, - Брейден не дает себе задуматься, не противоречит ли сейчас собственным планам держать группу неугомонных подростков подальше. Не навредит ли информацией, с которой сама еще не решила, что делать. - Об этом не распространяются, но в Мехико и окрестностях начали пропадать люди. Чтобы не привело сюда банши, ничего хорошего это не сулит.
Опустевшие перед грозой улицы таят в себе необъяснимое беспокойство. Взгляд то и дело возвращается к ним, пытаясь уловить причины, реальные образы кожей ощущаемой угрозы, но не ничего не находит, заставляя выйти из небольшой задумчивости, вновь глядя на вырванного из его собственных планов ради этой прогулки собеседника.
- Зачем бы она здесь не была, Лидия хотела помочь.
Возможно, это только увеличит ответственность или чувство вины за её гибель. Но это было тем, чем эта стая - его стая - отличалась ото всех остальных: вопрос собственного выживания никогда не стоял для них на первом месте. Спасение. Заразная и пагубная привычка, непонятная одиночке, но непонятным образом располагающая к себе.
- Ты это слышала?
Её никогда не нравились вопросы наподобие этого и не только в компании оборотней. Потому что она слышит только, как ветер пробирается между улочек, заставляя громыхнуть одну из приоткрытых дверей и с тихим шелестом волочащуюся по асфальту газету у самых их ног. Отрицательно мотнув головой, она лезет за пистолетом прежде, чем они начинают двигаться по направлению к неизвестному источнику шума - Скотт впереди, она за ним, хотя должно бы все быть наоборот. Брейден готова в любой момент поменяться с ним местами, когда необходимость сверхъестественной реакции сменится потребностью в другой - спустить курок, а не пытаться использовать рык, что бы он там под собой не подразумевал.
Уже почти стемнело, так что расплывчатый силуэт впереди скорее напоминает прильнувшую к друг другу парочку и в первое мгновение девушка удивленно приподнимает брови, прежде чем заметить неестественно обмякшую позу одного из людей. Второй чем-то напоминает берсерка, заставляя вздрогнуть от одного воспоминания о последней встрече, нажимая на курок и позволяя первой пуле отскочить от асфальта возле самых ног существа - дробовик с электрошокером ради прикрытия остались сегодня не у дел, в то время как в случае ошибки пуля может нанести существенный ущерб как нападавшему, если он, конечно, действительно им был, так и жертве, у которой еще сохранялся шанс выжить.
- Отпусти его, - перезаряжая пистолет, по привычке повышает голос Брейден, хотя сомнений в том, что её расслышат и так остается с каждой секундой все меньше.

+3

7

Рахиль любит ночь. Любит прохладный ветер, дожди и грозу. Любит тёмные безлюдные переулки, где не надо бояться быть обнаруженной и можно вдоволь напиться свежей крови, только-только выкаченной из своей жертвы. В последнее время Мексика редко радует подобным сочетанием, но сегодняшний вечер – один из немногих, когда все «звёзды сошлись». И жрица вышла на охоту.
Прошло уже несколько дней с её последней кровавой трапезы. Рахиль старалась выбирать самый полезный ужин: обходила стороной бары, не велась на миловидное личико, за версту от которого несло сигаретами или чем-то похлеще, выбирала «счастливчиков» из благополучных районов. Конечно, она старалась не привлекать внимание к себе и убийствам, не покушалась на жизни тех, чьё исчезновение заметят сразу же, но утоление жажды – это не просто потребность альфы. Вкус крови на собственных губах приносил удивительное наслаждение. Ничего подобного она не ощущала за те годы, что провела ещё в простой человеческой шкуре.
Сейчас чихуатетео удаляется от центра Мехико. Каждый новый шаг приближает её к стоянке на окраине города, которую приметила уже давно. Там находились экскурсионные автобусы, и туристы – чуть ли ни лучший вариант для убийства. Никто не заявит о пропаже чужестранца, а даже если случится обратное, едва ли найдутся свидетели или заинтересованные в поисках настолько, чтобы бросить всё и рвануть в незнакомую страну. Рахиль это подходит, ведь насколько бы были неприметны коренные жители, однажды полицейский участок или соседи заподозрят неладное.
Женщина останавливается за углом небольшого продуктового, ко входу в который спешит компания из четырёх людей, выскочившая из автобуса. Чуть поодаль от них идёт мужчина и не отлипает от своего телефона, перебирает по кнопкам с силой и неподдельным интересом, будто от этого зависит его жизнь. Так и есть. Незнакомец бы мог выжить, не отбейся от остального «стада». Пару минут Рахиль наблюдает за ним, убеждается, что водителю туристического автобуса и мнимым спутникам абсолютно плевать на мужчину, который свернул в сторону и остановился, продолжая что-то читать и печатать в телефоне. Жрица не собирается заговаривать с ним и придумывать, как бы увести подальше от магазина. Она просто подрывается вперёд, хватает жертву за плечи и исчезает с улицы вместе с ним: альфа передвигается настолько быстро, что невозможно заметить её силуэт, промелькнувший за зданием. Лишь почувствовать дуновение ветра – слишком сильное, даже несмотря на непогоду.
Тшш, – обращается к мужчине, когда останавливается вместе с ним в ближайшем переулке. – Лучше не кричать и не вырываться, сможешь? – просит жрица в улыбке. Она поднимает голову к небу, которое охвачено грозой, и улыбка становится ещё шире. – Конечно, да. Ведь всего несколько минут, – продолжает Рахиль, резким движением правой кисти руки извлекает из кармана куртки кинжал и полосует по чужой шее, – и ты вообще ничего не сможешь, – она подмигивает незнакомцу. Он пытается кричать, начинает хрипеть, накрывает ладонями собственное горло, из которого хлынула кровь, и пытается её остановить. А чихуатетео лишь хватает чужие руки, сжимает запястья до хруста. Обмякшие некогда сильные кисти опускаются, а Рахиль припадает губами к шее, жадно заглатывает алую жидкость, не желая пропустить ни капли мимо рта.
В этот момент её лицо меняется, возвращается истинный облик, который альфа так умело скрывала вот уже полгода каждый день и секунду своего существования. Кроме тех моментов, когда питалась. И она видит в этом огромный плюс: никто не поверит фотороботу монстра с черепом вместо лица, даже если однажды у убийств женщины и возникнут свидетели. За этой внешностью сложно узнать того детектива, что ступает по улицам Мехико в светлое время суток и якобы борется за добро.
Рахиль вздрагивает, когда совсем близко слышится… Выстрел? И приглушённо вскрикивает, когда какой-то предмет, оказавшийся пулей и отскочивший от асфальта, попадает по голени, проходит сквозь плоть насквозь. Неохотно жрица отрывается от своей трапезы. Ей чертовски жаль ту кровь, что пропадает зря, продолжая покидать тело жертвы, пока альфа отвлекается на случайных свидетелей. Знала ведь, что однажды такое случится.
[float=left]http://pa1.narvii.com/6624/a7a955a246fe4dfa9f5a36641fe679cb0ed4a131_00.gif[/float]– Иначе что? – шипит, обернувшись к ещё двум незнакомцам. Женщина может сказать с уверенностью, несмотря на опускающуюся на Мексику ночь, она впервые видит эти лица. И явно не боится какого-то пистолета. Ногу Рахиль всего лишь пощипывает, а сама она усмехается и отворачивается, допивает остатки крови, что продолжают фонтаном (пусть и не таким сильным) бить из артерии бедолаги, который, в свою очередь, уже окончательно осел на землю. Жрицу всё равно обнаружили, так почему бы не закончить ужин, не превращая этот вечер в полнейшее разочарование?
[float=right]https://78.media.tumblr.com/468517b284fa273ce679316d73a5d04f/tumblr_o4t907AYwm1tdkro1o8_r1_400.gif[/float]– Вот теперь, – заговаривает она, выпрямляясь над бездыханным телом, – могу и отпустить, но уже слишком поздно, да? – брови Рахиль приподнимаются и устремляются к переносице в приторном сожалении. Она склоняет голову набок и проводит указательным пальцем по уголкам собственных губ. – Мм, он был неплох, – усмехается, собирая остатки чужой крови на палец, который тут же облизывает. – Опусти его, – альфа чуть ли ни передразнивает женщину, которая ранее требовала её отпустить раненную жертву, и кивает на пистолет. – Ты ведь не станешь стрелять в безоружную женщину? – жрица делает плавный шаг назад. Сложно решить, как сейчас лучше поступить, ведь ей и лишние проблемы не нужны, и огромная улика в виде обескровленного трупа на виду тоже. Нельзя его оставлять здесь. Особенно после предыдущей оплошности: тело Лидии Мартин чихуатетео забрать не успела, и теперь приходится извиваться, чтобы ненавязчиво пустить расследование по ложному следу. Ей совершенно не нужно, чтобы полиция нашла ещё одну жертву.

+4

8

С того самого дня, как Скотт узнал новость о гибели Лидии, он пытался не поддаваться панике, не уходить в депрессию и не опускать своих рук. Ведь если он сделает это, то может сейчас потерять и лучшего друга, который, как успел заметить сам Скотт, с каждым днём выглядел хуже и хуже. Когда-то Стилински смог поддержать его и теперь настало время отплатить ему тем же - помочь найти убийцу рыжеволосой девушки и наказать его по закону, без крайних мер и других потерь. Но слова Брейден о том, что это не первый случай, прорезают его сознание и заставляют застыть на месте. Он и не думал, до этого момента, что ситуация на столько масштабная, полностью зациклившись лишь на одной смерти. Но с осознанием ситуации пришла и другая истина - власти не могли предать огласке то, что сами не могли не могли объяснить, а учитывая то, какую репутацию имела Мексика, всё окончательно вставало на свои места. Одно ему было не ясно - как местные жители оставались спокойными. Наверняка же у каждого убитого или пропавшего была семья, родственники или хотя бы знакомые. Разве они могли просто закрыть глаза на происходящее? Или здесь это было что-то вроде нормы? Скотту не нравилось происходящее всё больше и его шок можно было увидеть на лице.

- Значит Лидия не первая? - удивлен и возмущен одновременно. Скотт прекрасно знает, что Мексика находится под присмотром семьи охотников, но почему они ничего не делали? Почему допустили подобное? Ему хочется прямо сейчас отправится в покои Араи Калаверас и задать ей все интересующие его вопросы, но разум отчетливо говорил, что ещё не время, да и попасть к ней не так-то просто. - Так ты снова работаешь на Калаверас? Как они могли допустить такое?! - он говорит на эмоциях, переходя с небольшой проблемы на более масштабную, осознавая, что в этот раз они снова вляпались в нечто ужасное и первой, кто узнала обо всем, была именно Лидия. Эта мысль ещё больше раздирала его душу, заставляя совесть и чувство ответственности внутри раздирать его на части. Не уберег... Оставил одних... Не так он представлял себе возвращение в родные края. Скотт всегда видел, как его радостно встречают друзья, как он возвращается героем, спасшим бесчисленное множество оборотней. А на деле вышло, что он оказался плохим другом и  ужасным Альфой, что бросил свою стаю на съедение... Скотт даже не может сказать кому... С одним он может согласиться полностью - Лидия хотела кому-то помочь. Это было частью её всегда и, возможно она и знала о том ужасе, что поджидал её здесь, но всё равно ринулась в последний свой бой, не давая страху за собственную жизнь и шанса. Такой он её запомнит навсегда и именно это не даст ему перестать бороться за правое дело. Эллисон... Лидия... Они не умерли зря.

