Саманта не привыкла к тому, чтобы ее кто-то трогал и уж тем более хватал за руки. Данный жест был совершенно бесцеремонным, но не нес в себе какой-то злобы или попытки причинить боль...
Добро пожаловать на TW: Bloody Dawn! Наша игра является авторским продолжением сериала, таймлайн: август 2018г, после 6 сезона. Располагайтесь поудобнее, мы тут на долго)
♰ сюжет ♰ f.a.q. ♰ роли ♰ внешности
♰ правила ♰ бестиарий ♰ акции ♰

TW: Bloody Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » СЮЖЕТНЫЕ » Just one mistake


Just one mistake

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Мехико, 20//07//18


http://funkyimg.com/i/2LyFd.gif http://funkyimg.com/i/2LyFf.gif http://funkyimg.com/i/2LyFe.gif

Участники:
Стайлз, Дженнифер, Элизабет (ГМ)

Сюжет:
Агент Вон отправляет Стайлза и Дженнифер на задание - опрос очевидцев. Для ребят это скорее выглядит как "уйдите-не мешайте", но всё идёт не по плану, когда они встречают странную женщину.

Примерное время и погода:
~12 дня, +27

+1

2

Стайлзу абсолютно не нравилось решение Вона отправить его допрашивать жителей города вместе с Дженни. Во-первых, это выглядело так, словно от них двоих хотели попросту отделаться, а во-вторых, можно же было отправить с Джеймсом, тогда и задание бы выполнили они на ура, и успели бы обсудить на сущие проблемы без лишних ушей. Нет, ему приходилось во время учёбы несколько раз быть в паре с юной мисс Лэйн, но тогда это не доставило никакого удовольствия, а так же не принесло положительных результатов. Так почему сейчас что-то должно было измениться? Это что, шутка такая? Не смешная, агент Вон, совсем не смешная. Ему только и оставалось корчить недовольную гримасу и пытаться возразить наставнику, а потом выйти, завести свой джип и ждать, когда надоедливая особа соизволит выйти из участка. Просто класс. Вместо того, чтобы искать реального убийцу, мы будем заниматься общением с местными. Недовольно хлопает по рулю, выпуская скопившийся пар, но всё же тянется к ручке пассажирской двери, когда Дженнифер попадает в поле видимости.

- Это, конечно, не бизнес класс, но дело своё знает. - усмехается Стилински, подмечая в лице девушки некое недовольство. Стайлз не был наивным и не исключал возможности, что ей не нравится как он сам, так и его машина. - Нет, ну если хочешь, я могу подождать тебя уже на месте. Всего-то надо прибыть в другой конец города. - пожимает плечами, словно это совсем не издевательство в её сторону, словно он сам мать Тереза, желающий для неё только лучшее. Нет, конечно, может он лучшего ей и желал, но подальше от него и, желательно, Мехико. Так будет спокойнее и приятнее.

Погода Мехико ситуацию делала только хуже. Да, за почти три недели пребывания здесь, Стайлз уже успел привыкнуть к вечной жаре и сухому воздуху, но не отказался бы и от сезона дождей. Они же должны быть и здесь. Должны же? Косо поглядывая на свою спутницу, он старался делать серьезное выражение лица, что, в общем-то, получалось паршиво, направлял джип в нужное место. Тишина в машине его угнетала - Стилински ведь не из тех парней, кто будет просто сидеть и молчать находясь в одном помещении, даже если это будет его злейший враг. Поэтому, закатив глаза и тяжело вздохнув, он начинает свой монолог. - Ладно, нам всё равно работать вместе сегодня и от этого не отвертеться. Давай возьмем перемирие на сегодня? - оборачивается в её сторону, пока джип начинает сбавлять свой ход перед красным светофором. - Как думаешь, почему они нас сплавили? Почему не отправили Джейми с нами? Или его тоже отправили, но на другой конец города? - он замолкает, но лишь на секунду, только для того, чтобы дать организму глоток свежего воздуха и продолжить. - Нет, я знаю, что Пятница не должен постоянно с нами возиться, но как думаешь, он всё нам рассказывает? Мне иногда кажется, что он что-то не договаривает. И эта Элизабет... - он передергивается от одного лишь воспоминания о ней. - Не нравится мне она. - заканчивает свою мысль, ожидая разумного ответа от Дженнифер, зная, что если она вновь начнёт дерзить, то рядом с ней держать себя в руках не сможет.

Стайлз сворачивает с перекрёстка на улицы города, ведущие к окраинам в бедные районы. Не то, чтобы они сильно отличались от основного города, для человека, приехавшего из мегаполиса, но по словам самого Вона здесь было на много опаснее. Присутствие пистолета в кобуре на поясе уверенности не прибавляло, но и нельзя было сказать, что Стилински сильно боялся. И не в таком дерьме побывали, как говориться. Другое дело, что ему придётся присматривать ещё и за однокурсницей, хотя, если сказать по правде, присматривать придётся ей за ним, потому что показатели на учебе по практике у неё были куда лучше. Стайлз - теоретик и это уже вряд ли когда-то измениться.
- С кого начнём? - поджимает губу, воодушевленно вскидывая свои брови, когда наконец-то покидает душный джип и выползает из него на улицу.

