"...Чувство вины. Столь противное, давящее на глотку, не давая возможности дышать полной грудью и сосредоточиться на чём-либо - это всё, что остаётся у Лиама, после того, как..."
Добро пожаловать на TW: Bloody Dawn! Наша игра является авторским продолжением сериала, таймлайн: август 2018г, после 6 сезона. Располагайтесь поудобнее, мы тут на долго)
♰ сюжет ♰ f.a.q. ♰ роли ♰ внешности
♰ правила ♰ бестиарий ♰ акции ♰

TW: Bloody Dawn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » ЛИЧНЫЕ » Truth is suppressed to mumbles


Truth is suppressed to mumbles

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

БХ, недалеко от участка, 13//07//18


https://78.media.tumblr.com/ef569435923df07e18d76b546df65a11/tumblr_ntlxguBnn51qixosbo1_500.gif

Участники:
Тео Рейкен, Стайлз Стилински

Сюжет:
Новость о Лиаме никак не складывалась в общую картину происходящего в голове у Стайлз. И, если до Скотта он не мог дозвониться, чтобы найти решение вместе, то посоветоваться с отцом вполне мог. Если бы он только знал, что его ожидает сюрприз, в лице Тео.

Примерное время и погода:
~21 вечера, +20

0

2

Последние несколько месяцев Тео преследовало чувство какой-то… измены. Нет, оно не являлось постоянным и длительным, оно накатывало периодически, лениво и неспешно, как волна на берег. Вперед-назад, туда-сюда. А потом так же медленно исчезало, оставляя после себя неприятный осадок и мерзкое послевкусие. Казалось бы – с чего это? Ад в Бикон Хиллс давно закончился, Ануките - повержен, стая МакКолла рассосалась, оставив в городе лишь ныне покойную банши, волчонка-Халка и двух его малополезных дружков. А сбежавшую Монро, где-нибудь там, дожмет сам Скотт и его гипертрофированная гиперответственность помноженная на обостренное чувство вселенской справедливости. Это как в старом девчачьем японском мультике, который когда-то давным-давно смотрела Тара: «Я — борец за добро и справедливость… я несу возмездие во имя Луны!». Вот у Скотта почти тоже самое, только мужская версия, с клыками и когтями вместо матроски и двух хвостиков. 
Живи, Рейкен. Пытайся жить спокойно и даже чему-нибудь радоваться. И, вообще, занимайся собственной недожизнью, ибо лишь ты один остался не у дел. Хотя, нет, одно дело таки осталось. Не то чтобы Тео был ему как-то особенно рад, но, по крайней мере, оно его не напрягало, и он бы даже со скрипом назвал это своей обязанностью. Или долгом. Или ответственностью. Тут уж с какой стороны на него посмотреть и как воспринимать. 
Но чувство, что все не может быть спокойно так долго – это же Бикон Хиллс! - и вот-вот шарахнет, оказалось весьма правдивым. Только вот пришла беда, откуда не ждали. Ну, почти не ждали. Шарахнуло 14 марта со стороны Лиама. Не то чтобы Рейкен был уверен, что такого никогда не могло случиться. Могло, если учесть, что человек с РПВ, та еще бомба замедленного действия. А оборотень с РПВ – это вообще конкретное протекание чердачка и отрывание крыши вместе с гвоздями. Но именно в тот момент Тео ничего такого не ожидал, поэтому немножко не готовился. Поэтому немножко накосячил.
Его не мучило чувство вины за то, что он не успел хоть как-то тормознуть взбесившегося Бету. Все-таки Лиам – взрослый мальчик, на которого Скотт, кажется, возлагал большие надежды, так что он должен сам нести ответственность за свои поступки. Но где-то глубоко в душе, какой-то поганый маленький червячок, все-таки прогрызал прогнившие остатки его совести, напоминая, что если бы Тео не возился там, если бы не замешкался, то, может, и успел предотвратить убийство.  Может быть и так, да. А, может быть, Лиам переключился бы на него, с острым желанием грохнуть Химеру вслед за Альфой-чужаком. Оборотень в приступе ярости не разбирает, кто друг, кто враг, а кто Тео Рейкен.
- Твою ж… - выдохнул Химера, задевая рукой торчащую отвертку и распарывая себе кожу на запястье. Наружу выступили пару капель крови, но не более того, ведь регенерация не даст такому маленькому порезу кровоточить дольше нескольких секунд.
Тео молча понаблюдал, как рана на его руке затягивается, а потом покидал все разбросанные инструменты в ящик и закрыл его на замок. Пикап пора было отогнать в нормальный сервис, иначе он превратится в такую же скрипучую развалюху, как джип Стилински. Но сегодня, конечно же, он этого делать не будет: через пару часов Бикон Хиллс накроют ночные сумерки и, кроме полиции да припозднившихся прохожих, на улицах никого не останется.
Химера оглянулся, с усмешкой отмечая, что жители уже начали разбегаться по своим домам. Видимо, кровавые события годичной давности, у многих отбили охоту шастать  по улицам после наступления темноты. Ничего, целее будут. Ну, и живее, естественно. Ведь никто не знает, что этот трухлявый пень притащит в Бикон Хиллс уже завтра. Наверное, в каких-нибудь старых книжках  все-таки описан способ, как от него избавиться. Но читать их Тео тоже, конечно же, не будет. По крайней мере - не сегодня и уж точно не сейчас. Сейчас ему хотелось просто закрыть машину, подняться к себе и посмотреть на ночь какой-нибудь фильм. Можно еще и в видеоигры поиграть, правда, одному это делать не слишком интересно.
Глубоко вздохнув  свежий уличный воздух, наполненный десятками разнообразных запахов, Тео повел носом в сторону и вдруг понял - ничего из задуманного ему не светит.