Почувствовав некое недовольство со стороны бывшего маршала, Скотт только сейчас понял, как глупо прозвучал его вопрос " Ты это слышала?". Девушка хоть и могла задать жару любому оборотню, но всё же не обладала обостренными чувствами, как у них. Поэтому, виновато улыбнувшись и максимально сосредоточившись на звуке, Скотт подался вперед, готовый в любой момент обнажить свои клыки и когти. Что-то подсказывало внутри - ничего хорошего за этим звуком не следует, а когда перед ними всплыли два незнакомца, Брейден буквально срывает его слова с губ. Скотт немного морщится от отвращения того, кого видел перед собой и что это существо делало. Оно питается кровью?! Удивление сменяется яростью, когда это нечто отпускает безжизненное тело и высокомерно откликается на них. - Нет!!! - рефлекторно выкрикивает Скотт, подаваясь немного вперед и провожая глазами траекторию падения бедной жертвы. С каждым словом незнакомого существа, Альфа дышит сложнее, а глаза начинают приобретать алый цвет. Замечая, что произошло с телом жертвы, ему приходит осознание того, что перед ними никто иной, как убийца Лидии или же представительница их расы, о которой, кстати, до этого момента он и знать не знал. Быстрый и недовольный взгляд падает на и на Брейден, говоря о том, что он не собирается просто стоять на месте и ждать, пока это нечто сбежит, о том, что он готов действовать и прекратить убийства невинных людей здесь и сейчас. - Что ты такое?! - корпус его тело подаётся чуть вперед, словно предупреждая, что ещё чуть-чуть и он сорвется в прыжке на незнакомку. Затем чуть склоняется к Брейден и говорит чуть тише, совершенно не зная, чего можно ожидать от этого существа. - Ты когда-нибудь видела подобное? - говорит он это всё ещё удивленно, вряд ли ему так скоро удастся избавиться от увиденного сегодня: бледная кожа, на лице орнамент черепа, а её шею украшает какой-то странное ожерелье из костей. Скотт старался верить, что это кости принадлежат не человеку, но, будучи помощником ветеринара, прекрасно понимал, что они не принадлежат животным. - Мы остановим тебя здесь и сейчас. Бежать тебе некуда. - алый взгляд сверлит существо и с этими словами Скотт вскидывает руку с когтями. Сейчас его радует только одна вещь - с ними нет Стайлза, потому что даже сам МакКолл не знал, как бы сейчас повел себя его лучший друг. Замешкавшись лишь на пару секунд, как раз из-за этой мысли, он срывается со своего места, полностью приобретая свой волчий вид и издавая рык, словно подбадривал им всю стаю и давал сигнал к атаке, пусть стаи и не было рядом, это придавало ему больше уверенности в себе. Скотт не собирается убивать незнакомку, поэтому метится в такие места, которые могут замедлить её или же полностью заставить остановиться или сдаться. Может показаться, что он собирается подпрыгнуть и напасть с воздуха, но Крис научил его не показывать своих будущих действий при стычке и в последнее мгновение он резко опускается вниз, делая ногой полукруг в попытке сбить ею существо с ног. МакКолл старается дышать ровно, не дать ярости взять вверх над собой и единственное, что ему помогает сейчас, это голос Арджента в его голове, все те советы, которые он давал ему за последний год, когда помогал научиться новым приёмам.

[nick]Scott McCall[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/JNnD.png[/icon][sign]by OFTWO[/sign][status]Что не убивает, делает нас сильней[/status][info]<b>Скотт МакКолл<sup>19 y.o.</sup></a></b>[/info]

+3

9

Несмотря на натянутые даже по деловым меркам отношения с кланом Калаверас, Брейден не считала их виноватыми в произошедшем. В конце концов, они оставались обычными людьми, руководствовавшимися не только позицией силы, обеспечивающейся за счет огневой мощи и количественного превосходства, но и Кодексом чести. Неидеальным, запутанным и совершенно не вдохновлявшим на присоединение к их славной братии, но удерживавшее их от пути, по которому пошла Монро, и развязывания полномасштабной войны. Скотт, чью подконтрольную территорию тоже с натяжкой можно было назвать спокойным местом, должен был это понимать, особенно учитывая его прямую вовлеченность в попытки остановить происходящее. Но он был потрясен и разозлен гибелью подруги, чтобы здраво оценивать ситуацию и видеть союзников в ком-то, кто не колесил с ним по стране или не защищал Бикон Хиллс. Поэтому Брейден не собиралась сейчас отводить его к Арае, даже если придется быть посредником - это занятие было совершенно не по её части, куда больше подходя той же Моррелл, по всей видимости, снова отошедшей от дел.
- Их мало для патрулирования Мехико и границ, - деликатно напоминая о масштабах и резне, дважды устроенной Кейт, качает головой Брейден. И это только техническая сторона вопроса, не говоря о том, что игра в героев-защитников человечества вообще была делом неблагодарным, какой бы теневой поддержкой не пользовались Калаверас, подобно Арджентам с их торговлей оружием. От не сверхъестественного бизнеса наемницу держали подальше, но нетрудно было догадаться, что за счет одной только сети закрытых ночных клубов они вряд ли бы потянули десятки лет финансирования непрерывной охоты на оборотней. Брейден совершенно не удивилась бы, если мексиканский закон о легализации наркотиков в свое время протолкнули именно старые-добрые охотники, решившие выращивать не только редкие виды волчьего аконита, а и что-то более прибыльное.
Хотя, кажется, подкрепление в лице охотников им сейчас пришлось бы очень кстати. Как и пополнением их поисковых отрядов оборотнями, без обостренного слуха которых даже она сама сейчас прошла бы мимо, нацелившись на полицейский участок, а не опустевшие перед грозой переулки Мехико. Упрямство и непреклонность Араи и её ближайших последователей привели клан к тому, что им нечего было противопоставить сверхъестественным способностям Кейт. Объединись они со стаями на своей территории, если такие вообще еще здесь остались, и поиски нарушителей могли бы стать куда более эффективными. Но в качестве союзников рассматривались только другие семьи охотников, ближайшая из которых не только сильно поредела сама, оказавшись на грани полного уничтожения, но и их ряды подкосила. Следующим шагом стало обращение к наемникам - лестно, конечно, но немногие останутся в городе после того, как они сегодня вернутся в штаб. Если вернутся.
Предупреждающий выстрел в ногу - небольшие поправки на сверхъестественное делать все же приходилось, поступаясь честью и клятвами, данными перед выдачей значка - лишь ненадолго привлек к ним внимание ходячего скелета, отнюдь не лишив, как надеялась Брейден, его способности быстро двигаться. То ли он вообще ею не обладал, то ли совершенно не боялся их, делая все нарочито медленно. К сожалению, бедняге в его руках это совершенно не помогло.
- Никогда не была сторонником половой дискриминации, - покрепче перехватывая пистолет и все еще удерживая существо на прицеле, наемница отрицательно мотает головой. Как ответ на вопрос Скотта и одновременно на приказ не совершать глупостей, ведь "беззащитная женщина" напротив, судя по всему, стоит за несколькими убийствами в городе, включающееся в себя банши, чьи способности даже по части звуков заставили их с Дереком, вооруженных до зубов, схватиться за голову, а потом еще полночи слышать в ушах отголоски милого девичьего голоска. Напрасно.
Она успевает лишь выстрелить еще несколько раз, прежде чем истинный альфа бросает вперед, перекрывая ей траекторию, а то и вовсе обзор. Времени звонить Калаверас просто нет, а тревожной кнопкой они если и обзавелись, то ей подобного технического оснащения не предоставили. И если для Скотта сближение с противником - единственный вариант боя, то Брейден преимущественно делает ставку на эффект неожиданность и мощную огневую поддержку, лишь в крайних случаях полагаясь на рукопашный бой, когда противник уже был ослаблен или пространство не оставляло места для маневренности. Сейчас было все. Кроме дробовика и возможности припечатать мексиканского вампира без вреда для МакКолла, куда более уязвимого для пуль. Поэтому бывший маршал пытается подобраться поближе, обходя место сражения по кругу и выжидая удобного момента для выстрела, чтобы не мешаться у альфы под ногами и уж тем более не стать заложником, окончательно все испортив. Впрочем, ровно до того момента, когда её вмешательство не станет необходимо, отводя удар от Скотта и принимая его на себя.

+3

10

Что такое? – обращается Рахиль к парню. – Никогда не видел кровь? Или то, как кто-то жадно её поглощает из обессилевшего тела? Да, наверное, не видел, такое не часто увидишь. Даже для меня это редкость – стать свидетелем столь… Мокрого и грязного убийства кем-то другим, – она усмехается. Жрица делает глубокий вдох. Вечерний мексиканский воздух приятно щекочет нос, а вместе с тем приносит и новый запах – оборотня. Недостаточно сильный, чтобы решить, будто перед Рахиль сразу два волкоподобных существа. И ей, честно говоря, без разницы, кто есть кто. Куда важнее альфе сейчас решить для себя, драться или бежать. Третьего варианта в подобной ситуации не дано. Особенно женщина понимает это, когда незнакомец вскрикивает – он явно не рад, что не успел спасти чей-то ужин, – и, видимо, он теряет контроль над эмоциями, над собой самим, ведь Рахиль замечает, как краснеют глаза подростка. «Так вот кто из них оборотень», в слабой улыбке подмечает она. Чихуатетео не пугает то, что перед ней альфа. Конечно, было бы проще разобраться с одиночкой, но даже если сейчас в переулок подоспеет целая стая, жрица не растеряется, не испугается и уж точно не будет повержена.
Разве будет интересно, если я тебе просто отвечу? – качнув головой, вопрошает Рахиль. – И разве выгодно мне отвечать? – её игривый тон становится серьёзнее, холоднее. Ей не выгодно многое. Например, продолжать стоять на этой улице и добродушно отвечать на каждый новый вопрос оборотня. Может, женщине ещё и свои слабости выдать ему? Или сообщить свой адрес, сразу отправиться в тюрьму? Кстати говоря, интересно, что альфа захочет с ней сделать. Сверхъестественной полиции нет в этом мире, и никакие пистолеты с когтями не способны удержать Рахиль от новых убийств.
Так ты герой, да? – отзывается она, когда подросток бросается столь громкими заявлениями. – Или вы оба? – жрица склоняет голову набок и переводит взгляд на девушку. Та всё ещё держит в руках пистолет, не опускает его, будто простая пуля чем-то поможет. Только если отвлечёт и разозлит Рахиль, ведь она не готова к следам собственной крови на новых вещах.
Выстрел. Ещё один. Следующий. Чихуатетео решает дать незнакомцам фору. В конце концов, дома её ждут очередные недовольства Меган или бесполезный звонок агента Вона, который, несмотря на своё положение, казалось, не располагал действительно полезной информацией о деле Лидии Мартин. И это разочарование альфы в разы сильнее, чем то, что сейчас её обнаружили за «ужином» два лишних свидетеля. И если поначалу жрица думала просто уйти, то не теперь. Она не даст кому-то нападать на себя, а после смотреть вслед, пока убегает. Не даст этим двум незнакомцам ошибочно ощутить себя победителями.
Пули не более, чем щекочут кожу и плоть женщины. Она передвигается быстро от стены к стене и приближается к своим противникам, то уворачиваясь от оружия, то намеренно позволяя себя задевать. Когда же девчонка поймёт, что попусту тратит пули? И что она будет делать, когда те закончатся?
Кто сказал, что я собираюсь бежать? – шипит Рахиль. Она знает, что за плечами таких юных альф совсем мало опыта, мудрости. Обычно они рвутся в бой, не разбирая врагов и дороги. Так же делал и этот. Пытался ли он своими вопросами «прощупать» почву или тянул время – неважно. Сейчас оборотень просто нёсся вперёд, и, чихуатетео уверена, у него не было плана. Точнее был, но заключался лишь в том, чтобы напасть, покалечить, обезвредить. Разве это план? Нападения женщины на «еду» и то продуманнее.
Она тяжело выдыхает и даже закатывает глаза на рык альфы. Хотя и не позволяет терять себе бдительности, на всякий случай прислушивается к звукам вне этого переулка. Ведь если оборотень призвал свою стаю, на схватку придётся потратить чуть больше сил, чем Рахиль предполагала. Но нет, она не слышит ничего, что бы заставило волноваться. Только гроза да тихие голоса прохожих, раздающиеся по другую сторону улицы. И это значит, что жрице нужно расправиться всего лишь с одним оборотнем. Ах, да, и ещё с человеком. Последнюю она оставит на закуску. Возможно, побалует себя ещё несколькими литрами крови.
А пока Рахиль остаётся стоять всё на том же месте. Зоркий взгляд отмечает, что соперник пригнулся в попытке оттолкнуться от земли, и альфа вновь шипит, готовится перехватить подростка в воздухе, но… Ох, может ли что-то пойти не по плану женщины, чья реакция в разы лучше дарованной обычному оборотню? Только если она чересчур уверена в своих силах и превосходстве. Рахиль этого не отрицает, но прямо сейчас оборотню почти удаётся её обмануть: своей ногой он касается одного сапога жрицы, и резко она срывается с места, в мгновение ока отправляется к другой стене, где останавливается и качается – почти что теряет равновесие. Больше она не позволит застать себя врасплох.
Альфа усмехается и одним рывком приближается к подростку, своими белоснежными холодными пальцами хватает оборотня за горло и без труда поднимает в воздух. Ей интересна честная борьба, если оппоненту есть, что противопоставить, но каждый раз уклоняться от скучных атак и приёмов – это совершенно не весело. И жрица не станет. Если она может победить альфу всего за секунду, почему бы так и ни сделать?
Бежать стоит вам… – шепчет Рахиль. Её рука, сжавшая горло парнишки, выпрямляется, и чихуатетео откидывает противника от себя. Она спешит воспользоваться теми немногими секундами передышки, что появляются, но не бездействует. Уже давно женщина не использовала свою, как казалось ей самой, самую интересную и полезную способность. Она надеется, что навыков не растеряла, и с удовольствием распространяет по переулку ауру безумия. По первым ощущениям это похоже на слабый порыв ветра, на необъяснимую невидимую волну, проходящую сквозь тела всех на своём пути. И даже если начать догадываться, что произошло что-то страшное, времени недостаточно, чтобы выложить в сознании единую картинку. Всего несколько секунд, и жертвы, которых затронуло цепной волной, начнут ощущать необъяснимую ярость, поддаваться безумию. Их станет нервировать и злить каждая мелочь и любой, кто окажется рядом. Здесь уже нет времени и желания понять, что что-то не так. Нет голоса здравого смысла, что подскажет – перед тобой друг, остановись.
Рахиль отступает спиной на несколько шагов назад, прекрасно понимая, что то безумие, которое постепенно подкрадывается к противникам, они могут выплеснуть и на неё. Жрица была готова рискнуть. Ведь защититься она ещё сможет, но как же будет счастлива, если оборотень и человек забудут о наличии в переулке кого-то третьего и обратят свой гнев друг против друга.