+2

3

Просто замечательно. Бесподобно. Я просто в восторге от того, что мне придется тащиться с этим болваном на другой конец города. А все почему? Потому что кто-то явно не хочет видеть нас, вьющимися под ногами и задающими кучу вопросов галчатами! Да можно было просто дать выходной. Позволить нам всем заняться своими собственными делами. Пусть Стайлз в очередной раз спер бы что-то из хранилища улик, я бы могла просто заняться своими наработками о детектике, она заставила насторожиться и довериться своим инстинктам после нашей встречи, а Джеймс... ох, он бы занялся чем-то своим. Черт, да если подумать, у нас были свои дела и мы могли бы их выполнить. Так какого черта?
Мне не нравилась эта идея хотя бы просто потому, что я должна была провести больше одного часа со Стилински. Грела меня лишь мысль о том, что мы сможем разойтись на месте, чтобы опросить как можно больше возможных свидетелей. Я с сомнением осматриваю его джип. Не бизнес класс, он был прав, но это было видно. Ммм, машинка класс. В лучшем случае доберемся до другого конца города живыми и целыми, в худшем - начнем терять запчасти, через пять минут пути. Всегда мечтала сдохнуть в одной машине со Стилински. Прямо мечта идиота, ей богу. На мгновение я сжимаю губы, отражая полное недоверие к этой карете, приподнимаю брови, но пораскинув вариантами, прихожу к выводу, что этот единственный оптимальный.
- Класс... - Выдаю я, после осмотра транспортного средства, на котором нам предстояло добираться до места. В дальнейшем мне предстояла дорога полная страданий, разглядываний ногтей, пейзажа за окном, уже давно приевшимся и ставшим таким же обыденным и мольба Богу, чтобы добраться туда и оттуда живой, а не на полуразвалившимся драндулете. Нет, возможно, все и было не так плохо. Вероятно, я и видела все через призму негативного отношения к Стайлзу. Но я никогда и ни за что не признала бы этого. Хватало и того, что я удержала себя от исполнения желания закинуть ноги на приборную панель. Обойдется.
Мне почти нравился этот город. Мне почти нравилась эта страна. Мне почти нравился климат здесь. Но все это было почти, потому что это "но" оно присутствует постоянно и во всем, проявляясь даже в самых маленьких мелочах. Странности уже давно не считались странными. Понятие странного всегда выходит за рамки принятые нормальными людьми, если ты погряз в этом с рождения. Я не жалела ни о принятых решениях, ни о том, что все-таки настояла на путевке сюда. Мне совершенно не понравился наш разговор с детективом, произошедший на днях. Инстинкты вопили, словно красная неоновая вывеска над баром, привлекая внимание. И я вынуждена была тратить время в пустую, просто потому что вид активной деятельности необходимо было поддерживать. Мне почти нравилось здесь. Мне почти нравилось мое любопытство, а вместе с ним и этот зуд Мне почти нравилось все это. Кроме того факта, что я ехала в машине со Стилински.
Звук его голоса заставляет бросить кроткий взгляд на владельца и вернуться обратно к созерцанию дороги. Я выбрала тактику молчания и пока она спасала меня. Не напрягала. Но я все же слушала его вполуха. Он говорил о перемирии. Какая чепуха. Больше напоминало последний всплеск руками утопающего, прежде чем окончательно погрузиться в озеро Тахо. Ладно, хорошо, он задавал вполне логичные вопросы. Они вертелись и у меня в голове, но все еще оставались без ответа. Конечно, можно было бы предположить вселенский мировой заговор нечистой силы, предстоящие шумерские ритуалы по призванию дьявола, но ответ также мог лежать и где-то на поверхности, простой и очевидный, но никем не замеченный. Весь монолог однокурсника я слушала с откровенно скучающим видом или отстраненным, назовите как хотите, смысл не изменится - я делала вид, что мне все-рав-но. Имя детектива единственное, что вызывает хоть какую-то реакцию. Я снова перевожу на него взгляд, на этот раз полностью отвлекаясь от дороги.
- Мне она тоже не очень нравится. Есть в ней нечто... - Замолкаю. Нечто пугающее? Да, меня тоже что-то способно напугать, представляете? Вот вам сюрприз! - А что касается Пятницы. - Пожимаю плечами. - Это вполне возможно. Мы лишь студенты, Стайлз, обычные студенты. И, естественно, он рассказывает нам не все, а лишь ту часть, которая необходима нам для работы. Фрагментация информации.

Мне не нравится эта часть города. Она кажется такой прогнившей, сырой, давно забытой. Приехав из густонаселенного города, где крайне редко бываешь в таких районах, поначалу так или иначе испытываешь отвращение. И к его жителям в том числе. Затем на смену приходит сочувствие. Представляете? Я осознала, что умею сочувствовать, пробегаясь взглядом по этим удивительно каким образом еще не зачахлым, магазинчикам. Дергаю рукой, всего лишь проверяя на месте ли оружие. Я не чувствовала себя уверенной рядом с пистолетом, но объяснять агенту Вону, что я чокнутая охотница с летающими кольцами-лезвиями, я тоже не горела желанием. Приходилось довольствоваться тем, что есть.
- Предлагаю начать с продавца вон того магазинчика. - Указываю пальцем на дальнюю сторону улицы. - У него хорошее обзорное место, да и часто продавцы в таких районах работают вахтами. Есть шанс узнать что-то интересное.