Отредактировано Theo Raeken (10-06-2018 19:46:29)

+2

3

Вера в то, что все беды остались позади после победы над Ануките начинала казаться Стайлзу ложной. Сначала он потерял Лидию, а теперь и оказалось, что Лиам перешёл черту, убив другого оборотня. И всё то, что он делал за последний год, казалось ему бессмысленным. О чём вообще он думал, когда покидал родной город? Что все заживут долгой и счастливой жизнью? Что все беды останутся позади и события прошлых лет никак не скажутся на их будущем и настоящем? Стайлз негодовал и ощущал вину за всё произошедшее, от чего выжимал педаль газа до упора, не замечая скорости и временами ударяя ладонью по рулю. Чувство беспомощности накатывало снова и снова, не давая парнишке и шанса трезво мыслить. Ему надо выдохнуть, остановиться, собрать всю картину воедино и найти выход, чтобы жить дальше. Но как это сделать, если всё, во что ты верил рушится с каждой секундой у тебя на глазах? Стайлз поздно замечает красный свет светофора, всплывшего на дороге словно из неоткуда, заставляя колодки и без того потрепанного джипа издать характерный звук, а на дороге оставить следы от шин. Переехав стоп линию на несколько сантиметров, джипу всё же удается затормозить, от чего Стилински откидывает к спинке сиденья и он тяжело вздыхает. Телефон, что спокойно покоился на соседнем сиденье повторяет его движения по инерции и дисплей его загорается. Скотт! Надо сообщить об этом Скотту! Бросив небрежный взгляд на светофор и убедившись, что там всё ещё горит красный, он хватает телефон и вызывает его через быстрый набор - Скотт так и остался у него на единичке. Гудки идут, но абонент не спешит снимать трубку. Недовольно цокая, он прикладывает руку костяшками к губам, бегая глазами по спидометру, словно там находился ответ на все его вопросы. Это всё не то... Стайлз понимает, что ему надо успокоиться, что надо поговорить с кем-то, к кому он действительно прислушивается. И, если Лидия умерла, а Скотт не отвечал на его звонки, то отец всегда был рад своему сыну, за исключением тех моментов, когда он доставал его своей гиперактивностью и любознательностью. Найдя отца в списке контактов и нервно теребя пальцами по рулю, он шепчет мольбу о том, что отец снял трубку и, когда это происходит, облегченно и по победному издает "да". - Привет, ты ещё в участке? Нет, у меня ничего не случилось, ну ничего такого, о чем стоит беспокоиться заботливому отцу. Да, я сейчас заеду, дождись меня, ладно? - облегченно выдохнув, он кидает телефон обратно на соседнее сидение, совсем позабыв о том, что находится на дороге. Вспомнить об этом его заставляет машина сзади, что начала упорно сигналить, а потом и вовсе вырулила на встречную полосу, дабы обогнать застоявшегося, не забыв открыть своё окно и крикнуть Стайлзу "мудила". Удивленно-возмущенным взглядом он провожает машину и трогается с места. - Ну и подростки пошли! - не менее возмущенно издает сам себе Стилински, чувствуя себя ворчливым стариком и почувствовав тоску, что его школьные годы остались позади.