На всякий случай описание способности из бестиария, чтобы было проще ориентироваться, что происходит с персонажами с:

Безумие - способны распространять свою ауру, подобно цепной волне, вызывая нервные припадки, ярость и безумие. Единственные, кто не подвластны этому, так это Банши, именно поэтому они являются старыми врагами. Банши единственные способны распознать, что человек/оборотень поддался ауре Чихуатетео и, с помощью своего крика, эту ауру снять. Сами же жертвы, после "снятия" ауры без помощи Банши, не понимают что случилось и что на них нашло. Пример: как Ануките вселял страх в людей/оборотней.

+2

11

Чувство справедливости всегда вело МакКолла по жизни, ещё до того, как он стал оборотнем. То ли повлияло воспитание матери, что была всегда добра к нему и всегда поддерживала, то ли факт того, что отец работал в правоохранительных органах. А, может, и всё сразу. И это чувство сейчас зудело в нём сильнее прежнего, ему хотелось как можно скорее прекратить эти убийства, наказать виновницу, что была так близко, и дать Лидии упокоиться с честью. Пусть и эмоции мешали ему сейчас поступать как обычно, наличие Брейден, здесь и сейчас, вселяло в него уверенность и веру, что они смогут закончить всё сегодня. Скотт слышит, как раздаются выстрелы, но не беспокоится за собственную шкуру, будучи уверенным в наёмнице, что очередной раз встала на их сторону, пусть и до конца защищает семью Калаверас. Может она и была права, но размышлять об этом именно сейчас не было времени. Скотт старается не вестись на высокомерие женщины - по голосу он мог с уверенностью сказать, что это именно женщина, да и телосложение лишний раз подтверждало этот факт - полностью сосредоточившись на своей цели. Ждать помощи сегодня неоткуда, а значит он должен выложиться на все двести процентов. Они оба должны.
Скотт выпрямляется в полный рост, давая себе отдышаться, когда его маневр почти срабатывает. Он корит себя за то, что меньше времени уделял тренировкам с Крисом и больше обучению беглых омег. Наличие Арджента сейчас было бы очень кстати, но его нет и единственная, на кого он сегодня может положиться, так это Брейден. Скотт даёт ей время среагировать, не нападая на женщину и наблюдая за тем, что она собирается делать дальше. Никаких признаков клыков или когтей ему не удалось обнаружить, так как она тогда собирается сражаться и почему вступила в контактный бой? Единственное, что приходит ему в голову, так это то, что у неё явно есть какой-то козырь в рукаве, раз она так надменно ведет себя и не спешит сбегать с их встречи. Ему это не нравится, как и то, что он смог заметить: женщина обладала бОльшей скоростью реакции, чем у него. Но разве такое возможно?! На мгновение кажется, что она быстрее самого Девкалиона.
Скотту удается среагировать лишь тогда, когда она тянет руки к его горлу, но слишком мало времени, чтобы что-то сопоставить ей в ответ. Он чувствует, как сильные женские пальцы сжимают его горло всё больше, не давая воздуху пройти в легкие, от чего он начинает задыхаться и жадно глотать ртом воздух, издавая характерный звук. Но он не собирается висеть и бездействовать, когтями на обеих руках он вцепляется ей в руку, надеясь, что боль заставит её отпустить его. Скотт держится изо всех сил, пока собственная боль не заставляет оборотня уйти в глубины его сознания, выпуская вперед обычного подростка без алых глаз и других признаков оборотня. Он так и не понял, что именно заставило женщину откинуть его от себя. Скотт жадно хватает ртом воздух, пытаясь отдышаться и поднимает свои глаза вверх, заметив, что "приземлился" у ног наёмницы. - Мы не должны дать ей уйти. - хриплым голосом и через боль обращается он к ней, после чего пытается встать на ноги. Не с первого раза, но у него выходит это сделать. Тело медленно, но начинало восстанавливаться, выгоняя ощущение сдавленности и давая парню вздохнуть полной грудью. Он меняется в лице, становится более серьезным и на слова женщины медленно качает головой. Он не согласен с ней и не важно, сколько раз ему ещё придётся оставить свой отпечаток в стене, сегодня она не уйдёт от них.
Скотт вновь срывается с места, но, сделав пару шагов, застывает на месте. Он не понимает что происходит и где оказался, ведь его сознание начало играть с ним вот такую шутку: существо отдалялось от него всё дальше и дальше, не давая и шанса приблизиться и нанести удар, а переулок словно растягивался в один большой коридор. Парнишка оглядывается по сторонам, в своём сознании, но не видит уже ни Брейден, ни странное существо, что питается кровью. Один сплошной и длинный коридор у которого, кажется, не было конца. Неуверенно ступая вперед, Скотт разглядывал стены, пытаясь найти в них подсказку, но ничего необычного не было, оставалось только двигаться дальше, уходя в самую даль своего сознания, где он прятал свои страхи, ошибки и раскаяние. Всё было спокойно ещё шагов десять, пока слух оборотня не донёс до него звук, разрезающий воздух, стрелы сзади. Реакция оборотня сработала и, поймав стрелу рукой, он обернулся. - Эллисон?! Что ты здесь делаешь? Ты же... В реальности Скотт не произносит и звука, а идущие в его разуме минуты отдаются лишь долей секунды в действительности, где он неподвижно стоит и ещё не знает, что пытается бороться со способностью женщины. - Мертва? - усмехается образ охотницы, что выглядела такой же прекрасной, как и в свой последний день жизни. Чувства волной накрывают оборотня, ему хочется подойти к ней, обнять и много чего сказать, но когда он делает ей шаг навстречу, силуэт исчезает и появляться сзади, маня жестом ещё дальше в коридор. Слеза скатывается по его щеке и он снова ощущает чувство вины за её смерть, окликает её по имени, в попытке остановить и всё высказать, но охотница лишь молча качает головой, прикладывая указательный палец к губам. Альфу уже не волнует, что происходит и где он находится, совсем позабыв, что пару минут назад был на улицах Мехико вместе с Брейден и пытался поймать неизвестное ему существо. Уходя всё дальше, он забывал и произошедшее за пару дней - Эллисон полностью овладела его разумом и, когда ему удается нагнать её, открывает свой рот в попытке высказать ей всё, что не успел при жизни, но охотница меняется в лице и сама начинает пламенную речь. В этот самый момент действие способности Чихуатетео входит практически в полную силу. - Ты так и не сдержал своего обещания, Скотт. Не смог сохранить свою стаю, дал ещё одному близкому человеку погибнуть. Ты не сможешь никого спасти, ты сам нуждаешься в помощи. Ты не достоин быть Истинным Альфой. Кто-то другой, но не ты. Каждое её слово доставляет ему боль, словно его протыкали наконечником стрелы. Сердце начинало быстрее биться и воздуха категорически не хватало, как при приступах астмы. Он пытается выкрикнуть слово, но звук не выходит. Перед его глазами всё начинает плыть и в этот момент, уже в реальности, на его руках появляются когти, рычание становится громче и, в конечном итоге, глаза приобретают алый цвет. Зверь полностью берет контроль над телом, он жаждет крови, хочет избавиться от собственной боли и нанести её кому-то другому. Словно загнанный зверь, Скотт оборачивается на Брейден, а затем на незнакомую женщину, выбирая, кто из них станет первой. Ему сейчас не важно, кем являются эти две женщины и, так как Брейден находилась ближе, Скотт разворачивается в её сторону и начинает приближаться. Его движения резкие и не слаженные, ведь разум его был уже далеко от этого места. Когда до Брейден остается лишь метр, он ускоряется и, ударяя её несколько раз, откидывает в сторону. Зверь жаждет крови и не собирается ждать, пока его оппонент поднимется на ноги для ответа. Скотт быстрыми и резкими движениями отталкивается от пола, дальше от стены в с сторону женщины. Всё это он делает большими прыжками и приземляется позади неё, бьёт под колено с силой оборотня и разворачивает к себе лицом, готов разорвать на части, но что-то в его разуме останавливает его, там, в глубине, он слышит знакомый голос и рука останавливается в своём движении, делая заминку и не нанося удара, отбрасывая в сторону и её. Но зверь тоже не хочет сдаваться так просто, от чего парня разрывает на части и единственное, что он может сделать, это вскинуть руки по бокам, обратив взор к небу издать рык. Становится легче, но способность Чихуатетео всё ещё его держит...