+2

4

Наверное, я всегда знала, что этот день настанет. День моей смерти. Правда, думала, что кару ждать придётся от руки охотников, узнавших, что некогда одна из них не решилась на самоубийство, приняла новую волчью суть и в итоге стала альфой. Или от руки любого оборотня, за семьёй которого однажды пришла вместе со своими родителями. В конце концов, от восставшего из могилы Ричарда или его живых приспешников. Не все тогда были на моей стороне. Да никто кроме Элеонор, чёрт возьми. И, несмотря на всю осторожность, подсознательно ждала этот страшный день.
Плохо помню события последнего месяца. Страшная боль и холодный подвал – то немногое, что прочно отпечаталось в памяти. Всё началось с моего интереса к убийству Лидии Мартин, прибывшей в Мексику из небольшого города под названием Бикон-Хиллс – там я однажды бывала. Новое совпадение – в день смерти мисс Мартин с ней обедал мой бывший парень и верный бета покойного отца. Я распутывала эту нить узел за узлом, вышла на хирурга в отставке и преподавателя – мистера Пирса, который оказался вендиго. А потом головокружение и темнота.
Я чуть ли ни захлёбывалась в лужах из собственной крови, всё меньше понимала и видела происходящее, последние недели почти ничего не ела и слышала навязчивый женский голос, требующий всё больше и больше рассказывать о своей жизни. Не могу собрать паззл воедино и определить, зачем это нужно, но послушно рассказывала всё, что могла, после этого заслуживая один спокойный вечер – со стаканом воды и без порезов на запястьях, из которых спешно вытекала кровь. Было так отвратительно слышать, как мой похититель хлюпает, припадая губами к ёмкости с кровью, и краем глаза сквозь темноту видеть очертания, понимать, что не показалось, женщина действительно пробует кровь на вкус и жадно выпивает всё до последней капли.
Сегодня мне удалось бежать. Не уверена, как и почему. Вчерашним вечером была слишком слаба, чтобы почувствовать и осмыслить: в подвал кто-то спустился, схватил меня, закинул в багажник и куда-то повёз. Могу сказать только то, что ночью, кое-как открыв глаза и приподнявшись с мокрого пола, учуяла перед собой запах свежего стейка и нащупала запечатанную бутылку воды. Наверное, в этот момент была готова понять и простить похитительницу за ту жадность и удовольствие, с которыми она поглощала мою кровь. Чуть ли ни ей же ощутила себя, вцепившись грязными пальцами в кусок мяса – благо, прожаренного.
И вот, совсем немного поднабравшись сил, осмелела и выбралась из подвала. Невдомёк было мне, что уже из другого. Не промелькнуло в сознании мысли, что дверь так легко поддалась потому, что кто-то другой хотел этого. Свобода опьянила, и пусть я не разбирала дороги, просто шла вперёд. Минуту, десять, тридцать, целый час. К полудню желудок решил напомнить, что ничего не ел с минувшего вечера, и я готова поделиться ещё несколькими литрами крови взамен на новый сочный стейк.
Хватаюсь за что-то твёрдое и горячее, находящее сбоку от меня всего в шаге – это оказывается стена какого-то здания, а сама стою в переулке. Вроде бы и ориентирующаяся в районах Мехико, сейчас не готова сказать, где именно нахожусь. Хотя бы потому, что перед глазами всё расплывается, и понять, куда ступаю – уже большой подвиг. Не знаю, у кого и стоит ли просить помощи. Не наткнусь ли на похитителя или кого-нибудь ещё страшнее. Я буквально слепа, слаба, рефлексы альфы не спасают, даже не чувствую сейчас себя волком и хищником, скорее слепым младенцем.
Опора сбоку заканчивается. Это значит, что дальше нет стены, нет здания, нет переулка, и я делаю первый шаг на тротуар. Пытаюсь вдохнуть глубоко, чтобы разобрать окружающие запахи, но кроме боли в грудной клетке и горле не чувствую ничего.
Ещё шаг.
Всем телом врезаюсь в препятствие, в котором не сразу различаю человека. Ещё один вдох. Вроде не похититель – ни первый, ни второй. Хватаюсь за чужие плечи, чтобы самой устоять на ногах. Не знаю, насколько большие неудобства доставляю и пачкаю ли одежду незнакомца: в конце концов, не мылась недели, а одежда впитала в себя и подвальную грязь, и мою кровь.
Я… По… жал... Она… – хриплю, пытаюсь донести до незнакомца то, что мне нужна помощь. Рассказать свою историю, но сил не хватает. – Подвал… – отчего-то это единственное, что возможно разобрать в моей речи. Всё ещё пытаюсь удержаться на подкашивающихся ногах, но стремительно приближаюсь к асфальту, на котором уже сижу через секунду. Так, пожалуй, даже лучше – разом становится легче, больше не нужно тратить остатки сил на управление дрожащими ногами.
[nick]Elizabeth Clarke[/nick][status]альфа в подвальной отставке[/status][icon]http://funkyimg.com/i/Ud8Y.png[/icon][sign]аватар от сурикат[/sign][info]<b>Элизабет Кларк<sup>28 y.o.</sup></a></b><br><i>новоиспечённая альфа, похищенная Рахиль и перепохищенная Виктором; короче, всё сложно хд</i>[/info]

+2

5

Нет, ну она может хоть на секунду перестать быть такой холодной? Внутри Стайлза буквально всё горело от негодования. Он, значит, пошёл на мировую, а она нос воротит. Вот ведь! Так и нарывается на плохое слово, которое он решает удержать в своей голове. Манеры, чтоб их. В такие моменты он немного жалел о своей воспитанности, но всё же принципы свои он не предавал и держался молодцом. Утешал же он себя тем, что ему не придётся терпеть её всю свою жизнь, да что уж там, перетерпеть только полтора месяца практики и всё, он свободен, может до нового учебного года отправиться в родные края, а она пусть катится куда хочет, хоть к чертям. Стайлз ни за что не позвонит ей, не узнает как дела и всё ли в порядке, даже если где-то в глубине души будет переживать за неё и скучать. Разговор с же со спутницей вышел коротким и весьма странным. Кивнув на её предложение, он двинулся рядом с ней, не забыв перед этим закрыть свой джип, и всё же решился продолжить. Им обоим не понравилась Детектив Кларк, а это уже о чём-то да говорило. Не каждый день у них совпадали мнения, далеко не каждый.

- Так что тебе не понравилось в детективе Кларк? Что в ней есть такого на твой взгляд? - чуть щурит глаза, на мгновение обернувшись на Дженни, а затем на дорогу, рассматривая проезжую часть, ожидая лучшего времени, чтобы перейти. Ленточка от бейджика стажера, что висела на шее, не комфортно натирала шею, вспотевшую от местной погоды и строгой белой рубашки, что заставляет Стайлза периодически протирать её рукой. - Я пробивал её по базе, идеальное резюме, - Слишком идеальное, что аж подозрительно. - добавляет уже про себя из-за того что всё ещё не до конца доверяет Дженнифер. Да, она не сдала его с браслетом - это несомненно большой плюс в её карму, но кто знает, вдруг она решит сделать это позже? Месть ведь подаётся в холодном виде и лучше, когда её совсем не ждут. Можно сказать, Стилински теперь у неё пожизненно в долгу и этот факт ему очень не нравится. - Может напроситься на задания к ней? Думаю, я смогу это провернуть, я же здесь. - хитро вскидывает брови и наконец делает шаг вперед, чтобы перейти дорогу, заметив, что машин по близости не видно.