Дорога до участка заняла не много времени, всё-таки город был маленьким, а на момент звонка Стайлз отъехал от школы достаточно далеко. Родные огни участка заставляют его улыбнуться уголками губ, кто знает, может ему удастся встретить там и Пэрриша, обсудить с ним происходящее и узнать, что было с Лидией в последние её дни. Только вот у судьбы, похоже, были совсем иные планы на него. На импровизированной парковке в метрах двадцати от участка его взгляд привлек пикап, от чего Стайлз сбавил скорость, в надежде увидеть его хозяина. Да мало ли сколько таких пикапов может быть. Он отчетливо помнил, что в последнюю встречу с Тео, он был на точно таком же пикапе, но что с ним стало позже? Стилински даже не задумывался об этом, будучи занятым поступлением и уговорами Лидии поехать с ним. Проходит несколько минут, прежде чем хозяин попадает в поле зрение и словно любуется чем-то. Тео! Резко выворачивая руль в бок, дабы не проехать въезд на парковку, он не думает о том, что может привлечь внимание кого-то ещё, пусть даже полиции. Сейчас его это волнует меньше всего, главное, не упустить этого падонка. Всё внутри закипает от злости и резко затормозив вблизи пикапа, заставив джип развернуться на 90 градусов, Стайлз пулей выбегает из машины, не глуша машины и не позаботившись выключить фары. Сейчас это мелочи. Вся та боль, что принес ему последний месяц выплескивается наружу в виде удара кулаком по лицу Тео. И, пусть Стилински и пытался привести себя в форму из-за нормативов ФБР, тягаться с оборотнями он ещё пока не мог. Острой болью отозвался его удар на руке, от чего Стайлз одернул её и разжал, но адреналин и злость заставляют его зажать её снова в кулак, а указательным пальцем второй руки тычет в оборотня, довольствуясь тем, что всё же смог пустить ему немного крови. - И не говори мне, что ты не причем! - Стайлз буквально кричит, будь он каким-нибудь оборотнем, то ещё и зарычал бы на своего оппонента. Он прекрасно помнил каков Лиам и какой он ведомый, а ещё не забывал того факта, что тот мог прикрыть Тео своей ложью. Такая правда не нравилась Стилински и сегодня он либо узнает настоящую правду, либо умрет от рук Рейкена.