[nick]Scott McCall[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/JNnD.png[/icon][sign]by OFTWO[/sign][status]Что не убивает, делает нас сильней[/status][info]<b>Скотт МакКолл<sup>19 y.o.</sup></a></b>[/info]

+2

12

В любой другой ситуации на характеристику вроде той, которой наградила её застигнутая на месте преступления убийца, Брейден с такой же кривой усмешкой на губах, как и её шрамы на шее, посоветовала бы не строить очередному школьнику или скептически настроенному нанимателю воздушных замков, передернув затвором или в которой раз водрузив ноги на очередной образец итальянского антиквариата. Геройство - не про тех, кто исполняет чужие приказы или принимает сторону в зависимости от того, чей чемодан с деньгами тяжелее. После истории с Калаверас и Хейлами, пожалуй, эта метафора была самой что ни на есть показательной.
- Может, стану им после твоего убийства, - сквозь зубы обещает она. Тяжело удерживать нейтралитет или напускную безмятежность, когда говоришь с отъявленным психопатом на его же языке. Другого не поймет. С Пустынной Волчицей у нее тоже не получалось, как и с Кейт Арджент, даже если их встреча длилась всего несколько минут, а все остальное - бесконечные попытки нагнать и остановить, за плату или потому что это дело всей жизни, а вовсе не то, что нужно было делать, чтобы значок все еще официально оставался на руках.
Пули не наносят их противнику никакого вреда - разве что улыбка на белесых губах становится все шире и надменнее с той самой минуты, как глаза Скотта загораются красным, а наемница так и продолжает всего лишь сжимать пистолет, не обращаясь и даже не оглушая, элементарно крича. Охотники женщину явно не пугали, их она обвела вокруг пальца первыми. И сейчас она играет, истощая запасы быстро заканчивающихся пуль - в полицейский участок Брейден не намеревалась проносить больше, чем требовали минимальные затраты на собственную безопасность. Скотт тоже не успевает за их противником, явно превосходящим по скорости реакции оборотней - на корточках рядом с ним бывший маршал оказывается быстрее, чем успевает осознать это сама. Беспокойство за Дерека раньше было оправданным, когда его силы спали, за Кору, когда та жмурится, пытаясь отогнать преследующие её воспоминания и упрямо пытается решить свои проблемы сама. Скотт выпутывался и не из таких передряг, а сейчас вовсе не место пытаться проверить, все ли его кости целы, но просто переступить через него не дает не только осознание того, что от нее в подобной схватке не останется и мокрого места. Это что-то еще. То, почему в большинстве случаев Брейден в принципе предпочитает работать в одиночку.
- Она чем-то напоминает берсерка. Может, у них появилась иерархия после гибели нагваля? - также приглушенно спрашивает она, хотя череп на голове женщины совсем не похож на медвежий. Но, по крайней мере, пули от нее отскакивали также. - Дерек в прошлый раз сжал череп на его голове и он рассыпался.
Скотт тогда был в храме, похищенный и сам превращенный в такого. Додумать Брейден не успевает, ощущая что-то наподобие волны жаркого воздуха и приготовившись увидеть слабый свет на швах костей перед тем, как те рассыпятся, а их неведомый враг будет сражен.
Поднимая голову, она видит коридор агентства. При всех строгих требованиях к дресс-коду, даже в Арлингтоне Брейден остается верна своей любви к итальянским ботинкам, даже если жалования вполне хватит на такие же туфли. Пожалуй, она единственная, кого тут можно застать посреди коридора на корточках, поправляющей шнуровку. Звуки выстрелов эхом отдаются в голове, привлекая к себе внимание - однозначный сигнал тревоги, ведь обычно пойманные преступники доставляются в ближайший полицейский участок, в то время как в штабе - бумажная волокита, отчеты и новое задание. Скука, да и только. Но, по всей видимости, Пустынная волчица решила привнести в практически офисную работу разнообразия, сейчас методично расстреливая беззащитных людей из парных пистолетов. «Все еще слишком медленно, Брейден.» Среди погибших оказывается слишком много знакомых лиц, как из старой жизни, так и из новой. Потому что она осталась всего лишь человеком, даже если о мире сверхъестественного за годы поисков и десятков заказов узнала о нем больше большинства укушенных, научившись обходиться без силы и когтей, которые раз за разом пополняли её коллекцию шрамов, из которых далеко не все были на лице. Потому что мнимая свобода оказалась ворохом новых проблем, потому что быть изгоем тяжелее, чем некогда уверенным в своих силах профессионалом, которого сгубила... жажда справедливости? Гордыня? Глупость? Эта женщина испортила ей жизнь, как и многие представители сверхъестественного после нее. Моррелл, Девкалион со своей стаей, Кейт, даже Хейлы, которых она оставила, снова присоединившись к людям после того, как выполнила свою часть сделки. Потому что никто не остановил или потому что она сама не дала этого сделать. Вся жизнь - расчет, в котором полагаться приходилось только на свои силы. Потому что сейчас она последует за Лидией Мартин, если истинный альфа вдруг проиграет.
Снова оказываясь в переулке, Брейден уверенно наводит пистолет на Скотта. Присутствие рядом кого-то третьего остается незначительным фактом где-то на грани сознания, в то время как старый знакомый выходит на передний план, как и искаженное восприятие куда больше набора событий. У них было прошлое, каким бы кратковременным не было бы раз за разом вынужденное сотрудничество. От удара пальцы разжимаются и через несколько повторов блок не спасает, а к тупой боли во всем теле прибавляется саднящее пощипывание от содранной асфальтом кожи.
- Давно пора бросить эту дурацкую затею со всеобщим спасением, - валяясь на асфальте после очередной серии ударов, Брейден придерживается за голову, опуская ту из-за слишком громкого рыка альфы и замутненным взглядом глядя вниз. МакКолла ей даже при ударе со всей силы сейчас вряд ли удастся сдвинуть с места, но иногда это и не нужно. И пока тот в который раз развлекается, как в храме, "пением", вновь зажатый в руках пистолет быстро оказывается направленным на оборотня, а курок недолго остается не нажатым, выстреливая всего два раза, прежде чем спусковой крючок начинает ходить туда сюда без какой-либо отдачи и смысла - магазин пуст.

Отредактировано Braeden (02-06-2018 13:37:17)

+2

13

«Ауч», мелькает в сознании, когда Рахиль ощущает, как сразу десять когтей впиваются в её кисть. Неприятно. Щекотно. Так бы жрица назвала это. Упорство подростка и забавляет, и злит, но едва ли работает так, как он рассчитывал: если Рахиль и больно, то недостаточно, чтобы ослабить хватку. Но попыткам оборотня бороться стоило отдать должное. Альфа уже давно не сталкивалась с подобным, ведь, как правило, её жертвы – обычные люди. Их кровь чище, слаще, после неё жажда возвращается позже. А ещё люди намного слабее. На самом деле, за столько лет Рахиль уже перестали приносить удовольствие убийства. Ей-богу, освоиться в современном мире, несмотря на знания, полученные глазами нагвалей, порой и то бывает сложнее, чем прикончить очередного бедолагу в переулке. Большинство из них такие жалкие, они готовы принять свою судьбу чуть ли ни сразу, как холодное лезвие кинжала полосует по горлу. У них нет запала на борьбу, и всё почему? Неужели жизнь мексиканских работяг так несчастна, что смерть – это спасение?
Тогда тебе придётся хорошенько постараться, – чихуатетео поднимает взгляд на девушку, к которой обращается. – Возможно, стоит начать с кого-то попроще, – усмехается. Рахиль, казалось, скрывается за кирпичной стеной – в тени, которую отбрасывает какой-то навес. Из своего «укрытия» она наблюдает за тем, как оба противника замирают на месте.  Жрице всегда было интересно, каково это – попасть под её ауру. Сама она могла лишь догадываться и предполагать, но это не то. Как же Рахиль хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на мучения, через которые проходят жертвы в собственной голове. Не было сомнений, что они не радужных пони с единорогами видят. Там должно быть что-то ужасное. Впрочем, идеализированный мир ужасен до тошноты, такими видениями пытать можно тоже.
Рахиль склоняет голову набок и замирает. «Что сейчас творится в ваших неподготовленных головках?», ответ на этот вопрос никоим образом не изменит её жизнь, не подтолкнёт к победе на десяток шагов. Он даже не столько волнует, но альфа не в силах отказать себе в любопытстве. Она поджимает губы, приструняет это щекочущее чувство внутри и делает небольшой шаг из темноты. Незнакомцы всё ещё неподвижно стоят на одном месте, и чихуатетео решает воспользоваться такой удачной возможностью, чтобы разобраться с распластавшимся по асфальту обескровленным трупом.
Она подходит к мужчине и опускается на корточки. Проводит по шее бедняги, где «красуется» глубокий надрез, и собирает на ноготь остатки крови, которую спешит тут же попробовать. Альфе не дали насладиться ужином сполна, а она такого не любит. Проще всего было бы сбежать прямо сейчас, когда незнакомцы отвлечены. Оставить минимум улик. Может быть, им даже никто не поверит без доказательств, но бежать Рахиль не готова. Даже если это означает, что проблем прибавится. Больше никогда в жизни она не желает ощущать себя проигравшей. Беспомощной. Смотреть на то, как мир избавляется от её стаи. Быть снова запертой на сотни лет. Она должна показать, на что способна, и что шутки с ней плохи. И как же заставить мир бояться тебя, если бежишь от какого-то волчонка?
Она трясёт головой, избавляясь от этих мыслей, и оттаскивает труп ближе к стене. Женщину прерывает рык оборотня. Кажется, он вернулся в реальность первым. И так не вовремя. Жрица резко выпрямляется и оборачивается: ей необходимо быть готовой к новому нападению. На мгновение она перестаёт сомневаться, что подросток снова забудет об альфе, ведь он так пристально на неё смотрит. Но нет, неожиданно он сворачивает в сторону незнакомки, кидается именно на неё, и Рахиль усмехается.
Наконец-то, – именно этого она и ждала: когда случайные свидетели набросятся друг на друга. Не для того, чтобы незаметно уйти, нет. Альфа просто не хочет марать руки, когда сделать всё можно намного эффектнее, чище и интереснее. Она не знает, столкнулась ли с лучшими друзьями, незаурядной парочкой или кем-то едва знакомым друг другу, но это весело в любом случае: наблюдать за тем, как один из них прикончит другого. И Рахиль наблюдает. Когда девушка пытается отстрелиться от оборотня, морщится в притворном сочувствии. Это жрице совершенно плевать на пули, а вот такому, как этот подросток, должно быть больно хотя бы немного. Как и самому стрелку, когда напасть решает и оборотень.
Ну уж нет, – прищурившись, шепчет альфа, – бороться бесполезно. Уже никто не уйдёт отсюда живым, – ей не нравится, что именно это и пытается делать парнишка – он борется. Поскорее бы его острые когти прошлись по шоколадному личику второго ненужного Рахиль свидетеля. – Только посмотри, – она шепчет уже на ухо девушке, за спиной которой появилась за долю секунды, – он готов убить тебя. Он тебя убьёт. Неужели ты дашь ему шанс? – чихуатетео бросает ей в руки кинжал – тот самый, которым перерезала горло последней жертве, и вновь без следа исчезает, будто и не склонялась над чужим ухом. Сложно понять, была ли настоящей она, ведь сейчас противники в таком состоянии, что абсолютно всё, принятое ими за реальность, на деле может оказаться галлюцинацией. Отчёт своим действиям отдаёт только альфа, и она возвращается в тень, чтобы продолжить наблюдать. За тем, использует ли наёмница предоставленный шанс. И если да, как среагирует оборотень.