Спорить с тем, что у Дженнифер были свои плюсы, в виде наблюдательности, не было смысла. Она быстро выбрала наилучшую точку обзора местности из местных магазинов и зданий, что Стайлзу оставалось только согласиться. Нет, он искренне хотел найти, к чему можно было бы придраться, предложить наилучший вариант, но его попросту не было. Где-то мешали большие таблички на окнах, где-то биллборды, а где-то и вовсе стена другого здания. Этот же магазинчик был на виду и больше напоминал, по своему местоположению, некий охранный пункт этого района. Нет, серьезно, если бы местная полиция обосновалась именно здесь, то в этом районе люди начали бы стать спокойнее. Вероятность с точностью до восьмидесяти процентов.
Стайлз был так увлечен обсуждением детектива Кларк, что не заметил женщину, буквально взявшуюся из неоткуда, моментально повисшую на нём. Она выглядела просто ужасно, словно её неделями держали в закрытом помещении и пытали. Осмотр её внешнего вида отвлекала собственная слабость от тяжести её веса, хотя на первый взгляд она казалась достаточно хрупкой девушкой. Стайлз морщится, не скрывая, что ему тяжело удержать её. Откуда столько силы блин?! Он щурит глаза, пытаясь разобрать слова незнакомки и облегченно вздыхает, когда та усаживается на асфальт. Не лучшее место, но хоть даст ему передышку. Присаживаясь на корточки рядом, полностью опуская одно колено на асфальт, он кладёт свою руку на руку девушки, пытаясь дать ей понять, что им она может доверять, а заодно и рассмотреть наличие ран на ней. Крови-то было не мало. - Дышите, спокойнее, что с вами произошло? Как вас зовут? Вас где-то держали? - словесный поток Стилински обрушивается на бедную девушку, словно мана небесная. Он понимает, что ей тяжело говорить, что состояние у неё не из лучших, но просто не может себя остановить. Что если она сейчас возьмет и отключиться прямо здесь? Им придётся передать её в местную больницу и тогда они точно ничего не узнают, но ведь врожденное любопытство не позволит так просто забыть об этом. Вдруг она выжившая жертва этой странной местной бестии, которую совсем недавно встретили Скотт и Брейден? Ему не хочется верить в то, что это просто жизнь в Мехико её доконала, ведь тогда они не только не выполнят своё задание, данное агентом Воном, но и не приблизятся к расправе с местной злодейкой.

+2

6

Я не могу рассказать ему о своих предположениях, так же как и о том, чем конкретно вызвано такое отношение к детективу, однако могла же я просто брезгливо пожать плечами и ответить: "Просто"? А почему бы и нет, собственно? Многие вещи происходят "просто": просто перешли дорогу, просто родились на свет, просто не умеют держать язык за зубами, просто исчезли. И если подумать, то по словам людей все в этом мире случается действительно "просто", даже если на самом деле это не так. Но нет. Я, конечно же, не могла сказать именно так. Брезгливо пожать плечами? Да, это было в моей стихии.
Делаю вид, что не слышала вопросов, обращенных ко мне. Мне так же не удалось найти ничего черного. Это было лишь предчувствие, не подкрепленное фактами. Я привыкла верить своему чутью, правда, привыкла к этому. Ошибки бывали, они случаются неизбежно. Я даже была готова поверить, что Кларк всего лишь очередной человек, который мне "просто не нравится", потому что выбивается из моей картины мира, из принципов, на которых построен этот мой мир. Я правда была готова в это поверить, но... что-то останавливало меня. По-прежнему, я не могла поверить в ее чистоту. Когда законные методы давно не приводят к результатам, ты начинаешь задумываться над незаконными. И все равно, что-то продолжает сдерживать от совершения поступка, способного перевернуть все с ног на ноги.
- Я бы этого не делала. - Она ведь интересовалась тобой, знаешь? Будто ты можешь ей навредить, раскрыть ее мерзкие тайны, которые так мастерски подчищены. Но этого я не говорю вслух. Почему? Могла же ведь. Однако не делаю этого. И что сдерживает снова? Видимо, еще не время. Видимо, к чему-то он должен придти сам. Видимо, я не должна говорить. Не хочу прослыть доброй. - Если у кого-то слишком идеальное резюме, значит им есть что скрывать. Подумай лишь об одном, действительно ли ты хочешь знать, что она скрывает?
Пустующая дорога наталкивает на ощущение апокалипсиса, либо исчезнувшей цивилизации. Пустынно. Глухо. Идеальное место для того, чтобы спрятать что-то, чтобы раствориться в материи мира. Взгляд напряженно скользит по строениям, вывескам, кое-где заколоченным окнам, но все равно упускает из виду женщину. Не внимательна. Что с тобой не так? Что снова не так? Стайлз реагирует быстрее. Или, быть может, все дело в том, что из-за своей безмерной тревоги за Хел, я стала не своя? Возможно, ему просто повезло? Да, к черту. Человеку требовалась помощь, а это казалось главным во всей этой ситуации.
Истощенная морально и физически она напоминала жертву насилия, нежели простую туристку, попавшую в аварию, решив прогуляться по улочкам Мехико. Вернее она и была ей, стоило только вслушаться в то, как и что она говорит - бессвязно лепеча безынформационные огрызки слов. Стилински обрушивает на нее шквал вопросов, на которые она чисто физически не может ответить. Любопытство большой порок и огромное свинство, я понимаю это, но искренне поддерживаю напарника в его начинаниях.
- Я осмотрюсь. - Естественная реакция стажера ФБР, разве нет? Обычная инструкция, не более. Не каждый же день на вас вываливается тело, нуждающееся в помощи и уж тем более не каждый день это происходит в свете интересных событий. Я хотела остаться и послушать ее, но понимаю, что у Стайлза получится разговорить пострадавшую лучше, чем у меня. А пока я могу набрать местный номер скорой и действительно осмотреться. Вот только найду ли что-то?