+2

4

Удар пришелся прямиком в челюсть. Не сильный, конечно, но ощутимый и даже заставивший голову Тео мотнуться в сторону, а его самого сделать шаг назад. Это было крайне неожиданно.  Да, на теплое дружеское приветствие Рейкен  не рассчитывал, но и на удар по морде тоже. А ведь Химера еще даже ничего не натворил! Весь год он вел серую скучную жизнь среднестатистического жителя третьесортного городка где-то на окраине мира, не влезая ни в какое дерьмо. Ну, почти не влезая, но это не считается.
Рейкен обхватил свою ноющую челюсть ладонью и медленно подвигал ею в стороны. Как славно, что Стайлз не оборотень или другое сверхъестественное существо. Максимум, что он смог сделать, это причинить боль, которая совсем скоро пройдет.  Был бы на месте него, например, Лиам, то челюсть уже вынесло бы к черту. Правда, тот, почему-то, любил бить Химеру именно в нос, ломая его раз за разом, маленький засранец.
-  Я тебя тоже рад видеть, Стайлз, - пробормотал Тео, убирая руку от лица и всем корпусом разворачиваясь к взбешенному парню.
От Стилински неприятно несло злостью, острым отчаяньем и, запекшейся словно кровь, болью. Адский мозгодробительный коктейль, от которого хочется накатить пару стопок горячительного и поговорить по душам, за жизнь и ее смысл. И Рейкен бы  это сделал, но таким как он, к сожалению, алкоголь - что слону дробина. А нормально разговаривать со Стайлзом вряд ли получится: во-первых, они нисколечко не друзья, даже чуть-чуть; во-вторых – Стилински, на его взгляд, ходячая энциклопедия неврозов, их по нему изучать можно; ну, а в-третьих, он только что ударил Тео по лицу.
- Я не знаю, в чем ты хочешь меня обвинить, - немного помедлив, продолжил Химера, пристально глядя на, пышущего гневом, парня,  - Но либо ты сейчас же объясняешь мне вот это, - он ткнул пальцем в свою пострадавшую скулу, боль в которой уже практически утихла, - Либо я иду к себе, а ты можешь оставаться здесь и орать хоть до усрачки. Надеюсь, что тебя загребут в дурку.
Рейкен вынул из кармана бумажный платок, наскоро обтер им свои руки и с грохотом закрыл капот пикапа. Скомканный платок полетел в ближайший мусорный контейнер, угодив точно в центр.
- И да: ударишь меня еще раз – сломаю руку, - закончил он, вновь поднимая глаза на Стилински и ожидая внятных, логичных и, хоть малость, спокойных объяснений. А не криков с обвинениями в черт пойми каких грехах, будто Тео Рейкен  единственное зло во вселенной. Впрочем, в глазах стаи МакКолла, наверно, он оставался единственным злом в Бикон Хиллс, ведь остальные-то разбежались, а он - внезапно! - остался.
В целом, у Химеры в мозгу уже родились несколько вариантов причин того, почему этот парень вдруг вернулся в Бикон Хиллс и полыхает тут, как трехглавый огнедышащий дракон. Рейкен был несколько в курсе про странную смерть Лидии Мартин в Мексике, а также был в курсе того, что Стилински ее давно и прочно любил. Но если Стайлз сейчас повесит убийство девушки на Рейкена, если обвинит его в таком дерьме, то Тео просто перевернет его вниз головой и затолкает  в помойку. И плевать, что у этого акта насилия будут свидетели, а прямо напротив них – полицейский участок. Раз в ФБР Стайлза не научили думать головой, то она отправится в мусорку, как самая невостребованная часть тела.
А Тео, потом, сам пойдет и добровольно сдастся на милость копам. И что-то подсказывало, что шериф Стилински ему даже не удивится,  лишь любезно проводит до камеры, а потом пойдет вытаскиваться своего единственного сына из контейнера.