+2

14

Диего давно потерял надежду на то, что когда-нибудь сможет вернуться в родной город, в родную семью. Его уход был слишком громким, чтобы просто так взять и явиться однажды на пороге родного дома, но он ни разу не пожалел о своём поступке, считая, что поступил правильно. Он не выбирал такой жизни, не выбирал родиться и стать охотником, но ещё в юном возрасте понял, что только он сам может повлиять на своё будущее и то, каким ему быть. Пусть мать - глава их семьи - не разделяла взглядов сына, сестра всегда с трепетом относилась к нему, поддерживая связь на расстоянии, прибегая ко всевозможным технологиям двадцать первого века. И в моменты, когда тоска по родной семье накатывала на него с новой силой после очередного дела ему хватало этого, чтобы двигаться дальше, разгоняя свой красный мустанг до возможного предела. Но всё изменилось тогда, когда позвонив сестре на другом конце отозвалась его племянница. Интонацию детского голоса он запомнит на всю свою жизнь, ведь в нём не было ноток грусти или скорби, не было слов взахлёб, лишь холодный и озлобленный голос ребенка, что обиделся на весь сверхъестественный мир за смерть родной матери. Это был первый тревожный звоночек для Диего, который всем сердцем любил свою племянницу и всегда находил на неё время, когда ещё жил и охотился вместе со своей семьей.
В Мехико он вернулся достаточно быстро, останавливаясь лишь в те моменты, когда этого требовал его железный конь и, перебиваясь заправочным кофе, двигался дальше. Лишь бы успеть на похороны сестры и успеть вразумить племянницу. Диего прекрасно знал свою мать, знал, что она не упустит шанса сделать на этой почве из неё достойного лидера, лишив девочку счастливых и самых обычных детства и юности. Он не мог позволить этому случиться, как и не мог остаться в долгу перед умершей сестрой, поэтому, найдя подтверждение своим догадкам в поведении Араи Калаверас, он официально заявляет о том, что останется в городе и поможет во всём разобраться. Жизнь обрела для него новый смысл с того самого звонка и он ни за что не отступится. Если получится убедить племянницу покинуть Мехико и семью вместе с ним - замечательно, если же нет, то он будет рядом, будет ей наставником и другом и не даст сбиться с пути, окончательно погрузить свою душу во тьму.
Всё началось с семейного собрания, когда обсуждался необычный случай убийства охотника. Более старые и опытные охотники шептались о том, что грядёт повторение истории, что древнему злу удалось выбраться из заточения, а молодые и неопытные лишь ехидно посмеивались, списывая убийство на какого-нибудь поехавшего кицунэ, максимум - дарака. Диего же сдерживался от комментариев, прислушиваясь к мнению обоих сторон, считая, что делать какие-либо выводы ещё рано. Ещё тогда он заметил недовольное лицо матери, явно обеспокоенное тем, что происходит нечто необычное, что может подкосить всю их структуру семьи и подвергнуть опасности Мексику, а, может, и весь мир. Давно он не видел подобного беспокойства на её лице, поэтому лично вызвался патрулировать улицы города в ночное время, чем вызвал недовольство и насмешки со стороны других охотников, считавших, что он сбежал из семьи как трус.
Второе, полное, собрание было назначено, когда по новостям объявили гибель рыжеволосой американки. На тот момент это была не вторая жертва, после его сестры, и действия матери не укладывались в его голове. Пусть она и американка, но чем так важна, что ради этого собирают семьи охотников? Ответ всплыл на поверхность, когда Арая заявила, что это банши из стаи некого истинного альфы - Скотта МакКолла. К счастью или сожалению, он уже не был в семье, когда другим членам довелось познакомиться с ними, поэтому ему предстояло провести собственное расследование. Надеяться, что кто-то из охотников добродушно поделиться с ним информацией, было достаточно глупо, а племянница вряд ли знала этого альфу лично. Единственное, что ему удалось понять, так это то, что у Араи он вызывал уважение, что большая редкость от неё. Интерес к американцу вырос моментально, но отходить от основной темы сбора было нельзя - слишком много обескровленных тел появлялось на территории Мехико и это только те, которые им удалось найти, а сколько ещё было не найденных? Десятки? Сотни? Тысячи? Можно было только гадать. От своих мыслей Диего оторвался, когда громкий голос матери завел речь про храм Тескатлипока, что находился на их территории. В его голове всплывали образы из детства, когда отец пугал маленьких детишек, включая его и сестру, рассказами и существе в ночи, что пьет кровь у детишек и их родителей. Мог ли он представить, что эта страшилка имеет место быть в реальности? Нет. Представить, что от этой страшилки погибнет его сестра? Нет. Они столкнулись с чем-то по-настоящему новым и, самое ужасное, ответов как найти или победить существо не было. Семья Калаверас не смогла сохранить и передать знания об этом, поэтому было объявлено о чрезвычайной ситуации и поиске друидов, чтобы те помогли собрать картинку воедино.

Сегодняшняя ночь не отличалась ничем и, разрывая тишину улиц ревом мотора своего мустанга, Диего отправился на патрулирование. Проехав несколько улиц, он не увидел ничего не приметного, поэтому, посмотрев на время, решил наведаться к знакомой в участок. Кто знает, может у них появилась хоть какая-то информация по делу. Только вот доехать ему не удалось: на встречу машине, по проезжей части, бежал какой-то человек. Из-за плохого освещения дороги, ему не сразу удалось заметить, что незнакомец в крови, но заметив это, резко дал по тормозам, совершенно не представляя, чего ему ожидать. Было не ясно - своя или чужая кровь на нём, но он бы подтвердил своё звание труса, если бы остался сидеть в машине. Казалось бы, человек должен подойти к нему или хоть что-то произнести, но незнакомцу явно было не до этого. Он буквально впечатался в резко затормозившую машину, а затем накинулся на вышедшего из неё Диего. Защищаясь от нападок незнакомца руками, он сначала пытался вразумить его словами, но, когда понял, что человек полностью обезумел, воспользовался своими боевыми навыками и вырубил его. Сердце начинало биться перед неизвестностью происходящего и первое, что пришло в его голову, была мысль о обращении. Растерянность накатила на него волной, когда он не нашёл на парне следов укуса или порезов, убеждаясь, что кровь на нём чужая. И только сейчас в его сознании всплыл голос матери, говоривший, ещё на втором собрании, что это нечто сеет страх и безумие. Тогда он не совсем понял, что значили эти слова, но увидев происходящее своими глазами, понял, что речь идёт о какой-то расовой способности, а значит, источник был близок как никогда раньше. Недолго думая, Диего достал из багажника машины наручники и прицепил бедолагу к ограждению у дороги, не забыв оповестить об этом местные власти, а сам двинулся дальше. Машина быстро набирала скорость и лишь глаза успевали за картиной происходящего вне неё. Но когда до него донеслись звуки чьего-то рыка - явно оборотня и совсем близко, Калаверас со всей силы ударяет в педаль тормоза, поддергивая ручник и позволяя Мустангу развернуться на девяносто градусов к краю дороги. Кровь начинала кипеть в его жилах, он понимал, что такой шанс предоставляется один раз в жизни и, возможно, это и есть убийца его сестры. Спешно хватая из багажника снайперскую винтовку, а в кобуру на поясе вешая дистанционный электрошокер, отправляется в сторону, откуда по его мнению доносился рык оборотня. Он не так глуп, чтобы заявляться в открытую, поэтому забирается на второй этаж одного из заброшенных домов, разведывая из прицела винтовки обстановку. Районы Мехико были знакомы ему с детства и, наверное. не осталось такого уголка, где бы он не побывал. Бегая из комнаты в комнату заброшенного здания, он пытается найти нужный ему выход на улицу, будучи уверенным, что именно отсюда можно увидеть происходящее. Ну же, давай! Нетерпение и злость медленно накатывает на охотника, но не достаточно, чтобы тот потерял рассудок. Но даже он не мог полностью отрицать, что нечто давящее витает в воздухе. Появись он вблизи участка на минут десять раньше, то непременно бы попал под действие способности Чихуатетео, но эта простая истина скрыта от него. Когда-нибудь, в будущем, он обязательно поймёт это. Когда бОльшая часть комнат была пройдена, Диего удаётся найти нужное окно. В прицел попадает юный оборотень, девушка и нечто необычное, невиданное им прежде. Охотник быстро соображает, что перед ним никто иной, как то самое существо - "боевой окрас" полностью совпадает с описанием, о котором рассказывала Арая. Он наводит прицел на существо, пытаясь подобрать удачный момент, но потасовка между собравшимися путает ему все карты. Момент наступает лишь тогда, когда Чихуатетео отходит чуть в сторону от двух других и палец сам срывается на курок, разрезая тишину выстрелом. Он не даст сегодня уйти этому существу, не даст принести в этот мир ещё больше боли и жертв. Быстро перезаряжая винтовку, он делает второй выстрел, затем третий, пытаясь не упустить момента, когда нечто всё ещё находится в стороне. Ухмыляется уголками губ, когда замечает, что ему удалось попасть в злодейку и продолжает делать выстрелы, останавливаясь лишь тогда, когда девушка закрывает ему обзор. Ругательство срывается с его губ и, забрасывая винтовку за спину, он полностью выглядывает из окна, подмечая козырёк первого этажа и спрыгивает на него, затем с него на землю. Он больше не может оставаться в стороне, выдав своё местоположение многочисленными выстрелами.

[nick]Diego Calavera[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2HQPv.png[/icon][status]I'll never be nothing[/status][sign]персонаж является акционным и мы очень ждём этого охотника в игру. Ознакомиться с акцией можно здесь.[/sign][info]<b>Диего Калаверас, 27<sup>y.o.</sup></a></b>[/info]

+2

15

МакКолл окончательно потерял нить реальности, всё больше закрываясь в себе под жестокие речи погибшей охотницы, чью смерть он никогда не простит себе окончательно. Он не может прогнать её прочь, да и не хочет. Помнит нрав девушки и то, что как только она выскажется полностью, ему предоставится такой же. Но этого не происходит, ведь она отличается от настоящей Эллисон и является лишь его личным порождением жалости, страха и скорби. С каждым её словом он убеждается в их правдивости, теряя всякую надежду на то, что может быть не прав. Он начинает ей верить.
Застывший по середине Альфа продолжает смотреть в никуда, но пули, выпущенные Брейден, попадают в область лопаток, заставляя того обернуться и зарычать от боли. Глаза вновь вспыхивают алым огнём, он рассержен, взбешен. Скотт давно уже не был в подобном состоянии, но единственное оправдание его действиям сегодня - это вовсе не МакКолл, а оборотень, попавший под чужую способность. Быстро разворачиваясь, Скотт направляется в сторону Брейден, не замечая, что у той в руке кинжал. Ему не важны такие мелочи сейчас, полностью поддаваясь инстинктам, оборотень хочет отомстить за раны, которые продолжали кровоточить и медленно затягиваться. В один прыжок он сокращает расстояние между ними, затем замахивается для того, чтобы нанести Брейден удар в районе плеча, после чего поднимает её за ворот куртки. Вторая рука начинает дрожать, она тянется для того, чтобы нанести наёмнице прямой удар внизу живота, но он вновь сопротивляется. Человеческие инстинкты разрывают его изнутри, пытаясь вразумить истинного альфу и дать понять, что что-то идёт не так. Разрывают его до тех пор, пока он не бросает Брейден в сторону, так и не завершив начатое дело. Лишь на несколько секунд он так и стоит не двигаясь, но потом вновь возобновляет своё нападение, направляясь в сторону бывшего маршала. Теперь он готов завершить начатое и рука его больше не дрогнет.
- Не смей! - сознание заливается криком банши, что полностью разрезает сознание парня, заставляя того закрыть глаза и уши, опускаясь на корточки. Крик отдаётся звоном в его ушах ещё несколько минут, но когда проходит и он, то непонимающие и потерянные глаза направляют в сторону источника звука. - Лидия?! - удивление не меньше, чем от появления Эллисон, что исчезла сразу, как только банши использовала свой крик. - Я подвёл и тебя. Лидия, прости меня! Я должен был... - на эмоциях он начинает говорить чуть быстрее, но, кажется, Лидия даже после своей смерти и будучи в сознании оборотня не собирается его слушать, прижимая указательный палец к своим губам и ехидно улыбаясь. Она обходит МакКолла два раза, после чего останавливается напротив, томно и наигранно вздыхая. - Вас нельзя оставлять одних ни на минуту. Что ты здесь делаешь, МакКолл? - пухлые губы слегка надуты, а брови приподняты. Её вопрос заставляет Скотта задуматься, ведь он даже понятия не имеет где находится. Поднимается на ноги и не сдерживается от объятий, принимая усмешку в свою сторону, после чего отпускает. - Я тоже умер, да? - это единственное, что приходит ему в голову, раз здесь и он, и Эллисон, и Лидия. Но на его вопрос девушка лишь закатывает глаза и вновь вздыхает. - Нет, твоё сердце всё ещё бьется. Но знаешь, если так и будешь стоять здесь и пялиться на меня, то, я думаю, это скоро измениться. Не хочешь поторопиться? - её ответ не прибавляет ясности, а лишь запутывает Альфу ещё больше. Если он не здесь, то где и как отсюда выбраться? Почему обе девушки стоят и разговаривают с ним так, словно всё ещё живы? Множество вопросов и ни одного ответа. - Ну же, МакКолл, соображай! - Скотт замечает, что Лидия ответ знает, но то ли не может сказать, то ли не хочет. Он пытается вспомнить события последних дней, его приезд в Мексику... Стайлз... Участок... - Брейден! - вскрикивает он у себя в сознании, когда в голову приходит картина их встречи возле участка. - Она в опасности! - он начинает волноваться, переводя взгляд с Лидии на стены и пытаясь найти выход из всего этого. Он больше не может оставаться здесь, полностью потерявшийся во времени. Хочет спросить у Лидии, но девушка и так уже всё поняла, показывая пальцем в сторону, куда падал слабый свет фар, пусть и самой машины не было видно из-за всепоглощающей темноты. Скотт хочет забрать с собой Мартин, но понимает, что не может сделать этого, лишь кивая ей в знак благодарности. - И, Скотт, не возвращайся сюда больше, слышишь? - он чувствует заботу в её голосе, чувствует собственную грусть по ней. - Я обещаю. Спасибо, Лидия. - грустно улыбнувшись, он спешит к свету, который терял свою яркость с каждой секундой, но, как только ему удалось подобраться ближе, свет режет глаза и заставляет оборотня зажмурится. Привыкнув, он замечает старенький джип своего лучшего друга, издает добрый смешок, понимая, что даже здесь он вытащит его из передряги. И, открывая дверь машины, Скотт возвращается в реальность.
Он смотрит на свои окровавленные руки, затем мотает головой, пытаясь найти Брейден. Слышит биение двух сердец, помимо своего, и понимает, что она всё ещё жива. Его глаза вновь загораются алым и он ищет глазами виновницу происходящего, а когда находит, становится серьезнее. - Ты! - Скотт не может подобрать слов и лучшим его решение становится направится прямо к ней. Альфа срывается с места, но останавливается где-то посередине, когда слышит звук выстрелов. Сначала он пытается как-то сгруппироваться, в страхе, что стреляют в него, но когда понимает, что цель не он, оборачивается, пытаясь проследить откуда они были выпущены. В поле зрения попадает заброшенное здание, но самого стрелка не видно и звук выстрелов утихает. Ветер доносит до него приближающийся чужой запах и, поймав передышку, Скотт меняет своё направление, быстро приближаясь к Брейден. - Ты в порядке? Брейден?! - он не знает, что с ним произошло и произошло ли это с ней тоже, поэтому подходя ближе переходит на шаг и ступает с осторожностью.