+2

7

Ухватиться за первого попавшегося человека на пути – это скорее подсознательное желание найти свидетелей и избежать возвращения в промозглый подвал, доказать себе самой, в конце концов, что я действительно выбралась на улицу, а не попала в такую желанную иллюзию. И когда наваждение отступает, когда я всё ещё мало что перед собой вижу и понимаю, знаю одно – за незнакомца больше хвататься не буду. Потому что если даже не нахожусь в подвале, не могу быть уверена, стоит ли доверять прохожему, лицо которого нещадно расплывается перед глазами.
Не трогай, – мой голос хрипит. Жестоко хрипит, быть может, потому, что когда-то сорвала его в криках. Или от количества потерянной крови и усталости, сковавшей тело даже сейчас, в полусогнутом положении. Несмотря на это, собираю остатки своих сил, чтобы заговорить чуть громче, чуть чётче. На той картинке, что вижу, какое-то светлое пятно накрыло другое – это, по всей видимости, чужая и моя руки. «Сейчас бы умыться», понимаю, отвлекаясь от происходящего всего на секунду. Нормальному обзору мешает не только внутреннее состояние моего тела, но и кровь с потом да грязью, которые отпечатались на лице вместе с ужасом и бессилием.
Удивительно то, что инстинкты берут верх, и вот уже вторая моя ладонь накрывает кисть незнакомца, неконтролируемо выпущенные когти впиваются в его запястье, а глаза, пытающиеся выцепить более чёткий силуэт, горят красным. Всего на мгновение, которого достаточно, чтобы особо сведущему свидетелю понять – перед ним оборотень.
Элизабет, – с предупреждением покончено, и, на самом деле, я не хотела бы выглядеть настолько враждебно, как вышло, но, чёрт возьми, после стольких недель взаперти бдительность – единственное оружие, что мне подвластно. Шепчу своё имя, параллельно отпуская чужое запястье. Пытаюсь спрятать когти, но не выходит, и поэтому в асфальт, чтобы не завалиться на него боком, упираюсь когтистыми пальцами рук. – Я… – пытаюсь набрать в лёгкие больше воздуха и жалею об этом, потому что вдох отдаётся неприятными ощущениями в горле. Начинаю кашлять, сгибаюсь ближе к земле. Я жива, и это уже большая удача. – Детектив, – в перерывах между кашлем удаётся прошептать свою должность – то, за что стоит зацепиться молодым людям, если они реально готовы помочь. Потому что рассказать, что именно произошло и где это случилось, прямо сейчас не в состоянии.
- Мне бы… Воды, – в сравнении с тем, что не помешали бы медицинская помощь и небольшое расследование по тому поводу, чьей заложницей вообще стала, глоток воды кажется пустяком. Чуть ли ни наиглупейшей просьбой, которая могла слететь с этих пересохших, потрескавшихся и побледневших губ. Мне всё равно. В этот самый момент вода желаннее мести и даже безопасности. [nick]Elizabeth Clarke[/nick][status]альфа в подвальной отставке[/status][icon]http://funkyimg.com/i/Ud8Y.png[/icon][sign]аватар от сурикат[/sign][info]<b>Элизабет Кларк<sup>28 y.o.</sup></a></b><br><i>новоиспечённая альфа, похищенная Рахиль и перепохищенная Виктором; короче, всё сложно хд</i>[/info]

+2

8

Будучи полностью заинтересованным в незнакомке, Стайлз напрочь забывает о вопросе Дженнифер. Да, она была несомненно права про скрытность, идеальное резюме и прочее, но как найти ключ к тому, кто не хочет показывать место нахождения замка? Обвинять детектив Кларк беспочвенно он тоже не мог, в конце концов, скажи он это не тому человеку, ему могут влепить иск в суд - вот этого действительно сейчас только не хватало ко всей вакханалье, творящейся в Мехико и Бикон Хиллс. Так же он понимал, что подобный иск мог повлечь исключение из университета, где уже твоё досье должно быть идеальным, включая родственников десятого поколения. Нет, лучше уж выполнить работу данную им Воном и помочь этой несчастной девушке, что и имени своего толком выговорить не может.
Просьба незнакомки не трогать её, словно удар током для Стилински, он хочет извиниться и одёрнуть руку, как чувствует невероятную боль и еле сдерживает свой крик, вспоминая, что рядом ошивается его напарница и только ей известно, знает ли она про оборотней и прочую ересь. Крепко стискивая зубы, что можно было услышать скрежет их друг об друга, он морщится, одергивая руку и встряхивая ею, когда девушка убирает свои когти. Альфа... Калаверас вновь вышли на охоту и изменили свои правила? Первое, что мелькает в его светлой головке, пока он пытается смириться с кровью, понимая, что она не очень-то и в силах контролировать себя. Спешно убирая руку в карман пиджака - не светить же ею перед Дженни - он присаживается на корточки рядом, озираясь по сторонам и шепча, зная, что она его прекрасно услышит. - Тебе надо срочно взять свои алые глазки под контроль. Попробуй повторять мантру: Что нельзя скрыть? Солнце, луну, истину. Это помогало моего другу и не одному. Слышишь? - он начинает тараторить быстрее, замечая, что мисс Лэйн возвращается обратно. По одному её лицу было видно, что ей не удалось найти ничего стоящего. Поднимаясь в полный рост и стараясь не морщится от боли, он оборачивается в её сторону. - Надо увезти её отсюда или завести хотя бы в здание. Мы на открытой местности и тот, от кого она убежала, может легко нас увидеть. - Стилински не сразу обращает внимание на имя жертвы, но когда хочет обратиться к ней с вопросом, застывает на месте. Какова вероятность встретить в Мехико два одинаковых англоязычных имени? Здесь точно какой-то подвох.
Буквально проглатывая своё удивление, он чуть нагибается к девушке. - Элизабет, - его вновь коротит, когда он произносит имя вслух. Ну вот не бывает таких совпадений. Как говорил отец: первый раз - случайность, второй - совпадение, третий - закономерность. Стайлзу не хватало буквально одного пункта, чтобы пойти и в открытую копать на детектива Кларк. Не говоря уже о том, что его чутьё буквально кричало о существующем подвохе и причастности детектива. Невольно всплывал вопрос: если окажется, что детектив Кларк как-то причастна к происходящему, причастен ли агент Вон? Или он тоже стал жертвой её обманов? Не нравилось всё это Стайлзу, ой как не нравилось. - Вы можете встать? Нам бы дойти до вооон того здания, там можно перекусить, судя по вывеске, а потом мы отвезем вас в больницу, согласны? - говоря про больницу, он подмигивает, стараясь встать так, чтобы Дженни это подмигивание не заметила. Ему подавно известно, что оборотням больница не особо нужна, что их ускоренная регенерация сделает всё, что необходимо для жизни. А пока пусть засохшая кровь на незнакомке скрывает её истинное происхождение от одногруппницы, если от неё вообще возможно что-то скрыть.
Стайлзу хочется верить, что именно Элизабет стала жертвой кого-то, а не она сама является маньяком-убийцей из-за не контроля своих способностей. Он прекрасно помнил, как это бывает, как оборотни в недоумении бегут от самих себя, не желая верить в то, что совершили своими руками и, от части, эта девушка была на них похожа, а красные глаза лишь ухудшали её положение в этой истории.