Отредактировано Theo Raeken (10-06-2018 19:49:57)

+1

5

Острой болью отдавался в руке Стайлза удар по лицу химере, но от этого действия в душе разливалось приятное тепло. Он всегда будет рад ударить Тео по лицу или другой части тела с поводом или без, другое дело, что его всегда останавливало чувство справедливости, ну или Скотт, который куда-то затерялся, как только они вернулись в город. Встряхнув несколько раз рукой в воздухе, Стилински не скрывал, как ему самому больно от этого удара, но и извиняться не собирался. Да, может реакция у Рейкена и вполне приемлема, но он точно имеет отношение к произошедшему с Лиамом. В глубине души он надеялся, что всё это было подстроено именно Тео, ведь тогда Стайлза сможет избавить город от этого мерзкого типа раз и навсегда. Стараясь отдышаться, он слегка сутулится, но не спускает своих глаз с химеры, словно если он отвернётся хоть на секунду, то тот исчезнет вовсе. Угрозы Рейкена Стилински воспринимает с лицом полным презрения, а руки вновь сжимаются в кулак, напоминая болью, что химера в кулачном бою ему не по зубам. Но разве он может просто так стоять и разговаривать с ним, как старые добрые приятели? Нет, не может.

- Неизвестная стая в городе, поединок один на один, альфа. Ничего не припоминает, а? - он вновь идёт на Тео, отталкивая все свои инстинкты самосохранения, и за воротник впечатывает того в дверь пикапа. Сил ему хватает лишь на слабый толчок, но всегда приятно почувствовать, что ты на что-то годен в физическом плане. Тягаться с оборотнями не каждому под силу и в обычном состоянии Стайлз бы никогда не стал делать этого, но сегодня он растерян и разгневан, а все эти негативные эмоции где-то, но вымещать надо. - Это ты подстроил, чтобы Лиам стал Альфой?! Не ври мне!!! - он прижимает Тео локтевой костью и давит изо всех своих слабеньких сил, словно это могло помочь выбить ответ из химеры. Гнев всё ещё туманит его разум, не давая мыслить здраво, ведь доехать до отца и поговорить с ним по душам так и не удалось. Судьба? Может быть.

Лишь одна вещь не укладывалась в голове подростка - почему Лиам встал на сторону Тео и вообще связался с ним после уезда основной части стаи. Стайлз помнил, что у этого неугомонного волчонка оставался в городе лучший друг и Кори. Как вообще вышло так, что они стали с Рейкеным близки? Данбар же не на столько глуп, чтобы доверить свою жизнь тому, кого и из ада-то вытаскивать не хотел. Так какие события подтолкнули их к взаимодействию? Хорошо бы было лично поговорить с Мейсоном и узнать всё от него, таки он считал его своим протеже, но совесть не позволяла ему просто так взять и заявиться на его пороге спустя столько времени. Друзьями их, всё же, назвать было нельзя. Как же всё усложнилось с этим переездом, осознание этого приходило только сейчас. Тогда же он думал только о себе и своём будущем, принимая предложение отца Скотта поступить в Университет на агента ФБР. Потеряв связь с оставшимися в этом городе, он потерял их доверие и их преданность, за что платился сейчас каждую минуту проведенную в этом чертовом городе. Конечно, Стилински пытался утешить себя, что он больше накручивает и ничего этого нет, но факты говорили сами за себя - он потерял многих, даже живых.