[nick]Scott McCall[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/JNnD.png[/icon][sign]by OFTWO[/sign][status]Что не убивает, делает нас сильней[/status][info]<b>Скотт МакКолл<sup>19 y.o.</sup></a></b>[/info]

+2

16

Уже довольно заметно подрагивающие руки упорно сжимают бесполезный пистолет - вряд ли кто-то сейчас услужливо подкинет ей полный магазин, но даже в непригодном для стрельбы состоянии кусок железа против оборотня лучше и без того уже ободранных кулаков. По части средств самозащиты пустынная улица Мехико еще бесполезнее школьной раздевалки, в которой можно было попытаться отвоевать себе хоть немного безопасного пространства при помощь палки от швабры.
Смутно знакомый голос, так сильно отличающийся от внутреннего, но все равно не вызывающий никакого противоречия, невольно акцентирует внимание на кинжале. На же, держи. Уже в крови. Опять. Для бывшего маршала это куда больший сигнал опасности, чем ноющее тело и даже рокочущее рычание оборотня. Будь Брейден в себе, и старая привычка анализировать зацепки и улики взяла бы верх, но сейчас страх за свою жизнь и порожденная им ненависть к превосходящему противнику сильнее воспоминаний о перерезанном горле жертвы, лежавшей у ног неизвестной еще несколько минут назад. Теперь у её собственных валяется ненужный больше пистолет, а вскоре из-под них уходит и земля - между вовремя выставленным блоком с последующим разоружением и его отсутствием она стратегически отдает предпочтение второму, успевая полоснуть по засомневавшемуся оборотню наотмашь кинжалом - все еще скорее защита, чем попытка хладнокровного убийства. И пока Скотт держится за голову, Брейден мысленно ругает себя за слабость и пытается отдышаться и вернуть ногам устойчивость.
Раздавшиеся над головой выстрелы не дают ей добраться до МакКолла, вынуждая пригнуться к земле и, озираясь по сторонам в попытке определить точку обстрела, решить, к какому из зданий по двум сторонам улицы пробираться, чтобы не организовать себе бесславный расстрел. Не удивительно, что куда менее обеспокоенный защитой своей шкуры истинный альфа настигает её первым.
- В Арлингтоне не принято щадить внезапно раскаявшихся, - с усмешкой бросает она, невольно принимая стрелявших за кого-то из своих. Тех, до кого Пустынной Волчице не удалось добраться. Пришедших на выручку, когда попытки выстоять против истинного альфы стали давать очевидный крен. Брейден крепче перехватывает кинжал, выставив то лезвием по направлению к Скотту и чувствуя себя куда лучше от осознания, что она больше не одна. Коллеги, правда, почему-то постоянно мажут, так как ни одна пуля еще не достигла вчерашнего подростка. Не слишком ли много предупредительных выстрелов? Но постепенно до сознания доходит тот факт, что они по-прежнему ничего не знают. Что все попытки указать на несоответствие предварительных отчетов фактам никогда не приводили к чему-то большему, чем пожатие плеч и совета бросить гиблое дело. Что задачей было ловить преступником, а не разгадывать их тайны. - Подними руки вверх, Скотт, и убери когти. Ты же слышишь, что окружен. Вы не могли прятаться вечно.
Появление нового действующего лица ободряет лишь до того момента, пока тот не разворачивается в противоположную от задержанного ею оборотня сторону. Снова?! Игнорирование людьми очевидного порой доходит до невообразимых масштабов. И Брейден не знает, на кого злиться больше: на оборотней, которые существуют, на людей, которые умудряются этого не замечать, или себя саму, у которой так поступать никогда не получалось.
- Новый член стаи, полагаю? Или очередной родственник? - прокручивая плохо сбалансированный кинжал в ладони, уточняет то ли у виновника, то ли все же у Скотта наемница. Из-за отсутствия помощи в нем моментально перестал чувствоваться человек, а чувство одиночества накрыло с новой сил. - Надеюсь, он умеет не только кричать.
И кидает кинжал, рассчитывая скрыться в одном из домов, пока МакКолл будет спасать своего нового бету.

+2

17

Рахиль происходящее не просто нравилось, а забавляло и в какой-то степени щекотало нервы (нечасто кому-то удавалось её застать с поличным посреди ужина и загнать в угол, пытаясь то застрелить, то заколоть острыми когтями). До определённого момента. Отвлекающий манёвр сработал как нельзя лучше: теперь двое незнакомцев пытаются убить друг друга и не обращают внимания на жрицу. Совсем не обращают. А ей хотелось непосредственного участия в этом веселье. Как оказалось, наблюдать со стороны – не обязательно весело. Это скучно. Не в первую секунду и, возможно, даже не в первые десять минут, а вот потом – вполне.
Женщина даже успевает зевнуть: то ли от скуки, то ли так сильно измотал этот день, что действительно бы пора отправиться в мягкую кровать и позволить сделать себе перерыв в этой безумной кровавой жизни на ближайшие восемь часов.
Ты! – Рахиль удивлённо распахивает глаза и поднимает взгляд на альфу. – Поглядите-ка, кто очнулся, – не уверена, нравится это ей или нет. С одной стороны, теперь скучно не будет. А вот с другой: кто-то смог пересилить её воздействие на сознание! Не то, чтобы чихуатетео использовала свои силы по полной, и эффект должен был отступить раньше, чем если бы она вложила в расползшуюся по переулку ауру всю себя. И всё-таки слишком быстро. Рахиль ещё не успела решить, как именно ей поступить дальше.
Хочешь добавки? – вопросительно приподнимает брови и не сдвигается с места, потому что знает: успеет исчезнуть, окажись оборотень всего в сантиметре от неё. Жрица склоняет голову набок, выжидает, и вот совсем близко проносится пуля. Женщина вздрагивает, явно не ожидая, что к ним присоединится кто-то ещё, и стремится отступить в тень, но не для того, чтобы спрятаться от свинца. Из своего укрытия лучше видит траекторию следующих пуль и без труда понимает, из какого окна те вылетают. Рахиль щурится, вслушивается, и время на это у неё есть, потому что оборотень пятится в другую сторону и пытается усмирить свою подружку, которая, на счастье всё той же жрицы, продолжает бороться с галлюцинациями.
Твой дружок? – обращается к пареньку, но не смотрит на него, внимательно наблюдает за с виду заброшенным зданием. Хлопок. Он похож на чьё-то падение или прыжок. А это значит, что стрелявший всё ещё рядом. Рахиль даже готова поклясться, что видит промелькнувшую тень за углом. И если обычный человек может списать это на воображение, так хорошо срабатывающее в тёмном переулке под ночь, то не она – альфа, чьи рефлексы и органы чувств обострены ещё лучше, чем у вожаков волчьих стай.
«Какого чёрта я всё ещё делаю здесь?», задаётся вопросом «детектив». Хороший лидер и тактик не должен нестись только вперёд, снося всё на своём пути и подставляя себя самого под удар, забывая об осторожности, той же тактике. Вовремя остановиться, развернуться и отойти в сторону – необязательно трусость. Какой маньяк приходит с повинной в участок и сдаёт всю информацию о себе? Лишь начинающий или очень тупой. Так и Рахиль сейчас понимает, что самое первое решение – желание сбежать из переулка, не было проявлением слабости или страха. Это было разумно.
Ей всё равно на кинжал, который мгновение назад ещё был в руке женщины, откликающейся на имя «Брейден», и сейчас брошен в сторону, где возник мужской силуэт. Таких кинжалов у альфы хватает в доме, и она прекрасно знает, что с Элизабет Кларк никак не связать эту опасную и такую холодную посреди мексиканской ночи вещицу. Так что всё. Жрице наскучило, и она готова уйти. Она и уходит. Ещё секунда, и Рахиль нет в переулке. Лишь лёгкий порыв ветра вперемешку с цветочным парфюмом напоминает о том, что она здесь была и стремительно исчезла. И аура безумия, которая рассеивается с каждым шагом, отдаляющим чихуатетео от этой улицы. Обессиленное, обескровленное и такое мёртвое тело она забрала с собой. Лишь от капель и лужи крови, образовавшихся и впитавшихся в асфальт, избавиться не смогла. Не успела, да и зачем, если сегодня, в такую пасмурную ночь, всё сделает дождь? Уже скоро он смоет последние следы пребывания Рахиль в переулке. А сама она уже где-то на полпути к дому, где ждут, может быть, сладко спящие, а, возможно, и откровенно скучающие беты.
Не расскажет им о том, что здесь случилось. Гэбриэл начнёт паниковать и бояться разоблачения, станет копать под эту Брейден и её дружка-альфу. Меган предложит разобраться с ними, выследить и прикончить. И кто-то из них обязательно выдаст себя, потому что нельзя идти против тех, кто знает о сверхъестественном мире, неподготовленными. Жрица усвоила этот урок на «А» с плюсом после того, как против её первой стаи ополчилась вся деревня. Не представляющие угрозы и интереса по одиночке, охотники, оборотни и несчастные Церберы их победили. Рахиль не знает, кто там ещё на стороне незнакомого альфы, кто в его стае и какие у них связи. И она не позволит никому из «своих» людей рисковать прежде, чем выяснит это.

+2

18

Диего находится на достаточном расстоянии, чтобы кучка людей могла определить где он, но из-за отсутствия света не понять где он. После выстрелов он пытается узнать собравшихся, но так никого не может признать. Мулатка кого-то ему отдалённо напоминает, может видел однажды на собрании давным-давно, но уже не помнит об этом. Слишком много воды утекло с тех пор, да и разве это важно? Единственной его задачей является поймать это существо, а потом и избавиться от него. Диего надеется, что мальчишка и мулатка помогут ему, но этого не происходит, словно и у них есть какие-то проблемы между собой. Они не заодно? Происходящее окончательно выбивает его из колеи и, пытаясь понять, что происходит, он не сразу замечает летящий кинжал в свою сторону. Слишком поздно реагирует и тот успевает оставить порез на бицепсе и кожаной куртке, после чего втыкается в стену сзади. Тяжело выдыхает. Пронесло. Оборачивается обратно на компанию, но замечает, что виновницы торжества уже нет на месте, как и её сегодняшней жертвы. Опять неудача. Или же нет? Сегодня он в живую увидел существо, которым в детстве пугали детей охотников. Это так волнующе, встретить ожившую страшилку. И, не убей эта страшилка его сестру, вышло бы занятная охота, но трагедия не даёт и шанса на то, чтобы насладиться увиденным.