+2

9

Медленные шаги вели по намеченной в голове траектории. В переулок, вокруг здания, вернуться к началу. Несколько раз я оборачивалась назад, стараясь расслышать хоть слово, но Стилински уже давно перешел на шепот, а ожидать более громкоголосых высказываний от измученной жертвы насилия являлось бы верхом кощунства над ней, да и, впрочем, не стоило. Что-то в этой женщине настораживало, что-то заставляло инстинкты вопить, полыхая ярко алым пламенем, но что-то другое, какое-то другое чувство пыталось притупить их, напомнить, что не во всех вокруг стоит видеть врагов.
Странно. Все это. Вокруг. Попробуй докажи окружающим, что ты не сошел с ума и что все происходящее действительно реально. Обескровленные тела, пение на луну, монстры существуют и прочее бла-бла-бла неожиданно станут всеобщим достоянием и пугающей правдой, сведут с ума особо впечатлительных и возвестят открытие нового этапа "охоты на ведьм". Тайная война станет явной. Такое себе возможное будущее.
С другой стороны можно продолжать создавать иллюзию идеального мира, в котором сказки - это сказки, не более, а легенды - пережиток прошлого, созданный недалекими людьми, впервые столкнувшимися с редкими болезнями, а также наложением на это впечатление культурных особенностей: лисы, волки, барсуки, да хоть оборотни-ёжики, если где-то восхваляли их и почитали. Можно продолжать скрывать неприглядную истину за тысячью печатями и бумажной волокитой. "Нападение дикого животного" - официальная формулировка на все времена жизни. И не важно, что этим животным может оказаться ваш сосед или, быть может, сын или дочь. Этого никогда не узнать.
Доложить. Об этой встрече с неизвестной нам придется написать целый трактат, предоставить полный отчет куратору, расписав все поминутно. Кто она? Откуда? Чем занимается? И кто так глумился над нею? Сложно сказать наверняка. Она ранена? Судя по тому, что она еще в сознании - жить будет, по крайней мере пока. Взгляд цепляется за ближайшую вывеску. Кафетерий столь неприглядный, но сойдет, даже если мы не зайдем туда, окажемся в обозримой местности. Куратору можно позвонить и позднее. Кроме следов жертвы нечеткой вереницей ведущих по тропе, но обрывающихся на асфальтированном куске, мне не удалось найти ничего интересного. Досадно. Впрочем, не могла же она идти несколько кварталов в таком виде?
- Ты сегодня просто капитан очевидность. - Как можно более дружелюбно стараюсь произнести я. Не уверена, что у меня это выходит. Не представляешь, но я это и без тебя осознаю, Стилински. - Ты думаешь вон в том магазине или вон той забегаловке будет безопаснее? Что ж, там хотя бы есть вода и еда. - Да и эта попытка Стайлза закрыть неизвестную заставляет хмуриться. Показалось? Да, возможно, мне просто показалось. В последнее время нервы напряжены до предела, я решила свалить все на стресс.
Элизабет? Я не ослышалась? Какова вероятность, что два человека с таким английским именем будут находиться в Мехико в одно и то же время? Щурюсь. Мне кажется, что если поднять руку мне удастся ощутить напряжение, возникшее вместе с именем, а также легкое шевеление холодного змея внутри. Таких совпадений не существует. Или мне так хочется в это верить?
Да, да, Стайлз, мы можем засесть в забегаловке и сделать вид, что ничего не происходит, и что ее внешний вид ни у кого не вызовет сомнений, ах, да, у нас же еще есть задание и оно все еще актуально, ты помнишь? Меня удивляет его предложение подвести девушку самостоятельно. Вероятно, на моем лице отразилось это удивление, а быть может, и нет. Впрочем, какая разница. Пожимаю плечами, скорее в ответ на свои мысли, нежели как реакция на озвученное. В словах была своя логика. Я понимала, чего он хочет добиться. Нескольких минут наедине с возможностью узнать то, что никто и никогда не расскажет стажерам. Мое любопытство можно было сравнить с его, однако я не обладала нужными... навыками общения, поэтому во всем этом мне было гораздо приятнее вести себя отстранено и наблюдать, слушать, вникать. Стоит мне открыть рот, и она закроется, а мы останемся с теми обрывками, которые преподносят нам, словно оставшиеся крошки рабам. Хреновая истина, гип-гип, ура, наша прекрасная страна. Наверное, поэтому я так и не решилась набрать номер Вона, не решилась доложить о заминке сейчас, не позвонила в больницу, как хотела. Поэтому или по чему-то еще?