0

6

Я знал, что долго скрывать это не получится...
- О, вот оно что...
В целом, удивляться тому, что в случившемся обвинили его, смысла не было. Ну, а кого еще? В Бикон Хиллс же осталось только одно зло, то самое, которое снимает квартиру напротив полицейского участка и работает в клубе. И, естественно, только оно могло подставить Данбара из своих гадских побуждений.
Рейкен закатывает глаза и даже не сопротивляется,  когда взбешенный парень прижимает его к холодной двери машины. Убить или даже нормально избить его у Стайлза все равно не получится. Ну, ударит пару раз – вот и все рукопашные разборки. На Тео эти раны заживут совсем скоро, чуть ли не на глазах. Зато химера может переломить Стилински пополам, в буквально смысле. Но делать он этого, естественно, не будет: убивать хилого Стайлза уже давным-давно нет в его планах, как и вообще кого-либо из стаи МакКолла. Да, они до сих пор напрягают его своим существованием и он был бы очень рад, если бы они никогда не возвращались в Бикон Хиллс. Разъехались и разъехались, скатертью дорожка. Он, вроде как, пытается нормально по-человечески жить, без убийств, планов по захвату мира и собирания собственной стаи химер, а «старая» стая тащит за собой кучу проблем. Рейкен мог поклясться, что и в этот раз покоя этому городу не будет.
- Стайлз, я буду с тобой предельно честен и предельно ясен. Просто чтобы наш разговор больше никогда не повторился.  Мне не доставляет удовольствие обсуждать эту тему, - Тео совсем не горит желанием откровенничать с этим въедливым парнем, но понимает, что тот так просто не отвяжется,  - Если я и виноват в чем-то, так только в том, что не успел вовремя оттащить Лиама от Альфы. Все. А в том, что Альфу выпотрошили, как какого-то барана, моей вины нет.
Рейкен кладет свою ладонь на руку Стилински, не сильно, но весьма ощутимо, сжимая и этим намекая, что пора уже прекратить демонстрацию силы. Она все равно не равна, и никогда не будет. Химера прекрасно знал, что Стайлз это тоже понимает, но гнев и врожденное упрямство не дают ему отступить назад. Даже инстинкт самосохранения не помогает, видимо, предпочитая попросту спать.
- Да и вина Лиама тут условная - у него прогрессирующее РПВ, если ты вдруг забыл, -  продолжает Тео, уверенно отодвигая от себя чужую руку, - И ему, за время вашего отсутствия, не стало лучше, самоконтроля как не было, так и нет.  Да и  я ему в няньки не нанимался, если уж на то пошло.
Тео замолчал, чувствуя, как к горлу подкатило раздражение. Он делает все, что возможно, присматривая за Лиамом. Столько, сколько может, сколько от него зависит, хотя мог бы сесть в  пикап укатить из города куда-нибудь подальше, навстречу новой жизни. Жизни без Бикон Хиллс, стаи, проблем  и Лиама. И, где-то там, ему было бы в сто раз спокойнее, чем здесь. Но он должен Данбару за вызволение из Ада, поэтому решил для себя, что будет находиться где-нибудь рядом до тех пор, пока пацан не научиться контролировать свой гнев, пока не найдет свой якорь и не станет нормальным Альфой. Правда, это вовсе не значит, что Тео будет носиться с Лиамом, как с младенцем, и подтирать за ним сопли. Ему нужно учиться, набивать шишки и опыт, пусть даже отрицательный, а, иначе, какой из него вожак.
А что сделал Скотт? Сколько раз, за последний месяц, он позвонил своему бете, чтобы спросить, как у него дела? Что-то химера ни слова не слышал ни о каких телефонных звонках. Правда, Лиам тоже хорош: все мысли в голове только о том, как бы скрыть правду от своих друзей. Но он еще маленький и глупый, а вот МакКолл – безответственный, раз оставил Данбара без присмотра, зная о его диагнозе.
Ну и кто на самом деле молодец, а, Скотт?
- Что случилось, то случилось, Стайлз. Назад уже ничего не вернуть. Примите этот факт и прекратите делать из него драму.