Резким движением руки Диего вытаскивает из стены кинжал, берет его в раненную руку, стараясь не обращать внимания на боль. Это всё мелочи, бывали раны и по хуже. Важно разобраться с тем, что произошло между этими двумя, да и кто они такие вообще. Он их не боится, поэтому выходит из своего импровизированного укрытия, повесив винтовку на плечо. - Хей, с вами всё в порядке? - руку с ножом держит расслаблено, давая понять, что он им не враг, рассматривая парня, а затем и девушку, которая словно была не в себе. - Тебе стоило кидать это, - приподнимает руку с кинжалом, показывая его ребятам. - В другую сторону. Теперь её не скоро удастся вычислить. - подходит ещё ближе и останавливается, рассматривая раны девушки и парня издалека. - Оборотень. - кивает на Скотта, заметив, что запекшаяся кровь есть, а раны нет, чего не скажешь о девушке. Многочисленные шрамы... к ним точно добавиться ещё несколько новых после этой встречи. Что-то ему напоминало это, а точнее кого-то... - Брейден?! - он не был знаком с ней лично, но слава ноёмницы ходила по всей Мексике и не обошла стороной и сына Араи, ушедшего из семьи.

Его не беспокоит то, что она и вовсе может и не знать его, может не доверять ему или ополчится против. Кинутый в его сторону нож изначально не был добрым знаком, но разве в жизни охотника вообще бывают добрые знаки? Вся их работа заключается в смерти и не важно чья она - врага или друга. Всё закручено только на ней и это больше всего не нравилось Диего. Как и не нравилось то, что многие мнили себя богами, отбирая невинные жизни направо и налево, без разбора и выяснения обстоятельств. Так нельзя.

[nick]Diego Calavera[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2HQPv.png[/icon][status]I'll never be nothing[/status][sign]персонаж является акционным и мы очень ждём этого охотника в игру. Ознакомиться с акцией можно здесь.[/sign][info]<b>Диего Калаверас, 27<sup>y.o.</sup></a></b>[/info]

+2

19

Скотт всё ещё чувствует неприятное ощущение по всему телу, словно незримая сила пытается давить на него из вне, пробить его "защиту" истинного Альфы и как-то воздействовать. И к гадалке не ходи - это рук этой самой женщины, непонятного существа, которое встретили они с Брейден. Но что только что произошло? Почему на его когтях чужая кровь? Сейчас, находясь в своеобразном укрытии рядом с бывшим маршалом, улучшенное чутьё подсказывает ему, что кровь принадлежит именно ей. Но почему он тогда ничего не помнит? Какая-то её способность? Залезть в самые глубины разума и как-то воздействовать, отправив самого хозяина в ловушку собственного разума? Разве это вообще возможно? Пусть МакКолл и повидал за свою сверхъестественную жизнь многое, всё ещё не переставал удивляться чему-то новому и неизвестному. Это восхищало и ужасало его одновременно. Только вот от собственных внутренних размышлений его отрывают выстрелы, а затем и крики Брейден. Похоже, она всё ещё была не в себе и ничего хорошего это не сулило.

- Брейден, это же я, Скотт! - он выставляет руки вперед, показывая девушке, что ей нечего бояться и на его пальцах нет когтей, что он ей не враг и пора бы уже прийти в себя.- О ком ты говоришь? - растеряно оглядываясь по сторонам, он пытается прислушаться к сердце биениям вокруг. Моё... Её... Отдаляющееся... И одно приближающееся... - Убийца! - вскрикивает МакКолл, осознавая, что удаляющееся принадлежит именно ей. Смотрит в сторону, где видел её в последний раз, готовый сорваться с места, только чтобы поймать её, но её уже и след простыл. Он не мог не отметить, что эта загадочная женщина обладала невероятной скоростью и реакцией, что превышала его собственные если не в десятки, то в сотни раз точно. А он ведь даже не успел ответить ей, неизвестной, на колкости. Немного даже обидно. Но сейчас куда важнее привести в чувство Брейден, которой, как ему казалось, легче не становилось. И сделать это лучше до прихода незнакомого человека, что стрелял в их сторону. - Мои члены стаи не стреляют из оружия! Очнись уже! - он решается на отчаянный шаг, быстро сокращает расстояние между ними и слегка трясет за плечи два раза, глядя ей прямо в глаза. Ну же, Брейден, я знаю, ты сильная!

Ему приходится отступить, когда незнакомец приблизился достаточно близко, чтобы суметь рассмотреть его лицо. Скотт не мог не отметить, что парню повезло иметь реакцию выше среднего, иначе кинжал, брошенный бывшим маршалом точно поставил точку на их встрече. Только вот кем он является? Другом? Отвлекающим манёвром этой самой женщины? Та ведь успела словить момент и, более того, забрать с собой труп жертвы, не оставляя и шанса сравнить его с телом Лидии. Теперь можно было полагаться лишь на увиденное собственными глазами. Только вот воспоминания всё ещё путались в голове, оставляя неприятный осадок в виде пробела где-то десяти минут его жизни. - Охотник? - смеет предположить МакКолл на своеобразное приветствие латиноамериканца, повторяя его кивок головой. Заслышав же как он зовёт Брейден по имени, не уверен, как стоит поступить в данной ситуации, поэтому преграждает собой путь к ней, давая девушке прийти в себя. - Стой где стоишь. - слегка хмурится, давая понять, что настроен решительно и Брейден в обиду не даст, пусть даже если так съехала с катушек. - Кто ты такой? - не самый правильный вопрос в данной ситуации, но если парень будет врать, улучшенный слух поможет ему это вычислить. Сначала он смотрит охотнику в глаза, но позже переводит взгляд на руку, где красовалось засохшее пятно крови. От него всё ещё исходил свежий запах, а значит получена она была совсем недавно. Подозрительно. - Чья это кровь? - вопросительно кивает, после чего вновь переводит взгляд в глаза, принимая боевую стойку оборотня. Если понадобится - он применит силу, но только, чтобы остановить неожиданного гостя и заставить ответить на все интересующие его вопросы.


офф: ребят, простите за задержку, совсем из головы вылетело =/

[nick]Scott McCall[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/JNnD.png[/icon][sign]by OFTWO[/sign][status]Что не убивает, делает нас сильней[/status][info]<b>Скотт МакКолл<sup>19 y.o.</sup></a></b>[/info]

+1

20

Хватка на плечах оказывается куда более болезненной, чем должна быть. Брейден дергается, решив, что в кожу сквозь куртку втыкаются когти, которым всего ничего до шеи, где такими же уже намечен правильный путь, который нужно лишь немного углубить. Где-то рядом слышится голос Скотта, который явно не успеет этому помешать... очередная встряска заставляет наемницу взглянуть на своего убийцу, которым, к её удивлению, и оказывается истинный альфа.
- Скотт? - нечетким, но уже куда более осознанным взглядом обводя улицу, на асфальте которой то там, то здесь еще видны следы крови, она наконец вновь смотрит на молодого оборотня, жестом давая понять, что контролирует себя, после чего вежливо, но настойчиво выпутывается из его рук, впрочем, быстро ища опору в виде ближайшей стены. Голова кружится, а заторможенное сознание с трудом фокусируется даже на боли, которым пронизано, казалось бы, все тело. Поверхностный осмотр явно говорит в пользу того, что её долго били и таскали по всей улице. Значок маршала в кармане больно впивается в тело. Пистолета на месте не оказывается - тот лежит на некотором отдалении. Брейден готова поспорить на что угодно, что он пуст. Скотт выглядит не сильно лучше, даже если о многочисленных ранениях повествуют не рубцы и шрамы, а всего лишь порванная одежда. И все же, расклеиваться сейчас не вариант. Она понятия не имеет, ответственность это или привычка не показывать слабость, но выпрямляется через боль, стараясь, чтобы голос звучал как можно увереннее. - Что я пропустила?
Появление нового действующего лица, которое, вполне вероятно, отделало их, не особо придает сил, но заставляет собраться. На плече винтовка, а в руках кинжал. Это, по большей части бесполезное для её профессии - любой из двух - оружие кажется ей знакомым, прежде чем покромсанная память услужливо напоминает, что попытка пробраться в полицейский участок была сорвана появлением Скотта, а их разговор, в свою очередь, напоминающим берсерка убийцей, схватка с которым, по всей видимости, прошла не очень успешно. Больше память не выдает, а потому даже кажущийся знакомым стрелок прилива радости и доверчивости не вызывает.
- Раз кидала, значит была причина, - нехотя отзывается она, на деле обращаясь скорее к МакКоллу. Признаваться в собственной амнезии наемнице не с руки, но лучше уж так, чем подпустить врага ближе некуда и пасть во имя сохранения репутации. Впрочем, старый знакомый, судя по всему, пришедший в себя раньше, не торопиться с ней соглашаться. И хотя стрелок вполне мог напасть на убийцу для отвода глаз, не похоже, чтобы он был с ней заодно. Его оружие действительно наводит на мысли об охотнике, тем более, раз уж Скотт чувствует в нем человека. В Мехико их было достаточно, даже если Брейден была уверена, что не видела его ни на одном из постов Калаверас за последние несколько месяцев.
Выходить из-под укрытия спины Скотта, явно чувствующего себя лучше, Брейден не спешит, хотя и понимает, что вести переговоры с местными охотниками лучше ей, а не разгоряченному оборотню, каким бы уважением главы клана он не пользовался.
- Все верно. А это Скотт МакКолл, Арае Калаверас должно быть хорошо знакомо его имя, - ссылаясь на непререкаемый авторитет среди мексиканских охотников, бывший маршал не то чтобы чувствует себя в безопасности, но действительно надеется избежать конфликта. Встречи с вышеобозначенной дамой, на самом деле, тоже, но им сейчас не помешает любая помощь. Да и куда проще известить охотников через одного из своих, чем долго доказывать, что человеку со стороны все это не померещилось. Или хотя бы иметь его в качестве проводника. - Ты ведь один из её приближенных, да? - Арая не то чтобы была сильно рада её видеть, да и её ближайшие ассистенты в основном не удостаивали Брейден своим вниманием. И все же, где-то она его видела, да и он, судя по всему, прекрасно знал её имя. - Как много вам известно об этой штуке? Что-то в пулях или каким образом ты смог прогнать её с помощью ружья, да еще и в одиночку?
Если и есть способ, им со Скоттом не помешает о нем узнать. И заехать в больницу, по всей видимости. Что ж, радует, что на этот раз её вряд ли попробуют привлечь за порчу городского имущества - приближался ураган, а значит большую часть разрушений, если такие и были, власти спишут на природную стихию, а не одну неудачливую компанию.

Отредактировано Braeden (01-09-2018 17:39:27)

+1

21

На попытки Скотта защитить девушку, Диего лишь мило ухмыляется, чуть качнув головой в сторону. Это действительно выглядело мило на его взгляд, но разве может хоть кто-то узреть в охотнике тонкую организацию души? Практически, нет. Ответ на этот вопрос сын Араи узнал давным давно, прочувствовав всю тяжесть бремени охотника на своей шкуре. Не таким видели семьи охотников наследника великого клана, не с таким хотели идти на охоту и умереть с честью. По первой, Диего огорчался из-за того, что мыслит и чувствует не так, как остальные охотники, потом смирился с этим и покинул семью, а теперь считал, что всё это не спроста, что пора что-то менять в их устройстве кланов. Всё это стало реальнее после смерти сестры, оставалось только направить племянницу по правильному пути. Задача не из легких, но он постарается это сделать.
Положительно кивнув на вопрос оборотня "охотник?", он опускает свой взгляд на нож в руке. Уж больно тот был интересен и отличался от всех, что он успел повидать за свою жизнь. Отличный баланс, легкий метал, но при этом не менее прочный. Будь он обычным человеком, решил бы, что эта штука из космоса и подослана инопланетянами. Но он знал о сверхъестественном мире и многочисленные руны на острие давали понять, что эта штука старше их всех вместе взятых. Претензия же мальчишки кажется ему вполне уместным и он не делает больше шагов в их сторону - незачем лишний раз накалять обстановку.