+2

10

В этот самый момент, когда готова видеть потенциального похитителя и врага в каждом, даже не задумываюсь о том, что могу напугать своим поведением ничего не подозревающего о сверхъестественном мире прохожего. На удивление, самым правильным и разумным кажется вот так ошарашить человека и пригрозить, чтобы он уже понимал: шутки со мной плохи.
Бога ради, это мексиканская глушь с палящим солнцем и жаждущими крови монстрами, – каждое слово даётся с трудом, и я шепчу, потому что так чуть легче, чем пытаться кричать, – а не ясли для оборотней, – усмехаюсь. – Не говори со мной так, будто перед тобой пятилетний ребёнок, – когти цепляются за асфальт и превращают тот волнами в крошки, словно передо мной – грунт или земля. Закрываю глаза. Удивительно, что даже в таком состоянии, когда ноги подкашиваются, горло пересыхает, всё тело ноет и зудит от запёкшейся крови, находятся силы на злость и рычание. Жажда поквитаться с обидчицей и нежелание становиться пленницей снова – только это одно, казалось, и заставляет меня бороться, не опускать руки и поторопить волчью регенерацию.
«Что нельзя скрыть? Солнце, луну, истину», усмехаюсь ещё раз, мысленно повторяя слова подростка. Долгие годы единственным, что помогало смириться с приобретённой сущностью и удержать над ней контроль, было желание отомстить Ричарду за смерть семьи. Настоящая удача, что уже после убийства альфы два месяца обошлись без жертв. Обойдётся ли сегодня? Хочу верить, что да.
Когда слышу приближающиеся шаги, машинально поднимаю голову. Алая радужка вокруг глаз успевает исчезнуть точно так же, как и острые когти, а я хочу убедиться, что не увижу перед собой лицо похитителя. Нет, это всего лишь девушка. Та самая, которая стояла рядом с другим незнакомцем, когда я буквально вывалилась из-за угла. И не уверена, к кому из них отношусь с большей опаской: к молчаливой незнакомке или всё-таки к тому, кто тараторит без остановки.
Сложно не заметить изумление, что застывает на их лицах, стоит мне произнести своё имя. Да, оно не так уж привычно для Мексики, но и передо мной явные американцы.
Безопасность – слишком сложное определение в этом мире, – трясу головой. – Не думаю, что того, кто поставит перед собой реальную цель вернуть пленника обратно, остановит дверь, стена и парочка очевидцев, – мне достаточно вспомнить, сколько нераскрытых дел осталось в Остине. Сколько видела объявлений об исчезновениях в интернете и листовок, расклеенных по деревьям. «Ушёл и не вернулся» – в большинстве случаев текст начинается с этого, и ты понимаешь, что невозможно исчезнуть без следа. Должен быть хотя бы один свидетель, хотя бы одна дорожная камера. И, возможно, они действительно есть, но чего-то боятся или не успевают заснять.
Но «там» у меня куда больше шансов, чем наедине с вами двумя, полагаю, – посильнее упираясь кулаками в асфальт, пытаюсь оттолкнуться и подняться на ноги. Ничего путного из этого не выходит, остаюсь сидеть внизу, а голову поднимаю чуть выше, чтобы лучше разглядеть собеседников. Даже по этой расплывающейся перед глазами картинке мне ясно, что смотрю на подростков. И даже если один из них не сбежал, завидев выпущенные когти, сомневаюсь, что и у парнишки, и у девчонки есть шанс против моего похитителя. Уж если с ней не смогла справиться альфа, кто сможет?
Кажется, сейчас намного реальнее перенести всё здание на тротуар, чем мне до него добраться, – усмехаюсь. – Позволишь?.. – кое-как удаётся приподняться с асфальта, чтобы тут же зацепиться ладонью за плечо парня. – Не забегаловку перетащить, если что, но самостоятельно мне явно не дойти. Мне бы правда не помешало немного воды и еды… И если у них есть туалет, не помешает и раковина, чтобы смыть напоминание о последних неделях с лица и волос, – придерживаясь за незнакомца, пытаюсь добраться до заветной двери, ведущей в какой-то кафетерий. В этой части Мехико ещё не бывала. Если бы перед глазами всё нещадно не расплывалось, и то не смогла разобрать бы дороги, поэтому «проводник» мне просто необходим.
Может… – поджимаю губы в попытке подобрать правильные слова и произнести их без хрипа в пересохшем горле, – мне лучше подождать где-то в переулке бутылку воды? Совсем не готова сейчас связываться с копами, которых наверняка вызовут шокированные посетители или персонал, – усмехаюсь. Что пугает больше: остаться одной за углом и вновь стать лёгкой добычей, или переступить порог забегаловки, ловя на себе недоумевающие взгляды?
Хотя бы немного успокаивает тот факт, что подросток не кричит и сам не пытается никого вызвать. Не хочу такого внимания к своему случаю, попросту не смогу ничего объяснить полиции. В том числе и о том, почему на моей одежде крови не меньше, чем должно течь по венам, а на теле через какое-то время не останется и царапинки. Именно поэтому мне нельзя и в больницу, только одного не понимаю: как парень собрался избежать этого на глазах у своей спутницы, которая, судя по всему, не должна узнать о том, что он увидел.
Ладно, с этим можно будет разобраться чуть позже. Сейчас бы мне избежать удивлённых и даже напуганных взглядов, стоит упереться рукой в дверь забегаловки, оттолкнуть ту от себя и услышать бьющий по ушам звон колокольчика. Жмурюсь, а после, открывая глаза, ловлю на себе взгляды застывших с подносами в руках официанток. На удачу где-то справа слышатся тяжёлые шаги и распахивается деревянная дверь, за которой виднеются раковины, и я, отступив от парнишки и придерживаясь за ближайшую стену, медленно направляюсь туда. Как объяснить окружающим то, что они видят – без понятия, поэтому оставляю это на подростков, а сама скрываюсь за дверью уборной, тут же открывая кран и вжимаясь пальцами в керамику.
Задерживаться в этом заведении больше необходимого уже не особо хочется. Мне, может быть, достаточно будет и воды из-под крана: тут и ждать не нужно, пока «заказ» принесут, и лишнее внимание не привлеку. Только урчащий живот, болящий ещё с самой ночи, не даёт мне так быстро уйти. Да и куда? Нужно хотя бы полчаса отдыха, присесть куда-нибудь, закрыть глаза и не бояться, что проснусь снова в подвале. А уже после этого думать, что делать дальше.
Делаю вдох и поднимаю взгляд к зеркалу. Видок ещё тот. Дрожащими пальцами одной из рук, пока вторая продолжает вжиматься в раковину и тем самым помогает не потерять равновесие, проникаю под прохладную струю воды и провожу по своему лицу. Раз за разом на ладонях остаётся всё меньше грязи и крови, а это значит, что их почти не осталось на коже. Обмываю руки до самых локтей, шею, только с одеждой делать ничего не решаюсь, потому что передвигаться по заведению в мокрой, облипающей тело – едва ли идея лучше, чем остаться с пятнами крови на ткани.
Возвращаться в зал не спешу. Только когда открывается дверь туалета и в помещение кто-то заходит, вспоминаю, где именно нахожусь, и вздрагиваю. Оборачиваюсь к незнакомке, встречаясь своим взглядом с её – растерянным и перепуганным.
Плащ, – требую, резко развернувшись к женщине, в этот самый момент снося за собой и кусок раковины, продырявленный неконтролируемо выпущенными когтями. – Чёрт, – поджимаю губы. На моё счастье, незнакомка не кричит – она застыла от шока. И когда осторожно приближаюсь к ней, приподняв в воздух руки, мол, вреда я не причиню, она в спешке снимает с себя плащ и бросает к моим ногам. Больше всего, пожалуй, последние годы я боялась прослыть монстром. Увидеть животный страх в чьих-то глазах и понять, что настолько сильно боятся меня. Примерно это вижу сейчас, но бояться в ответ времени нет. Резво подхватываю с пола вещицу и накидываю на себя. В другой бы раз спросила, зачем человеку плащ в Мексике, где жара царит на каждом углу, но сейчас это мой шанс спрятать окровавленную одежду, и не хочу его упускать.
И ещё, – делаю вперёд ещё один шаг, указывая на резинку с запястья женщины. К столику, который заняли нашедшие меня подростки, возвращаюсь уже кое-как умывшаяся, с собранными в хвост волосами и запрятанным брючным костюмом под плащом. Надеюсь, не придётся объяснять, откуда последний. – Им бы ещё поставить в туалете душ, и цены заведению не будет, – усмехаюсь, плавно опускаясь на стул. [status]альфа в подвальной отставке[/status][icon]http://funkyimg.com/i/Ud8Y.png[/icon][sign]аватар от сурикат[/sign]