+1

7

Силовые действия Стайлза отдаются болью в районе ребер - всё же встреча с разъяренным Данбаром ещё несколько дней будет напоминать о себе, спасибо, что не убил окончательно. Судя по всему, теперь от него и такого можно было ожидать. Стилински был абсолютно уверен, что тот, кто совершил подобное хоть раз, сделает и второй, и не важно, сколько времени пройдёт между этими убийствами. Это просто неизбежно - войдя в воду, сухим уже не выйти. Пессимистично-депрессивное состояние юного агента ФБР лишь усугубляло ситуацию, не давая парню увидеть в новоиспеченном Альфе их старого доброго волчонка. Когда-нибудь он будет испытывать чувство вины за происходящее, сейчас же ему хочется узнать версию Тео. Может, дойдет и до новой рыженькой.
Стайлз закатывает глаза и вздыхает, когда Тео начинает говорить. Ему до сих пор неприятен этот тип и находясь рядом с ним кажется, будто ты играешь в какую-то его злую и хитрую игру о планах которой ничего не известно. И это ощущение совсем не нравится сыну шерифа. Ему не хочется верить в то, что Рейкен действительно пытался помочь Лиаму, что не имеет к этому никакого отношения, но как тогда объяснить сообщение Лиама, которое он получил будучи в больнице? Они сговорились или что? И уж слишком спокойные оба, на сколько вообще могли себе позволить эти двое. С другой стороны, у них ведь было время подготовиться к этим встречам и диалогам, месяца четыре, кажется так сказала банши.
Стилински не хочет чувствовать себя слабее Тео, хотя и понимал это прекрасно, морщит лицо, чувствуя крепкое сжатие химеры, но старается держаться. Нет уж, он не одернет руку так просто, как и не исчезнет с пути Тео, однако чувствует облегчение, когда он всё же отпускает руку. Так и хочется одолжить сил Скотта на несколько минут да врезать по этой самодовольной мордашке несколько раз, чтобы помнил, что не стоит к ним лезть, да и вообще охаживать рядом. Его присутствие - это всегда проблема, пусть и зачастую он знает чуточку больше.

- Я прекрасно это помню, - недовольно отзывается Стайлз, потирая место сжатия, понимая, что добавится ещё и синяк на теле. - Но, помнится, перед уездом он держался молодцом или ты помог развить его? - подозрительно щурит глаза, всё ещё считая химеру виновником всех их бед. Ну, половины бед, ладно. - Мы доверили ему этот город, доверили оставшихся жителей, а он... - Стайлз подкрепляет речь своей жестикуляцией, выплёскивая свою обиду, но не Лиама, как планировалось, а на Тео. Стилински так не вовремя отключил Данбар, что он не успел тому высказать всё, что думает, и теперь отдуваться придётся химере. - Решил пойти по кривой дорожке. Мы не этому его учили и это явно ТВОЙ почерк. - он не стал припоминать первое появление Тео, догадываясь, что тот сам помнит об этом, помнит, как с легкостью настроил всю стаю МакКолла друг против друг друга, в последствии чего последний чуть не погиб от рук единственного обращенного. Этого Стайлз никогда ему не сможет простить, сколько бы добрых дел не сделал Тео, ведь парень уверен, что все поступки его только в пользу своей выгоды и никак иначе.

Стайлз отходит на несколько шагов в сторону, прижимаясь спиной к пикапу Рейкена и размышляя о происходящем, фоном слушая последнюю реплику Тео. В нём всё ещё противоборствует, внутри, два ощущения и одно сейчас чувствовалось больше - он что-то делает не так. А ведь именно для того, чтобы во всём разобраться он и ехал в участок, к отцу, разложить всё по полочкам и попытаться найти ответы на свои вопросы. Но, быть может, чтобы их найти, надо начать их задавать? Неприятно это осознавать находясь рядом с Тео, но что поделать. Томно вздохнув, он всё же решается спросить то, чего не успел узнать у самого Лиама. - Так что это был за Альфа? Разве в городе оставался кто-то с подобным "статусом"? А Хейлы? - мотает головой, оборачиваясь на химеру. Действительно хороший вопрос, неожиданно выданный вслух создал новую почву для размышлений в его голове. Что всё это время делали Хейлы?!