- Так вот как выглядит знаменитый МакКолл... - протягивает вслед за девушкой охотник, разглядывая Альфу с головы до ног. Удивленно хмыкнув, он ещё не понимает, чем он мог так впечатлить его мать, но подмечает, что он не так прост, как кажется. Вопрос о приближенном заставляет его немного замешкаться. Он не гордился тем, кем является и, чаще, перед незнакомыми людьми старался выдавать себя за простого охотника, но с этими двумя подобное не пройдёт - они знакомы с его матерью лично, а значит, если его ложь раскроется, он потеряет доверие, возможно, всех. - Я её сын. - коротко отзывается, выпрямившись во весь рост и подняв свой взгляд на ребят. Калаверас не может не отметить и внимательность Скотта, оказывая своё уважение мимикой, после чего делает пару шагов вперед, втыкает кинжал в камень с трещинкой и упирается ногой о камень, что был сзади него, тем самым приняв полу сидячее положение. Бедный район. Отмечает про себя прежде, чем начать свой рассказ. - После смерти американки, Арая увеличила число патрулей на улицах и мне не повезло. - взглядом показывает на свою рану, которая всё ещё ныла после встречи с безумцем. - Он выскочил из неоткуда на проезжую часть, словно обезумевший. Я пытался вразумить его, но, после того, как он ранил меня, пришлось вырубить его и оставить у дороги. Это был первый знак, для меня, что здесь что-то происходит. А дальше я нашёл вас. - перевод свой взгляд на Брейден, внимательно слушая её вопрос и кивая на него. - Старейшины считают, что пробудилось древнее зло, некогда заточенное в храме Тескатлипока. Известно, что оно сеет ужас и страх и питается человеческой кровью. Больше, к сожалению, сведений, даже у нашей семьи с большой родословной, нет. Объявлен розыск друидов по всей Мексике, может удастся узнать что-то от них. - делает небольшую паузу, чуть опуская глаза. - Но я бы не надеялся на их помощь, многие из них ненавидят нашу семью и другие кланы. Думаю, почему объяснять не требуется. - Диего мог бы ещё долго сидеть здесь с ними и гадать что и как, только вот смысла в этом никакого не было. Он хотел ещё навестить свою племянницу, а потому начал быстро ёрзать в карманах куртки в поисках ручки и листочка, а найдя их, написал свой номер телефона, после чего оттолкнулся от того же камня ногой и протянул бумажку Скотту. - Если понадобиться помощь, звоните в любое время. Я сообщу о кинжале Арае, но без банши у нас нет смысла в нём. Можете забрать себе. - после чего осекается, вспомнив об их потере. - Мои соболезнования. - более грустно добавляет и кивает головой. Может быть, если они станут ближе, он расскажет и о своей потере. А сейчас ему только и остаётся, пойти в сторону откуда пришёл, не забыв обернуться и сказать: - Адьос. - и скрыться в ночи.

[nick]Diego Calavera[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2HQPv.png[/icon][status]I'll never be nothing[/status][sign]персонаж является акционным и мы очень ждём этого охотника в игру. Ознакомиться с акцией можно здесь.[/sign][info]<b>Диего Калаверас, 27<sup>y.o.</sup></a></b>[/info]

+1

22

С каждой секундой становилось всё легче, но это совсем не значило, что они вне зоны риска. Наоборот, после столкновения лоб в лоб с убийцей, орудующей в Мехико, их шанс на мирную жизнь уменьшился многократно. Опыт подсказывал, что свидетелей, обычно не оставляют в живых и, если она сбежала на этот раз, это вовсе не значит, что она не выцепит их по одиночке. А это было уже более опасно, учитывая, что они не смогли сдержать её даже вдвоём. Что уж говорить о том, если у неё есть стая? Сколько оборотней и охотников потребуется, чтобы усмирить их всех? Скотт искренне надеялся, что это существо одиночное и уникальное, что больше таких, как она, не существует. Жаль, что у них не было тому доказательств. Уныние постепенно подкатывало к нему, особенно после увиденного в собственном чертоге разума, но внутренний оптимист твердил, что они смогут разобраться и с этим. Медленно и постепенно. Теперь, хотя бы, они знают как оно выглядит и кого следует искать.

- Да, Брейден, это я! - слегка шепотом, но не менее воодушевленно отзывается МакКолл, когда бывший маршал начинает приходить в себя. Он сочувствует ей, понимая, какие ощущения она сейчас испытывает и его сочувствие можно было прочесть в его глазах. Оборотням всегда проще справиться с проблемами организма - усиленная регенерация делает своё дело автономно. Но будь ты даже самым опытным охотником или лучшим стрелком, излечиться так просто не удастся - вот она, их ахилесова пята. - Честно сказать, я сам до конца не понимаю, но похоже, что мы пытались только что убить друг друга. - вздыхает, делая вывод по их ранам.

Скотту хочется расспросить о том, как она себя чувствует, узнать, что она видела и сопоставить со своими ощущениями, но незваный гость не даёт и шанса на разбор полетов произошедшего. От него не веет опасностью, его сердце бьется нормально, для человека совершившего активную деятельность. И, похоже, он говорит чистую правду. Так может действительно стоит перестать его подозревать в чем-то и просто выслушать? МакКолл немного расслабляется и отходит чуть в сторону, открывая девушку перед охотником. Он решает довериться ему и посмотреть, что из этого выйдет. В любом случае, союзник в лице мексиканского охотника никогда не помешает. Истинный Альфа чуть задирает нос к небу, когда мужчина оценивает его - всегда приятно, когда добрая слава бежит впереди тебя. Другой бы на его месте давно зазнался и вёл себя подобающе, но только не он - подобное ему чуждо. - У Араи был... есть сын?! - удивленно переспрашивает, переводя свой взгляд на Брейден, ожидая подтверждения информации от неё. Пусть они и имели дело со знаменитой охотницей Мексики, детьми там и вовсе не пахло. А то, как она обращалась с кланами, как бы говорило, что у такой женщины никогда их и вовсе не было. Как же он ошибался... За подобные мысли ему становится немного стыдно, от чего поджимает нижнюю губу и возвращает свой взгляд на охотника. - Лидии. - поправляет его Скотт, когда он говорит "американки". Слышать подобное про умершую подругу и члена стаи крайне неприятно, но, раз уж такое случилось, пусть хотя бы относится с уважением. - Лидия Мартин, если быть точнее. - сейчас бы Мелисса сказала, что перебивать собеседника не хорошо и где его манеры, но это был тот самый случай, когда это не только можно, но и нужно. Внимательно слушая рассказ сына Араи про кровь на его одежде, МакКолл не забывал прослушивать и удары его сердца. Всё было в порядке, неужели судьба сегодня была на их стороне? - Древнее зло? - вопросительно повторяет Скотт, скорее для самого себя, нежели собравшихся и задумчиво приставляет большой палец к подбородку. - Значит надо найти способ, как заточить его обратно. - наконец поднимает свой взгляд на ребят и выпрямляется, когда парень заканчивает свой монолог. Похоже, что он рассказал всё, что было ему известно, а значит мучить парня расспросами не было смысла. Переводя свой взгляд на кинжал, он подходит и вытаскивает его, рассматривая руны и проводя пальцем по лезвию. Цокает, ощущая боль от пореза, пусть и не сильную, но всё же. - Очень острый. - задумчиво протягивает МакКолл и передает кинжал Брейден. - Таким действительно можно порезать всё, что угодно. - переводит взгляд от девушки к охотнику, наблюдая, как тот что-то записывает, а после принимает бумажку, запоминая написанные цифры. - Хорошо. И, спасибо тебе, сын Араи. - улыбается уголками губ, провожая взглядом уходящего охотника, после чего присаживается рядом с Брейден. - Пусть он побудет у тебя, ладно? Всё же ты больше имеешь опыта владения холодным оружием. - пытается пошутить, чувствуя облегчение от того, что неприятное ощущение окончательно спало. - Если оно действительно обладает подобной способностью и, что самое худшее, мы не помним содеянного - у нас серьезные проблемы. - поднимается со своего места, понимая, что нельзя тянуть времени. - Надо срочно рассказать всё ребятам. Мы можем рассчитывать на твою помощь в этом деле? - застывает на мгновение на месте, а дождавшись ответа от Брейден, прощается с ней и с волчьей скоростью убегает в сторону оставленного байка, не забыв положить бумажку с номером в карман.

[nick]Scott McCall[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/JNnD.png[/icon][sign]by OFTWO[/sign][status]Что не убивает, делает нас сильней[/status][info]<b>Скотт МакКолл<sup>19 y.o.</sup></a></b>[/info]

+1

23

Сын Араи. Брейден удивленно вскидывает брови: не то чтобы она никогда не слышала о нем прежде, но отсутствие того у руля власти кланом или хотя бы поблизости от него говорит либо о том, что вопрос преемственности при живом лидере не обсуждается вообще, либо рискует быть нарушенным по причине... некомпетентности наследника. Даже если он единственный, кто остался в живых. Девочку-подростка, внучку Араи, ей доводилось видеть при патрулировании города - до недавнего времени афиширование подобных родственных связей было не только поводом для гордости, но и неплохим средством защиты - и наемнице не приходило в голову сомневаться в том, что традиция передачи власти представительнице женского пола будет соблюдена хотя бы по причине отсутствия альтернативы.
- Со взрослыми иногда такое случается, Скотт, - стараясь отвести разговор от темы тяжелого характера собственного нанимателя, с усилием выдавленной усмешкой поясняет Брейден. Взвесив за и против, она решает не поднимать тему старшей дочери и её ребенка, чтобы на лице старого знакомого не отразилось ничего лишнего. Охотник уже спас их сегодня и заочно простил брошенный в него кинжал, не стоило еще больше проверять на прочность его терпение.
Упоминание храма Тескатлипока вынудило бывшего маршала понимающе переглянуться с истинным альфой: они не впервые слышали упоминание этого места и, более того, знали слишком многих людей, кто успел там побывать. И если мексиканские охотники и вспоминали, чертыхаясь, Кейт Арджент в качестве виновницы начала беспорядков в том районе, то вряд ли держали в голове полный список посетителей. И уж точно не знали о том, что Лидия Мартин прибыла в Мексику, чтобы предупредить об угрозе еще одного члена той же самой семьи. Были Хейлы причастны или нет, а проведать новоиспеченную альфу и славного узника ацтекского храма явно не будет лишним.
- Я так понимаю, что нагвалей поблизости от Мехико тоже не осталось? Как и берсерков, - заранее зная, что услышит, Брейден не перестает перебирать варианты. Она считала себя довольно осведомленной в этом деле, но Калаверас ни словом не упомянули о древнем зле или начавшихся поисках представителей других рас. Возможно, этим следовало заниматься вовсе не им. Скотт давно уже не закрывает её от собеседника, увлеченный изучением кинжала, давая прекрасную возможность его рассмотреть. Через пару минут он уже получает номер сына Араи, покоренного также быстро, как и его мать - насколько позволяла гордость представителей клана Калаверас.
Когда он уходит, Брейден позволяет себе выдохнуть и сползти по стене на асфальт. Переданный ей кинжал непривычно лежит в руках, как будто еще никогда в них не был. Вот только они оба знают обратное, так что сомневаться в способностях напавшего на них сверхъестественного существа не приходится. Скотт торопиться оповестить свою стаю, уже поднявшись на ноги и заставляя задирать голову, отчего склонять её набок приходится не только по привычке, но и для улучшения угла обзора. Помощь. Вещь, звучащая чертовски бесплатно.
- Придется взять с тебя обещание хорошо учиться. Ты должен заработать кучу денег, чтобы в конце концов расплатиться со мной, - даже если "да" звучит, как всегда, довольно и малость авантюрно, а Брейден предчувствует, что не раз пожалеет о том, что когда-то вообще приехала в Мексику на заработки, предложение ей по-своему дорого. Впрочем, есть у нее и парочка корыстных интересов, которые МакКолл вполне может удовлетворить еще до своего ухода. - Но можешь часть отдать уже сейчас. Я что-нибудь говорила, пока ты пытался привести меня в себя? Что-нибудь об Арлингтоне?
Удивление на его лице сменяется небольшим кивком, прежде чем Брейден дает знак о том, что это все, что она хотела знать. Кажется, её демоны ничуть не изменились. И главный из них по странному стечению обстоятельств находится именно там, куда она собирается направиться.

Отредактировано Braeden (01-09-2018 18:41:52)

+1


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » ЗАВЕРШЕННЫЕ » Bienvenido al callejón oscuro!