+2

11

Ай-ай-ай. Жалобным стоном проносится каждый раз в голове Стайлза, стоит ему шевельнуть рукой. Рана хоть и не кровоточила сильно, оставив еле заметные пятна на рукаве рубашки, дискомфорт доставляла. А когда девушка неожиданно наваливается на него, чтобы встать, ему кажется, что ещё чуть-чуть и нога уйдёт из-под его ног. Он не силач, не оборотень, не супермэн, чтобы терпеть рану и удерживать оборотня, пусть та и была не с полной силой. Он морщится, не скрывая, что ему тяжело, не забыв скривить улыбку на реплики Дженнифер. Серьезно? Ты хочешь повздорить снова в такой момент? О нет, ты точно не меняешься и зря я на это надеялся. Закатывает глаза и облегченно выдыхает, когда Элизабет наконец-то встаёт на ноги, хоть и немного, но её собственный вес смещается на её ноги.
- Никаких переулков. Это же Мексика! Здесь не удивляются людям в крови! - Стилински пытается разрядить обстановку, отшучиваясь, но и считая, что это действительно правда. Нет, ну любое мексиканское кино говорит об этом, неужели в действительности что-то отличалось? - Следов нет? - бросает короткий взгляд на Дженни через Альфу, пока они добираются забегаловки. Интересное вышло задание однако, только как всё объяснить Вону? Надеясь, что и так сойдёт, соврать, что они не нашли ничего примечательного? Или разобраться с неизвестной, а уж потом доделать задание, списав всё на то, что слишком увлеклись? Вариантов, в голове Стайлза, всплыло достаточно, но все он их обязательно обсудит с одногруппницей, позже.
Его представление о жителях Мехико летят к чертям, стоит им войти внутрь. Время словно остановило свой ход, заставляя персонал и посетителей замереть на месте, с разницей лишь в том, что все их взгляды были обращены на вошедшую троицу. - Упс. - в пол голоса выдаёт своим спутницам, бегая взглядом по помещению, пытаясь найти то, за что можно зацепиться и отвлечь внимание от себя. Но первой начинает действовать Элизабет. Конечно, отпускать её одну в таком состоянии не хочется, но будет странно, если он побежит за ней в женский туалет, не правда ли? Непроизвольно, он начинает пялиться на Дженни, оценивая, можно ли послать её следом, но отметает эту идею, понимая, что она запросто может вывести ту из себя и узнать что-то новое. А проблемы с восприятием мира Дженнифер сейчас нужны меньше всего.
- Что? Три стейка средней прожарки и поскорее! Наша актриса не может долго ждать! - он подается к свободному столику, толкая Дженни вперед, пока та не испортила всё своей кислой миной и колкой фразой. - Съёмки блокбастера! Вы сможете увидеть его уже к концу года! - машет руками для бОльшей убедительности и облегченно выдыхает, когда людям они уже не так интересны, падая на стул, оборачиваясь в сторону туалета, ожидая появление Элизабет. Надеюсь, у тебя там всё в порядке. Стайлз уже даже не замечает, как начинает барабанить по столику пальцами, совсем позабыв о том, что и с Дженни им следует обсудить задание. Все его мысли сейчас были заполнены новой фигурой на шахматной доске, такой таинственной и неизвестной, чьё имя совпадало с той, кого он на дух не переносил.
- Если подумать, она больше похожа на Элизабет... - протягивает вслух, оборачиваясь на одногруппницу. Женщина хотя бы была американской внешности, но верить всему, что она скажет, видимо тоже не стоит... или стоит? Его настораживало, как она вела себя, как не боялась показать свою волчью суть. Вдруг она вообще не из доброй команды и не её держали в подвале, а она кого-то, а теперь бежит по следу? Нет, бред, отмахивает эту мысль, оборачиваясь на голос приближающейся Альфы. - Сделай пожертвование в забегаловку и будет тебе душ. - язвит Стайлз, чуть щуря свои глаза, подмечая в ней изменения и знакомые черты лица... Или ему так только кажется? - Откуда у тебя...? - он не успевает озвучить до конца свой вопрос про плащ, потому что в это время им принесли заказ, в виде трёх стейков и свою тарелку он двигает ближе к Альфе, понимая, как сейчас ей необходима еда в большом объёме, чтобы запустить регенерацию делать своё дело. - Как, говоришь, твоя фамилия? - выдает, когда официантка покидает компанию, приняв дополнительный заказ от компании. Если она сейчас скажет "Кларк", это будет полным фейлом.
Стайлз хотел и не хотел, чтобы она назвала именно эту фамилию. Как тогда объяснить то, что детектив в участке оказалась чиста? Что на её досье и документах ЕЁ фотография и прочее? Изменить подобное - задача не из простых, обычному детективу или хакеру туда не подобраться, а вот агенту ФБР... Очень даже.

0


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » СЮЖЕТНЫЕ » Just one mistake