+1

8

Тео закатывает глаза к небу и, в который раз, поражается совершенно ослиному упрямству Стайлза. И кошмарной болтливости. Черт, химера не хотел продолжать этот разговор, все уже сказано, но, видимо, у Стилински свое мнение на этот счет. И мнение Тео его не интересует, потому что он хочет получить ответы на все свои вопросы.
Рейкен справедливо и трезво решает не нагнетать общую обстановку. Его и так вечно обвиняют во всех грехах этого мира, будь они его или совершенно чужие.
«Черт с тобой, Стайлз, сегодня я потерплю твой несносный характер. Но только сегодня. Считай, что это ради Лиама, я ему должен. Да и чтобы ваша долбанная стая приняла его такого, какой он теперь есть»
- Он и сейчас держится молодцом, он старается держаться, - бормочет Рейкен, отлипая от бока пикапа и одергивая свою одежду, - Но расстройство прерывистой вспыльчивости у оборотня – это не кашель, депрессия или триппер, от него не избавишься таблетками, мазями и длительными разговорами по душам... -  Тео обрывается, запинаясь и не озвучивая до конца свои мысли. Он пристально смотрит в глаза Стилински и не верит тому, что слышит. И он еще хотел не обострять обстановку?
Внутри вновь закипает раздражение вперемешку с искренним удивлением. Твою мать, этот парень, что, серьезно? Он пытается обвинить Данбара в том, что тот смог выжить лишь потому, что убил своего врага? Да их стая просто ужасна! И он когда-то в нее хотел? Вот в это? Он хотел в стаю, полную наивных придурков-самоубийц? Да лучше второй раз в ад, чем в такую стаю.
- Давай-ка проясним. Ты считаешь, что Лиаму надо было сдохнуть там, от рук этого альфы, но не защищаться и не убивать его? Ты в своем уме, Стайлз? – пораженно спрашивает Тео, внимательно разглядывая лицо парня напротив, - Тот альфа хотел его убить, понимаешь? Он не разговаривать туда пришел, не общаться и искать пути перемирия. Он пришел убивать Лиама. Ему, по-твоему, не нужно было защищаться? Да, Лиам слетел с катушек, но это и не удивительно – у него РПВ! Но это чертово РПВ спасло ему жизнь, буквально, - в голосе слышится рычание, но Тео даже не собирается его скрывать. Его адски раздражает все это: Стайлз, их разговор и то, что ему приходится рассказывать все это, - Тот парень был мало того, что альфой,  да еще и на две головы выше Лиама, и в два раза шире. А теперь вспомни нашего общего друга: бета, полтора метра ростом, с лицом вечного ребенка. Если бы не РПВ, то мы бы все встретились на кладбище, на его похоронах!

Тео кажется, что РПВ передается либо по воздуху, либо прямиком от Лиама в его голову: за последние полчаса он был раздражен столько раз, сколько не был за последнюю неделю. Химера нервно проводит рукой по волосам, краем глаза наблюдая за перемещением Стилински. Так дело не пойдет, нужно успокоиться. А Данбару за этот вынос мозга он еще отомстит.
«Какого черта, Лиам?! Почему я вечно должен разгребать какое-то дерьмо за тобой?»
- Чужая стая, - отзывается Рейкен, все еще стоя боком к Стайлзу и не поворачиваясь, - Узнали, что Бикон Хиллс остался без альфы и решили прибрать его себе. Их Альфа – псих психом. Был. Зато беты у него были совсем молодые и  неопытные, просто дети. Где он их только набрал.... Они все свалили в ужасе, как только поняли, что мы намного сильнее их. Но этот псих решил, что грохнуть Лиама не такая уж плохая идея.
Тео глубоко вздыхает, отмирая и вновь облокачиваясь на пикап, в полуметре от Стайлза. Мимо проносится машина, обдавая их выхлопными газами и дрянной музыкой из окон. Химера морщиться и складывает руки на груди.
- Пока я этим детям пинки и подзатыльники раздавал, у Лиама случился приступ.

Отредактировано Theo Raeken (10-11-2018 21:58:17)

+1


Вы здесь » TW: Bloody Dawn » ЛИЧНЫЕ » Truth is suppressed to mumbles